aif.ru counter
256

Овощная безопасность: фермер об изменениях вкусов, цен и политики

Корреспондент «АиФ-Кузбасс» пообщалась с фермером из Новокузнецкого района о том, в каком состоянии находится сельское хозяйство в Кемеровской области.

Кузбасские фермеры используют только разрешённые удобрения.
Кузбасские фермеры используют только разрешённые удобрения. © / Сергей Ильницкий / АиФ

За прошлый год число сельхозпредприятий в области сократилось на 100 – многие земледельцы не выдержали капризов природы. А зарубежные производители этому только и рады. В преддверии нового огородно-полевого сезона мы спросили у фермера из Ново­куз­нецкого района Виталия Павлова о том, будут ли кузбассовцы питаться овощами с местных, а не китайских или среднеазиатских полей, и какие проблемы мешают работать на продовольственную безопасность Кузбасса.

Картошку меняли на уголь

– Виталий Иванович, нынешняя зима была теплее, чем обычно, весна тоже ранняя. Можно ли надеяться на то, что этот год будет для земледельцев благоприятным?

– Неблагодарное это дело – строить прогнозы. Да, нынешняя зима была мягче. Но вспомните, когда лёг снег. В декабре! Мы, например, в прошлом году закупили дорогие семена чеснока и лука, посадили их под зиму. А когда снег появился лишь к концу декабря, думали, что всё вымерзло и деньги мы похоронили. Но, к счастью, лишь 10-15% посевов погибло, остальные взойдут, а дальше – как лето покажет. Или вспомним 2012 и 2013 годы: в позапрошлом году всё высохло, а в прошлом – вымокло. Когда пришло время убирать урожай, полили дожди. Техника встала – нанимали людей. А ручной труд затратнее и по деньгам, и по времени. Если, грубо говоря, на уборку мы закладывали в себестоимость 10 руб., то по факту вышло 20 руб.

Овощи с поля, а не с теплицы, гораздо вкуснее. Фото: АиФ / Сергей Ильницкий

– Свой первый участок земли вы арендовали ещё в 1986 г. у совхоза. За почти 30-летнюю работу какой год был самым тяжёлым?

– Каждый год особый и по-своему трудный. Первые участки нам выдавали с неохотой, в основном неудобицы, которые было сложно обрабатывать. Потом были 90-е годы. Самый тяжёлый, наверное, 1997-й. Тогда мы работали с междуреченскими шахтами. Им нечем было платить, они брали у нас овощи, а отдавали углём. Этот уголь мы меняли на железо, которое, в свою очередь, меняли на алтайскую муку.

ДОСЬЕ
Виталий ПАВЛОВ – руководитель фермерского хозяйства пос. Атаманово в Но­во­кузнецком районе. Родился в Таштаголе, в окрестности Ново­кузнецка переехал жить после армии. Сначала работал в совхозе Притомском, а в конце 80-х гг. организовал собственное хозяйство. Выращивает овощи, цветы для озеленения городов, заготавливает сено. Сторонник здорового питания, которое, по его мнению, могут гарантировать местные производители.
– Те времена, наверное, до сих пор аукаются. Пришлось от чего-то отказаться? Может, из-за тех трудностей теперь в магазинах не найти ни свеклы, ни редьки, ни репы?

– Раньше мы выращивали огурцы и помидоры в открытом грунте. Потом стало тяжело конкурировать с тепличными комбинатами, хотя я по-прежнему считаю, что овощи с поля, а не из теплицы, гораздо вкуснее. Но разве людям это объяс­нишь – они выбирают что по­дешевле. Т. е., с одной стороны, от одних культур отказались из-за выросшей конкуренции. С другой стороны, приходится сокращать объёмы или вовсе отказываться из-за падения спроса. Например, в прошлом году мы посадили соток десять редьки. Хороший урожай был, сорта разные – белая, красная, зелёная.

Но за всю зиму продали всего две сетки. Во все времена редька была первым средством от простуды, а теперь никому не нужна. Вкусы у людей меняются. Раньше мы машинами возили капусту на рынок, люди в очереди выстраивались, мешками её на засолку разбирали. Теперь такого не увидишь. Солёные огурчики и квашеную капусту на праздничном столе сменили суши и чипсы. Мы стараемся учитывать спрос населения, для этого уже сейчас заключаем договоры на поставки осеннего урожая. Так мы знаем, что именно выращивать и в каких объёмах и, соответственно, увеличивать или сокращать посадки овощей в зависимости от спроса.

Иногда фермеры не могут полностью выкупить заказанные семена. Фото: АиФ / Сергей Ильницкий

В погоне за дешевизной

– Фермеры из Ленинск-Кузнецкого района жалуются, что такой тяжёлой в финансовом плане весны, как нынешняя, у них ещё не было: мол, кредиты душат, цена на удобрения и дизтопливо выросла. Как у вас обстоят дела с посевной?

– Все те же проблемы. Каж­дый год одно и то же: как посевная или уборочная подходит, так цены на топливо подскакивают. Осенью солярку брали по 16 рублей за литр, сейчас она стоит 32 рубля. Благо, с прошлого года немного осталось, на первое время должно хватить. Острее стоит проблема с семенами: мы их заказали, а полностью выкупить пока не можем. Часть пришла – посеяли рассаду в теплицах. Соберём ещё денег – выкупим остальные, а не соберём – бог знает что будет. Кредиты брать очень сложно, т. к. земля неликвидная, стоит копейки, а в поручители никто не идёт.

– А как же помощь государства? Её нереально получить?

– Всё зависит от власти. Долгое время мы вообще никаких дел с администрацией не имели, просто платили налоги, находили предпринимателей, с которыми заключали договоры на реализацию продукции, сами торговали овощами на рынках. К концу 2000-х стали получать реальную помощь – губернатор грузовичок подарил, государство на 2% снижало проценты по кредитам. В 2012-2013 гг., пожалуй, получали самую большую за все годы поддержку от власти. Тогда районом руководил Александр Мирошник (с осени 2013 г. он стал замгубернатора, а район возглавил Е. Манузин – прим. ред.), он выделял субсидии на покупку семян, топлива, техники. В этом году осталась господдержка в виде 3 тыс. руб. доплаты за каждый гектар. А больше помощи пока не светит.

Кузбасским овощам трудно пробиться на прилавки супермаркетов - нужно покупать "входной билет". Фото: АиФ / Сергей Ильницкий

– Если цены на электричество, топливо, семена и т. п. растут, то почему вы не поднимаете цены на овощи?

– Ведро картофеля, кило­грамм мяса и бутылка водки стоили одинаково – такие мерки были в деревне. Сейчас водка и мясо по 200 рублей, а картошка по 90 рублей, максимум – 120. То есть равновесие, существовавшее годами, нарушилось. А поднять цену мы не можем потому, что много овощей приходит из-за рубежа, с юга. У них там низкая себестоимость из-за климата, из-за отсутствия такого жёсткого контроля за качеством, как у нас. Мы ведь используем только разрешённые удобрения, которые стоят гораздо больше непроверенной «химии».

Урожай обязательно везём в лабораторию, получаем сертификат. Поэтому я много лет спокойно реализую овощи в школы, детские сады, столовые. Прошлой осенью мы привезли картофель на анализы, после чего сотрудники лаборатории заказали несколько тонн себе – вот доказательство того, что продукция чистая. Но народ в большинстве своём гонится за дешевизной. Если мы поднимем цену, то наша продукция «зависнет».

Кузбасские фермеры используют только разрешённые удобрения. Фото: АиФ / Сергей Ильницкий

Топтание, а не развитие

– Многие кузбассовцы и рады были бы покупать овощи, выращенные у нас. Но в магазине морковь из Ирана, картофель из Китая, лук из Средней Азии. Почему наших овощей практически нет на прилавках?

– У крупных торговых сетей уже есть давние поставщики, а чтобы попасть на их прилавки, нужно заплатить немалые деньги. Есть, например, губернаторский сельский рынок в Новокузнецке, там нужно платить аренду, зарплату продавцу. А отобьются ли эти затраты с нашими пятью наименованиями продукции? Мы открывали собственный павильон в городе, но закрыли через полгода, т. к. с нашим небольшим ассортиментом трудно тянуть обязательные платежи – аренду, зарплату, налоги.

Анализ картофеля в лаборатории показал, что продукция экологически чистая. Фото: АиФ / Сергей Ильницкий

– С проблемами, озвученными вами, в той или иной степени сталкиваются все кузбасские фермеры. А есть ли выход из этого положения? Как нам взять и начать кормить себя самим?

– В наших условиях спасением могут стать крупные специализированные хозяйства (чтобы бороться с конкуренцией большими объёмами), либо предприятия, занимающиеся не только производством, но и переработкой. У меня была идея открыть цех глубокой шоковой заморозки овощей. Ведь прилавки магазинов завалены отечественными и импортными – завозными продуктами. Купил камеру для шоковой заморозки, подготовил помещение, но опять-таки всё встало из-за финансирования. Нужна помощь либо государства, либо бизнеса, чтобы развивать новое производство как совместное предприятие. Но предприниматели не горят желанием вкладываться в сельское хозяйство. А без серьёзных вложений мы в лучшем случае продолжим топтаться на месте.

Мы начинали с голого места в чистом поле, купили старенькую технику. С тех пор жизнь прошла, а золотые горы так и не появились. Другой вариант – серьёзная государственная поддержка, потому что местные производители – это гарант продуктовой безопасности страны. В Голландию, например, тоже привозят много дешёвых продуктов из Польши. Но власть не бросает своих бауэров, платит им, потому что она дальновидная, рассуждает так: международная ситуация может поменяться, а народ не должен пострадать от этого и остаться голодным. Наш народ тоже когда-нибудь наестся дешёвой заграничной «химии», тогда всё вернется на круги своя, и государство начнёт восстанавливать сельское хозяйство, пахать поросшие лесом поля, восстанавливать брошенные фермы.

Местные сельхозпроизводители - гарант продовольственной безопасности страны. Фото: АиФ / Сергей Ильницкий

– Если работать на земле так трудно, почему вы продолжаете?

– Сельское хозяйство – это для нас не работа, мы им живём. Мы много лет живём и работаем на этой земле, приросли к ней душой, привыкли к трудностям. И я не брошу своё дело, потому что хочу, чтобы мои дети и внуки питались экологически чистыми продуктами.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество