aif.ru counter
369

Театр не продать. Актёр – о признании, новом времени и провинции

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13 26/03/2014
В театре «попасть» в зрителя - самое главное.
В театре «попасть» в зрителя - самое главное. © / АиФ

27 марта весь творческий мир отмечал Меж­ду­на­род­ный день театра. И хотя искусству оживления персонажей на сцене уже больше двух с половиной тысяч лет, сегодня храмы Мельпомены вынуждены принимать условия нового режиссёра – рынка!

В больших городах и областных столицах публику, ухитрившись, можно собрать, значит, и театр будет жить! А как живёт театр и воспитывает публику в маленьком городке с населением 40 тыс. человек? Об этом нам рассказал актёр, режиссёр, драматург и основатель театра «Жёлтое окошко» в Мариинске Пётр Зубарев.

Человек мира

– Пётр, вы известны в театральных кругах по всей России и даже в Европе. Вас зовут на гастроли в Лондон, на фестивали «Золотая маска» и «Арлекин», в Кемерове на ваших спектаклях всегда полные залы, хотя рекламы практически нет. А выступаете вы с моноспектаклями, один на сцене. Раскройте секрет успеха.

– Моим первым моноспектаклем был «Суер-Выер» по книге Юрия Коваля. Мы попытались его сделать с другом давно, ещё здесь, в Кемерове. Нашли несколько глав в журнале «Смена», это было в конце 1980-х гг., ещё Коваль был жив, ещё книгу не издали. Прочитали и сошли с ума совершенно. Сначала пытались раскидать в диалогах, после чего я понял, что эта вещь написана настолько лёгкими мазочками, что этих персонажей наделять костюмами, гримом, лицом – нельзя. Отсюда возникла форма моноспектакля, где актёр один рассказывает историю и даёт возможность зрителям дофантазировать остальное. Потом, видимо, затянуло. Я съездил с «Суер-Выером» на фестиваль моноспектаклей в Пермь.

Тогда у театра «Жёлтое окошко» ещё не было официального статуса, мы были народным любительским театром. Но на это закрыли глаза и меня взяли. Дважды на это закрывали глаза – второй раз в Питере, на фестивале «Арлекин». Денег на дорогу до Перми не было, поэтому я отправился туда автостопом. Там я посмотрел много разных работ, удачных, неудачных. Вдохновился и сразу забеременел идеей, после этого появился авторский спектакль «Моя работа», где повествование идёт от лица Бога. Очень важный момент: в основе моноспектакля обязательно должна быть личность, личностный подход.

– Вы совсем недавно вернулись с гастролей по Англии: Лондон, Кембридж. Как ощущения на европейской земле?

– Не поверите, Лондон – как Но­во­сибирск, как Москва, Пи­тер. Все от меня ждут: что там Лон­дон? А так же, как везде: огни, машины, светофор. Город как город. Меня давно уже перестали впечатлять города. У них Биг-Бен, у нас Кремль, у них Тауэр, у нас Пет­ро­пав­лов­ская крепость. Люди такие же, только говорят по-английски и извиняются чаще. Но это «сорри», честно говоря, не очень откровенное. Точно так же какие-то скандалы на улице, где-то мусорно.

Наши земляки в Лондоне истосковались по русскому театру, там с этим совсем грустно. Приезжают какие-то антрепризы с известными именами, люди идут, а потом уходят с середины действия, возмущаясь: «Так нельзя. Несмотря на твоё имя, такое показывать нельзя».
У меня четыре спектакля прошло при полных залах. Сейчас зовут ещё. Сразу было ещё три предложения. В мае просят приехать снова в Лондон, а в конце мая я уже должен быть на Урале.

Билет за 100 рублей

– Театр в нашей стране давно встал на коммерческие рельсы. И стал где-то производством, а спектакли – продуктом, который надо продать. И здесь покупатель-зритель оказывается всегда прав…

– Это тяжело. Мы пытаемся изучать маркетинговые технологии, ходы, но все они хороши только для большого города. В Мариинске это бесполезно. Мы не можем, например, в Мариинске ставить цену билета выше 150 рублей, тогда просто никто не придёт, потому что и город к этому приучили.

– В театральных вузах учат, что режиссёр должен знать всё, держать руку на пульсе времени. Вас интересуют злободневные события для постановки или можно прекрасно существовать на так называемых вечных сюжетах?

– Не хочу сказать, что мы гонимся за временем, но что болит, о том и ставим. Интересный момент: придумали спектакль «Небо вокруг нас» про Белку и Стрелку – про любое существо, которое пытается себя ощутить в незнакомом мире, и в этот же год выходит мультфильм «Звёздные собаки Белка и Стрелка». Как вы думаете, что мы ставим сейчас? «Вия» Гоголя. И ещё я сейчас делаю пятый моноспектакль, который называется «Бозон Хикса, или Трудно быть Гогой». Понимаете, что творится?У нас очень мало спектаклей сугубо литературных. В том году поставили Чехова, в этом поставим Гоголя. Всё остальное у нас своё – авторское. Всё, что мы пишем, так или иначе, про сегодня. Например, поставили спектакль «Илынты-Кота, Старуха Жизни» по сказаниям селькупов.

Это племена, которые жили в районе Мариинска, Красноярска. Народ, который сейчас практически растворился, сохранился только на севере Томской области и на Ямале. В пьесе много нафантазировали, даже наврали, но нам так надо было для сюжета. Нас не интересовала историческая точность. Через события прошлого мы хотим понять современность. Это история о том, как верховный и подземный боги поссорились и решают свои распри за счёт племени: ссорят его, делят. Кто сможет племенем управлять, тот и победит. В результате ни тот ни другой не победил, народ погиб практически, а больно-то Старухе Жизни. Чем это не сегодня? Чем это не Украина, чёрт возьми? Вот они, боги, которые нами крутят. Если интересно, многие наши спектакли есть на сайте https://rutracker.org, их можно бесплатно скачать.

Досье
Пётр Зубарев в 1991 году организовал народный театр "Жёлтое окошко" в г. Мариинске. Ставил спектакли в Абакане, Прокопьевске, Кемерове. Участник многочисленных фестивалей, в том числе "Золотая маска" (2011 г.). В 2006 г. спектакль "Иваново сердце" стал лучшим на фестивале театрального искусства для детей "Арлекин". С гастролями объездил всю Россию, выступал в Лондоне, Кембридже.

В театр – по команде

– Как вы думаете, наш Кузбасс – это совсем провинция, изолированная от культурных влияний, или и здесь можно создавать произведения искусства?

– Настоящая страшная, заброшенная провинция – это та, которая близко к Москве, Питеру. Чем ближе к столице, тем страшнее дело обстоит. А вот с культурой, по-моему, в Кузбассе всё грустно. Плохо то, что нас гоняют на выборы кнутом. Это многое объясняет и в культурном плане. У нас в Мариинске все ждут команды. Есть команда – пошли, нет команды – будем сидеть дома. Нет свободы. Человек не может самостоятельно принимать решения. Как это я пойду в театр? Я подожду, пока меня туда потащат. Следовательно, откуда взяться свободе творчества?

– Что можно пожелать кузбассовцам в День театра? Зачем нам идти в театр? И так жизнь, работа, климат тяжёлые.

– Я желаю, чтобы каждый нашёл впечатление по себе. Чтобы не было засилья классического, стандартного театра, засилья новой драмы, странного театра. Пусть будет всего понемножку. Пусть каждый найдёт себе своё. Чтобы с каждым случилось событие в сердце. Чтобы каждый поход в театр стал ступенькой в жизни.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах