47

А. Глушков: "Рак - это не грипп"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40 01/10/2008

ЛЮБОЙ жареный пирожок может стать причиной страшной болезни. А может и не стать. В каждом регионе страны своя специфика заболеваемости. О том, что грозит кузбассовцам, мы спросили Андрея ГЛУШКОВА, директора Института экологии человека Сибирского отделения Российской академии наук.

- Андрей Николаевич, о причинах возникновения рака простым людям известно очень мало, и широко об этом не говорят. Откуда он берется?

- О причинах как раз много говорится. В частности, есть перечень Международного агентства по исследованию рака в Леоне (Франция). На основе множества экспериментов там выделяются разные группы факторов. Например, группу "А" составляют факторы, безусловно. канцерогенные для человека. Это химические соединения, хронические инфекции, индустриальные процессы, бытовые привычки, пищевые продукты, медицинские препараты. Есть такой же перечень, утвержденный Минздравом Российской Федерации.

- Получается, что вся наша жизнь - это сплошной риск заболеть?

- Нет. Но в каждом регионе есть своя специфика. У нас, во-первых, она заключается в том, что наш уголь содержит уран. А одним из производных урана является радон. Это газ, который выделяется из слоев. Он может попадать в жилища и накапливаться там. И вызывать злокачественные опухоли. На человека влияют и все вещества, которые образуются при сжигании и переработке угля. Но все районы области и города разные. По-разному ведется добыча. И надо понять, почему один вид рака где-то распространяется, а где-то исчезает. Если мы это поймем, мы сможем управлять ситуацией.

- Сейчас удается понять?

- Мы взяли рак легких, как самый распространенный, и проследили заболеваемость с 1990 года. А с 80-х годов проследили объемы промышленных выбросов в атмосферу по Кемеровской области и сравнили с тем, что делалось в Донецкой области. У нас схожие индустриальные комплексы. Выяснилось, что закономерности одни. Был в конце 80-х годов какой-то исходный уровень и заболеваемости, и угледобычи, и переработки угля, и количества выбросов. А потом случился обвал в экономике. Угля стали добывать меньше и т. д. Заболеваемость раком легких снизилась и у нас, и в Донбассе. На графике показатели заболеваемости раком легких и количества добычи угля во времени идут, практически совпадая. Но только между ними разница в девять лет. Т. е. те изменения, которые происходят в промышленности, влияют на уровень заболеваемости раком через девять-десять лет. И можно четко сказать, какому уровню добычи угля и уровню выбросов в атмосферу какой уровень заболеваемости раком легких соответствует. Но надо ориентироваться не на снижение добычи угля, производства электроэнергии или стали. Надо ориентироваться на снижение количества вредных выбросов.

- Но не только количество выбросов влияет? Вот радон есть, например.

- Все факторы влияют в комплексе. И сейчас перед нами задача - сделать исследования по другим ведущим локализациям. Это рак желудка, рак кожи, рак молочной железы.

Потом надо посмотреть уровни заболеваемости по районам и городам. У нас такой анализ был по 2000 год, а сейчас уже 2008. Ситуация наверняка изменилась.

А что касается радона, он через почву выходит на поверхность в виде газа. И если на месте выхода стоит многоэтажный дом, то получается труба, в которую он идет. Влияние радона видно по заболеваемости: на первых этажах она выше, чем на последних.

- Вы назовете результаты исследований по 2000 год?

- Мы тогда посчитали уровни заболеваемости за десять лет и тенденции развития заболеваемости. Выявлены были благополучные территории, где и уровень низкий, и заболеваемость снижается. И были выявлены явно неблагополучные территории, где и уровень выше среднего, и где он растет. Например, к явно неблагополучным территориям с высоким уровнем заболеваемости и тенденцией к росту заболеваемости относится город Кемерово. Но даже в неблагополучных районах не все заболевают раком. Это уже биологическая суть проблемы. Надо научиться среди здоровых людей выявлять тех, у кого есть предрасположенность, и оберегать этих людей от вредных факторов. Мы исследовали несколько промышленных предприятий и выяснили две интересные вещи. Пока человек на этом предприятии работает, он раком не заболевает. Но когда он отработал свой профессиональный стаж, у него через десять-одиннадцать лет возникают опухоли чаще в полтора-два раза, чем у работников этого же завода, которые не имели контакта с прямым производством. Т. е. наши предприятия явно канцерогенно опасны. Но эта опасность проявляется уже после того, как человек уволился с работы. Но, отмечу, мы обследовали три предприятия, на двух выявили канцерогенное влияние, а на одном не выявили.

- Людей предупреждают об опасности, которая их ждет?

- Этот вопрос не в нашей компетенции. Моя-то мечта - создать комплекс лабораторных методов, чтобы у здорового человека определить чувствительность к канцерогенам, характерным для Кемеровской области. И тогда при приеме на работу можно было бы выявлять высокий риск. У таких людей заболеваемость раком легких в три раза выше, чем у остальных. Они могут обратиться в суд за компенсацией, и компенсация может быть очень большой. Если помните, одна дама подала в суд на табачную компанию, мол, курила сигареты, на пачках которых не было написано, что они опасны для здоровья. И отсудила несколько миллионов долларов.

- Как же рабочий отсудит у своего любимого завода?

- А эти вопросы надо адресовать нашим депутатам, профсоюзам и т. д. А мы всю информацию доводим до властей.

- А может, назвать эти опасные предприятия? Уволятся оттуда люди и все. Может, это подвигнет других озаботиться проблемой безопасности своих рабочих?

- Заблуждение! Есть люди, которые заболевают раком после трех лет работы на том заводе, а есть такие, кто проработал по 20-30 лет и раком не заболел. И каждый человек думает, что сейчас ему семью нечем кормить, а там высокая зарплата. Будет рак или не будет, это еще бабушка надвое сказала. И он идет на эту работу. По идее, человек имеет право знать, какой у него риск. Но я уверен, что он пойдет на эту работу, если даже риск будет высоким. Та же ситуация с шахтерами.

И ситуация в целом по области по раковым заболеваниям у нас стабильна. При этом уровень, на котором остается заболеваемость, у нас еще ниже среднего по России. Да и с ситуацией человек сам ничего сделать не сможет. Нужны управленческие решения. И они есть. Власть прилагает усилия. К чему призывает губернатор? Внедрять новые технологии! И они внедряются. Но вот проявится влияние этих технологий через десять лет. Рак - это не грипп.

Рак трудноизлечим, и заболевание это влияет на генетический аппарат человека. Предрасположенность к заболеванию раком может накапливаться в поколениях. А если мы защитим отца и мать, то и у них будет меньше генетических изменений, и у их детей. Т. е. не все население надо, скажем, вакцинировать, как против дифтерии, а именно выбрать группы конкретных людей и у них уже проводить специфическую иммунопрофилактику.

- Вакцинировать? Есть вакцина против рака?

- Мы как раз над ней работаем, создаем вакцину против химических канцерогенов, которые попадают в окружающую среду при сжигании угля, которые человек потребляет с табачным дымом и т. д. Уже начались эксперименты. Есть первые обнадеживающие результаты. О сроках, когда она будет готова, говорить еще рано, и не все будет зависеть от нас. На завершающих стадиях вопрос создания вакцины будет решаться на федеральном уровне.

- И какие районы были у нас благополучными?

- Город Анжеро-Судженск, Ленинск-Кузнецкий район, Яйский район и Новокузнецкий район. Вот четыре территории.

Но влияют на заболеваемость не только выбросы, как уже отмечалось. Есть, например, солнечная радиация. И тут мы ничего сделать не можем. Гипотетическая вакцина поможет защититься от конкретных химических канцерогенов, которые выделяются при сжигании угля. Вакцины против солнечных лучей не создать. Здесь индикаторная патология - это рак кожи. У нас он имеет тенденцию к повышению. А в Донецке он снижался. Мы не как во всем мире подвержены этому недугу. И я не знаю почему. Может, над нами озоновая дыра, или у нас больше людей ездит в Египет.

Конечно, не стоит забывать о бытовых факторах. И курение табака, и употребление алкоголя - это, безусловно, канцерогенные факторы для человека. Рак глотки, пищевода, печени, гортани, полости рта, возможно, молочной железы - алкоголь среди канцерогенов группы "А", самых опасных. Курение и табачный дым - рак легких, мочевого пузыря, пищевода, гортани, поджелудочной железы. Это все уже известно, и не нужны здесь научные открытия.

- А жареные пирожки?

- Это тоже продукты термической обработки. Они горят так же, как и уголь в печке. Тем более что про пирожки уже все уши прожужжали кардиологи.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах