36

За перевыполнение плана платили талонами на суп

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34 23/08/2007

СКОЛЬКО людей после недавних трагедий задаются вопросами, почему шахтеры продолжают работать и не уходят, неужели им нравится рисковать жизнью? Сами горняки, иногда отвечают: "Не по-мужски уходить и предавать своих товарищей". Но нам удалось узнать и еще один ответ. Его нам дал Семен ИВАРИНЕН, бывший шахтер, проработавший под землей больше 43 лет.

СЕМЕН Петрович попал в Осинники во время Великой Отечественной войны после ранения. На шахту "Капитальная", которая там находится, пришел лесогоном в ноябре 1942 года. Рассказывает, что сначала было страшно работать под землей, а потом просто привык. "Работать было и страшно и необычно, - говорит Семен Петрович. - Я родом из Ленинградской области, а мои предки жили еще западнее. Поэтому сначала я и не знал, что есть какой-то еще уголь, кроме древесного, и что его добывают из-под земли. И попробуйте представить мои первые ощущения, когда я увидел, как лава начинает давить на свежие крепи, а они тогда были деревянными. Но скоро я привык, и лучшего места работы для себя потом не видел". Через некоторое время было даже весело смотреть, как в клеть для спуска под землю силой заталкивали новых рабочих с Украины, в основном женщин. Они визжали от страха, боялись высоты и под землю идти не хотели, но после первого раза так же постепенно привыкали. Семен Петрович рассказывает, что в 1942 году захватил еще то время, когда уголь на "Капитальной" возили под землей на лошадях. Из всех инструментов у шахтера были кайло да лопата, а пласт разрушали с помощью отпалки - попросту взрывали. Вместе с мужчинами под землей бок о бок работали женщины. Сейчас Семен Петрович вспоминает, что они очень помогали мужчинам, а иных превосходили по силе и трудоспособности: "С нами вместе работала Зина Щелкунова, ее хорошо помню, потому что она за смену не выпускала лопаты из рук, - рассказывает Семен Иваринен. - На тонны уже не переведу, сколько она перекидывала угля, но работала без остановки".

Что получали за свой труд шахтеры во время войны? Семен Петрович говорит, что жили шахтеры лучше других. В шахте выдавали спецодежду и платили больше, норма хлеба для шахтеров была не 0,7 кг, как на поверхности, а 1,2 кг. Еще, если выполнен план, давали по 50 г сала в день. За перевыполнение плана давали талоны на суп гороховый или из колбы, если весной было дело. "Конечно, жили совсем не так, как сейчас, - говорит горняк, - по весне в столовой пахло только колбой, хлеб был сырой из разбавленной чем-то муки, но простым рабочим на поверхности жилось еще хуже". Жил Семен Петрович в общежитии, в одной комнате с еще пятью соседями. Комнату в коммуналке получил после женитьбы в 1949 году, в 1954 году купил свой дом.

Когда-то и директор шел в шахту с кайлом

"ВО ВРЕМЯ войны стране уголь был очень нужен, на шахту требовались работники, поэтому я и устроился на "Капитальную", - объясняет шахтер Иваринен. - И не думал тогда никто ни о взрывах, ни о метане. Меры безопасности, конечно, принимались, уровень метана замеряли постоянно, но сколько его там на отметке в 140 м выше уровня моря? А сейчас-то уголь добывают значительно глубже. И объемы добычи сравнивать нельзя. Когда я начинал работать, из шахты поднять на поверхность можно было всего 5 тыс. тонн за смену, успевали вытолкать на поверхность только 175 вагонов, а сейчас такие объемы у одной лавы".

В 1954 году на "Капитальной" произошла первая авария. Тогда взрыв унес жизни 17 человек, но с лавы ушли всего три человека. "Чтобы с шахты кто-то уволился после этого взрыва, я не слышал, - говорит Семен Петрович. - И вновь идти под землю никто не боялся. Человек привыкает работать здесь, как на фронте. И мы в свое время с одинаковыми чувствами шли в лаву высотой 1,7 м, которую затапливало, и в лаву высотой 0,9 м, где даже крепей не было, а были выложены стенки из той же породы. Работа в шахте даже затягивает, и со временем хочется сюда возвращаться еще. И я уверен, что немного людей увольняется с шахт после нынешних взрывов".

О работе на шахте Семен Петрович вспоминает с теплотой. До сих пор с уважением говорит о бывшем директоре шахты Александре Кучине, который вместе со своей бригадой работал в лаве, который всегда заботился о своих подчиненных, старался решить их насущные проблемы. Вспоминает, и как в темноте приходилось ходить, если аккумулятор у фонаря сядет, как приходилось работать рядом с щелочными аккумуляторами, которые выделяли водород, взрывавшийся от малейшей искры. Несмотря на трудности и опасности, Семен Петрович, как и его товарищи, всегда снова приходил на работу. Видимо, работа в шахте действительно затягивает. Ведь в 1942-м работали ради Победы, а после нее все равно продолжали работать для растущей страны. Так кто же испугается идти в шахту теперь, когда надо кормить семью?

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах