aif.ru counter
1321

Считалось, сбежать невозможно

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. АиФ-Кемерово 28/09/2011

Со времени окончания Великой Отечественной войны прошло так много лет, что даже солдаты противоборствующих сторон прощены. В городах Кузбасса ставят памятники на кладбищах военнопленных. Японцы и немцы без страха едут к нам, чтобы посетить могилы своих дедов. Но в судьбах военнопленных еще очень много белых пятен. О том, что у нас делали обезоруженные немецкие и японские солдаты, мы расспросили кандидата исторических наук Наталью МАРКДОРФ.

- Наталья Михайловна, когда и для чего первые военнопленные были завезены в Кузбасс? Не проще ли было содержать их где-нибудь поближе к границе на европейской территории страны?

- После столь разрушительной войны промышленность требовала рабочих рук. Женщины, дети, старики и инвалиды, оставшиеся в тылу, не могли стать достойной заменой воюющим и погибшим на фронтах Великой Отечественной. Особенно это касается тяжелого шахтерского труда. Если посмотреть население городов и сравнить соотношение рабочих и военнопленных, то можно говорить о том, что во многом проблема обеспеченности кадрами промпредприятий была решена именно за счет пленных.

По моим данным, первые военнопленные были завезены в 1942-43 гг. Самый крупный лагерь в Западной Сибири располагался на юге Кузбасса. Это лагерь N 525 в Новокузнецке. Через него прошло около 40 тыс. человек. В лагерях и отдельных рабочих батальонах начиная со второй половины 1945 года находились тысячи интернированных мужчин и женщин, прибывавших в Сибирь из специальных лагерей и тюрем Германии, Польши и других восточноевропейских стран. В июне 1945 года в Западной Сибири через проверочно-фильтрационные лагеря N 0314 (Кемерово) и N 0315 (Прокопьевск) распределили крупные партии власовцев и бывших эмигрантов из Казачьего Стана, XV Казачьего кавалерийского корпуса и других добровольческих соединений вермахта. Рядовых передали в постоянные кадры угольных предприятий, офицеров - в ближайшие отделения лагеря N 525. Фильтрация контингента с целью выявления нацистских преступников проводилась постоянно. После вынесения приговора их перенаправляли в лагеря и колонии особого режима.

- Какие-то сроки пребывания в советских лагерях были установлены для военнопленных?

- Конкретных сроков не было, но одним из стимулирующих труд факторов была объявлена репатриация, т. е. возвращение на родину. Считалось, кто добросовестно будет трудиться, раньше попадет домой. Первые партии пленных, которых завезли сюда, прибыли из-под Сталинграда и Воронежа, их физическое состояние оставляло желать лучшего. В 45-м военнопленные - это "тотальники" (мальчики, старики, больные, которые были призваны в армию в последние месяцы войны). "Разгружать" европейские лагеря для военнопленных, где была очень высокая скученность и, соответственно, смертность, стали в 1943-1944 гг. Понятно, что к нам все они поступали в очень ослабленном состоянии и по большей части нуждались в лечении. Тогда было решено репатриировать больных и слабых. Но действовало категорическое правило: в политических целях границу не должен был пересечь ни один покойник. С другой стороны, надо было восстанавливать страну. Поэтому процесс содержания пленных в СССР растянулся до 1949 - первой половины 1950 года. Осужденных военных преступников вообще репатриировали во второй половине 1950-х годов.

22 национальности

- Правда ли, что не только немцы, но и японцы помогали восстанавливать народное хозяйство Кузбасса?

- Да. Здесь у нас было 22 национальности: это и венгры, и испанцы, и итальянцы, и румыны, и украинцы... Что касается японцев, то с ними было сложнее всего. Сказалось и отсутствие переводчиков, и весьма специфичные для европейского человека субординация и питание. Рядовые японцы слушались абсолютно во всем своих офицеров. Что сказал русский начальник в лагере, это они делили надвое. А то, что сказал свой офицер, было приказом для безоговорочного исполнения. Антифашистская работа не давала никаких результатов. Более того, в лагерях было создано несколько подпольных организаций с лидером, четкой структурой, программой, документами. В одной такой организации на Алтае (она называлась "Кровавый союз") японцы даже татуировки себе наносили, правда, на ягодицы, чтобы не каждый день демонстрировать. В Кемеровской области была такая же ситуация. Кстати, местные мальчишки, прознав про кулинарные пристрастия японских военнопленных, таскали им из ручьев улиток и выменивали на разные безделушки.

Их дети рядом с нами

- Про отношение фашистов к советским военнопленным написано много книг, снято фильмов. А как у нас относились к пленным вражеским солдатам?

- По-разному. В архиве сохранились данные о том, что в Анжеро-Судженске привезли зимой целый этап, это несколько тысяч человек. Сначала их долго продержали в неотапливаемых вагонах, потом выгрузили в чистом поле. Не выжил ни один. Сами военнопленные вспоминали, что к ним очень плохо относились бывшие фронтовики и блокадники. При этом они же отмечают сердобольность женщин, а при спуске в шахту русский шахтер давал немцу покурить, делился с ним последним.

Когда пленных стали расконвоировать, они свободно перемещались по городу, заходили в дома, попрошайничали. Один на танцы бегал. Он был из эмигрантов, хорошо знал язык. Заморочил голову нашей гражданке. Его поймали. Вообще описанных житейских случаев в архиве сохранилось много. Например, японец долго ухаживал за одной из медсестер. Она отличалась русскостью, особой дородностью, а он был маленький, мечтал увидеть тургеневскую женщину. Когда она ответила ему взаимностью, любовь прошла, и он пожаловался своему товарищу, что у него пропал идеал русской женщины, она не умеет так любить мужчину, как японка. Есть и трагичные истории. Многие добровольно хотели остаться в Советском Союзе, писали обращение с просьбой оставить из-за любви к русской женщине. Но в результате получали перевод в режимный лагерь, а любимая отправлялась в исправительно-трудовой лагерь.

- Были ли побеги из кузбасских лагерей?

- Считалось, что в Сибири сбежать невозможно. В случае побега кого-то находили мертвыми, кто-то мог утонуть в болоте, оказаться растерзанным в тайге хищниками. Есть в архиве документ о том, что некая Клавдия Куляшина получила 200 рублей за то, что обнаружила беглого японца и выдала его властям. Тем, кто хорошо знал русский язык (власовцам, эмигрантам), было проще. Они могли раствориться в общей массе населения. Где-то рядом с нами живут их дети и внуки.

Но стоит отметить, что охрана в лагерях была очень слабой. У режимного отделения 25/13/7 местное население базар организовало прямо возле проходной. Шел активный обмен вещей на продукты. Солдатский ремень, к примеру, стоил 5 кг картошки.

Осталось в истории

- Что конкретно в Кузбассе было сделано руками военнопленных и интернированных?

- Они трудились в шахтах, на заводах, в сельском хозяйстве, на строительстве. Что касается конкретных объектов, то на этот вопрос сложно дать ответ, т. к. точных сведений мало сохранилось. Из общения с архитекторами знаю про дома в Новокузнецке на проспектах Курако, Металлургов, Бардина; дома на Невского, Воробьева - это тоже немцы строили; здание обладминистрации в Кемерове.

- Насколько открыты данные о судьбах военнопленных для исследователей?

- На доступность информации, скорее всего, влияют отдельные люди, чем действует какой бы то ни было официальный запрет, потому что разные сотрудники архивов один и тот же документ могут дать посмотреть, а потом, если там надо что-то уточнить, - отказать. Кто-то из работниц архива закрывает фамилии при копировании документов, а кто-то разрешает снимать копии без ограничений. Но это не повод для того, чтобы отказываться от работы в выбранном направлении.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах