aif.ru counter
69

Только после смерти инвалид научился писать стихи

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25 20/06/2007

ИНВАЛИД из Анжеро-Судженска умер десять лет назад в страшных муках. "На том свете" его радушно встретили давно умершие родственники, но в свою компанию принять отказались. И снова отправили в Анжерку, на грешную землю. После того необычного путешествия "в царство мертвых" жизнь Геннадия АПЫШЕВА резко переменилась.

Жизнь до смерти

КАЗАЛОСЬ БЫ, что выжить с таким приговором врачей, как ДЦП, у Геннадия шансов было мало. Он и ходить-то долго не мог. Да к тому же постоянно цеплялись другие недуги - дифтерия, туберкулез, из глаз текли кровавые слезы... Когда сверстники играли в футбол, мальчонка забывал, что он не такой как все, он - другой: ему не дано бегать, прыгать, радоваться, но все равно пытался поучаствовать в футбольных баталиях наравне с другими. Ползал, плакал от болей, но цеплялся за костыли и пытался быть похожим на остальных. Каких-то специальных лечебных процедур с ним не проводили, потому что семья жила небогато. Да и лечить таких больных в Анжерке не умели. Мать как могла одна растила двоих детей. Инвалид мог навсегда остаться недвижимым, прикованным к постели, если бы не его собственное мужество и стремление к жизни. Чтобы научиться стоять на ногах хотя бы при помощи костылей, Геннадию тысячи раз приходилось падать, терять сознание от боли и беспомощности. Скрюченный, маленький, немощный на вид инвалид у детей чаще всего вызывал только усмешки. Как гадкий утенок, получал тумаки от сверстников. Повзрослев и окончив школу, Геннадий понял, что никому на этом свете не нужен. И как сложится дальнейшая жизнь, только от самого зависит. А тут еще местный предсказатель "обнадежил" инвалида тем, что скоро он заболеет страшной болезнью и умрет. Казалось бы, молодому парню можно было бы еще в те годы поставить на своей жизни точку, но жажда жить брала свое.

Из Анжерки, где он с самого рождения перенес так много бед, судьба занесла в Прокопьевск. Да не просто судьба, а большая, светлая любовь. Встретил женщину, женился. Нашел работу по ремонту бытовой техники. Семь лет жили душа в душу, но потом жена неожиданно ушла от него и уехала в Германию. Причина была банальной. Женщина хотела иметь детей, а Геннадия обвинила в мужской несостоятельности. Это предательство любимого человека переживал тяжело. Бросил нажитое и отправился в Ленинск-Кузнецкий. Повстречал старую знакомую. Вспыхнула новая любовь. Жизнь начала налаживаться. И было радостное событие, о котором он и мечтать не мог, - любимая женщина сообщила, что ждет ребенка. Мечтали, что, может быть, родится сын, и они вопреки всем невзгодам смогут воспитать его здоровым и умным. Но Геннадия ожидало новое испытание. У жены начались преждевременные роды и несмотря на все старания медиков не удалось спасти ни мать, ни ребенка. Было это в 1990 году. После такого несправедливого удара судьбы он снова вернулся в Прокопьевск. Искал себя и смысл жизни в работе, в стакане с водкой. Руки опускались не только от постоянных болей, но и от безысходности. Помыкавшись на чужбине, решил все-таки вернуться на родину, в Анжеро-Судженск. Здесь у него оставались родные - престарелая мать и сестра.

Чудесное воскрешение

В 1997 ГОДУ крепко на него навалилась какая-то непонятная болезнь. Температура много дней держалась больше 40., сил не было даже разговаривать, сознание терял. Лекарства не помогали. В больницу врачи забирать не стали, сказали лишь матери, чтобы готовилась к похоронам - через день-два он точно умрет. А потом случилось чудо, о котором Геннадий вспоминает так:

- Я куда-то долго летел вниз. Было хорошо и легко. Словно птица парил по просторному коридору. И было чувство небывалой радости и счастья. Потом оказался в большом, светлом помещении. Там увидел богато накрытый стол, за которым сидели нарядно одетые дед, его братья и другие, уже давно умершие родственники. Они усадили и меня рядом. Расспросили о том, как живу, выслушали внимательно, а потом дед сказал: "Рано тебе еще, Гена, к нам. Ты пока здесь никому не нужен". Больше не помню ничего. Не знаю до сих пор, сон ли это был или какое-то видение. Но когда открыл глаза, то почувствовал себя совершенно здоровым. Температуры не было. И силы появились. Сел на кровати и начал журнал читать. Соседи, родня, доктор пришли, рты открыли. Удивлялись, что же это за чудесное исцеление такое случилось. А позже мне еще рассказали, что моя первая жена, нынешняя "фрау", звонила в Анжерку подружке и интересовалась, отчего я умер. В тот день, пока я на том свете был, ей в Германии тоже какое-то предсказание было о моей смерти. После той встречи "на том свете" со своими родными полгода не спал. Сидел и думал, что же это было такое. И почему все-таки остался в живых. Может быть, мне кто-то свыше дал шанс, чтобы что-то важное сделал на нашей земле. А что? Вот об этом и думал, но ответов не находил. Даже растерялся, потому что не знал, как дальше нужно жить. Но заметил, что говорить на любые темы начал только рифмами. Стихи начали сами рождаться. Подумал, что, может быть, мне был отпущен какой-то срок, чтобы о чем-то важном я сказал людям своими стихами. Но стихи-то не умею писать! Пошел в библиотеку, нашли мне там единственную книжку по стихосложению. Я ее всю переписал в тетрадку, наизусть запомнил. И теперь главным смыслом жизни стали только стихи. Пишу и читаю их во всех анжерских школах, езжу в Ижморку, в Яю. Мои слушатели в основном дети, потому как понял, что нужно немедленно спасать нынешнее поколение от тех ошибок, в которых виноваты взрослые: "...Во имя нынешних детей, во имя будущих детей, спасемся мудростью своей!" Вот о чем теперь всегда болит душа...

Жизнь после... смерти

ЕГО искренние, оптимистичные, добрые стихотворные вирши с удовольствием слушают дети. А поэтическое творчество и для самого автора стало той целительной силой, которая удержала от гибели. Хотя живет он все равно несладко. По-прежнему один, в маленькой, гнилой, холодной избушке. И стихи рождаются в муках, потому что даже записывать их трудн: руки болят. От сырости и холода ноги и спина начали отказывать. А ведь нужно же и о хлебе насущном заботиться. Печь топить, уголь, дрова, воду носить, постирать, обед сварить... Инвалидская пенсия - все его доходы, которых хватает на бумагу да на крупу для жиденькой каши. Если для нас, здоровых, принести ведро воды и то бывает в тягость, то инвалид берет костыли, вешает на шею сумку с несколькими пластиковыми бутылками и отправляется в длинный путь. К скважине. Когда совсем нет сил принести чистой воды, набирает талую или дождевую...

Все его богатство - всегда с собой

ГЕННАДИЙ больше всего боится, что хижина развалится. Он не так беспокоится о себе - боится, что под руинами окажутся стихи. Поэтому, когда уходит из дома, предусмотрительно забирает их с собой. Для этого сшил крепкую брезентовую сумку и сколотил деревянную папку - чтобы листки не мялись. Вот и носит целый день свое богатство на собственной шее. Знакомые только удивляются, глядя вслед неказистому поэту с огромной сумкой и на костылях, постоянно спешащему куда-то по городу:

- Это надо же, после всего пережитого иметь такой дух оптимизма! У нас и здоровые-то мужики с ума сходят от нынешней жизни. А этот и подавно мог давно спиться и погибнуть...

Геннадий на такие пересуды молчит и усмехается. Он с гордостью показывает мне удостоверение, выданное городской литературной студией, где написано, что предъявитель сего документа - поэт. И заявляет:

- Мне теперь ни пить, ни курить нельзя. Раз кто-то дал шанс еще пожить на грешной земле, я должен спешить. Хочу детей научить жить правильно, чтобы жизнь ценили и не повторяли тех ошибок, которыми их наделили мы, взрослые. Мне теперь только ради этого и нужно покрепче стиснуть зубы, забыть про болячки и дальше карабкаться по жизни. Кто знает, что еще она мне уготовила?

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах