206

Михаил КЕМЕРОВ: "Разгильдяйство - такой же враг, как терроризм"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14 07/04/2010

На вокзалах у нас уже несколько лет людей стращают террористическими актами, отравленными игрушками и кошельками, коробками со взрывчаткой. Зачем? Разве в Кузбассе может произойти террористический акт? Угрожая простым шахтерам и металлургам в глухом лесу, можно чего-то требовать от властей? А. Панкратов, Новокузнецк

На этот и другие вопросы о терроризме, которые после ужасных взрывов в московском метро вновь стали актуальными, мы попросили ответить Михаила КЕМЕРОВА, руководителя аппарата оперативного штаба в Кемеровской области Национального антитеррористического комитета.

Если завтра теракт?

- Михаил Николаевич, расскажите, есть ли у кузбассовцев повод для беспокойства по поводу возможных действий террористов?

- Национальному антитеррористическому комитету исполнилось четыре года, и пока поводов для серьезного беспокойства у нас и у жителей Кемеровской области не было. Но это не значит, что нам можно расслабиться. В Кузбассе, промышленном регионе, действительно имеются условия для совершения террористических актов. У нас огромная концентрация химических производств, опасных веществ, хлора, взрывчатки. У нас много городов, где люди проживают и отдыхают компактно. Нельзя упускать из виду, что разгильдяйство должностных лиц и чей-то злой умысел могут привести к человеческим жертвам. С другой стороны, повода для паники нет, поскольку и силовые структуры, и органы власти, и администрации предприятий - все ориентированы на обеспечение безопасности региона от возможных террористов.

- Но если для рядовых граждан поводов для беспокойства еще не было, то для ваших подчиненных была работа?

- Наш штаб подключается к борьбе с терроризмом на последнем этапе, как скорая помощь, если другие оперативные службы не смогли предотвратить террористический акт, не сработала система предупреждения.

Если говорить о конкретных лицах, вынашивающих планы террористических действий, они известны, но эта информация выходит за рамки интервью. Мы о них знаем, и на сегодняшний момент у них нет шансов совершить масштабный террористический акт.

- Какие планы они вынашивают?

- Злоумышленники разделяются по целям, которые они преследуют. Объединяет их одно: терроризм - это идеология насилия и практика воздействия на принятие решения властями всех уровней. Например, Евгений Жеренков в 1995 году захватил автобус с пассажирами. Тогда его удалось обезвредить в районе кемеровского аэропорта, но он выдвигал требования к власти и представлял реальную угрозу для заложников, для представителей власти. Если помните, к нему на переговоры приехал Аман Тулеев.

А по сценарию учений, которые мы регулярно проводим, террористы приезжают к нам из другого региона. Чтобы никого не обидеть, мы в сценарии указываем, что внезапно объявившая террористическая группа захватывает какой-либо объект и требует вывода войск из Чечни. На самом деле требования могут быть самые разные. На последних учениях мы использовали вопрос обострения ситуации в отношениях с Грузией. Там были требования отказаться от признания независимости Абхазии и Южной Осетии.

Взрыв устроить немудрено?

- К сожалению, создать взрывное устройство проще, чем хотелось бы. Опять же из-за халатности и разгильдяйства ответственных лиц настоящие бандиты могут элементарно использовать похищенную с предприятий промышленную взрывчатку. Тот же Жеренков имел реальную возможность произвести такой взрыв, что не осталось бы ничего ни от него, ни от губернатора, ни от автобуса с пассажирами. А взрывчатку он использовал, которая распространена повсеместно с простейшим детонатором.

- Какая судьба ждет террористов по сценарию учений?

- Если все происходит по плану, то преступников ждет суд. В ином случае - физическое уничтожение. Нам нужно добиться того, чтобы человек не совершал дальше противоправных действий, нужно его обезвредить и изолировать от общества.

Американцы действуют по-другому. У нас на первом месте стоят жизни заложников, пострадавших. У американцев жизнь сотрудника правоохранительной системы всегда на первом месте. Это практичный подход, ведь на подготовку сотрудника ФБР уходит куча денег. Может быть, это нерационально с чьей-то точки зрения, но любой наш сотрудник в первую очередь будет спасать тех, кто оказался в беде, даже ценой собственной жизни.

- Террористы же это не регулярная армия, группки их раскиданы. В Кузбассе, где они могут появиться?

- Где угодно. Нужно помнить, что настроение людей - это тоже оружие. Вероятнее всего появление террористов там, где есть недовольные, например, невыплатой заработной платы. Людей можно успокоить или, наоборот, подтолкнуть к противоправным действиям.

- На самом деле вы видите причины терроризма в экономической, а не политической плоскости?

- Не столь важны требования, которые выдвигаются на начальном этапе. Они могут в корне отличаться от целей злоумышленников. Вот в Ленинске-Кузнецком человек захватил офис "Урсабанка" из корыстных мотивов. Но потом он менял требования каждые пять-семь минут, мы тут же проверяли, насколько они правдоподобны. Для нас это был хороший урок.

За тревожный звонок наказывают

- Допустим, как это происходит на учениях, террористы появились на территории области, сообщают, что заминирована школа, кинозал и т. д. Как разобраться, реальна ли угроза? И ложное сообщение о бомбе - это терроризм?

- Ложное сообщение о теракте - это уголовно наказуемое деяние, хотя и не терроризм. Но каждый такой звонок отвлекает много сил. Если нет уверенности, что поступило заведомо ложное сообщение, то весь комплекс мероприятий проводится в полном объеме. Как правило, все анонимы, "минировавшие" что-либо у нас в области, установлены и осуждены, если они не дети.

- Откуда ж известно, кто звонит?

- Это выясняется на разных стадиях. Когда звонит пьяный голос с акцентом, вероятность реальности угрозы - 50%, когда детский голос - 80-90%, что сообщение ложное. А вот когда прошло сообщение, что заминирован междугородный автобус, антитеррористическая группа выезжала в полной готовности.

Бывают еще и сообщения от граждан, мол, найдена подозрительная вещь, сумка, коробка. Это проявление бдительности граждан, их гражданской сознательности. К счастью, у нас ничего опасного пока не находили - просто забытые вещи.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах