aif.ru counter
93

Женщина, которая звучит

Чем город был плох?

– Александра, вы человек талантливый и многогранный — из семьи художников, в Новосибирске преподавали живопись, занимались дизайном, полиграфией, рекламой. Как же так вышло, что, занявшись однажды горловым пением, решили вдруг бросить город, профессию и приехать в Яю?

– Я из семьи профессиональных художников, можно сказать, что в седьмом поколении. У меня художественно-педагогическое образование. Преподавала живопись, рисунок, композицию, занималась художественной росписью интерьеров, наружной рекламой. Все это было только работой. Но для души нужно было что‑то другое. Постоянно искала себя. В 2002‑м случайно попала на семинар к известному в Сибири мастеру горлового пения Владимиру Трусову и поняла, что это именно то, что искала. Планировала уехать из города, например на Алтай, чтобы жить на природе и практиковаться. Перед прошлой городской жизнью у меня не было больших обязательств, которые бы этому помешали. Но, приехав однажды в Яю, поняла, что мне только здесь будет хорошо. Из большого города сбежала, поняв, что нечего там больше делать, жизнь там суетлива и неинтересна. Здесь же — свободная, счастливая, и я могу сколько угодно совершенствоваться в горловом пении. А о других сторонах нынешней жизни не хочется задумываться.

– Но, променяв городскую квартиру на старый барак с удобствами на улице, вы обрекли себя на менее комфортную жизнь…

– Это меня нисколько не беспокоит. Если бы даже одна оказалась в лесу, то в первую очередь развела бы костер и начала петь. Больше мне ничего не нужно. Пела бы день — два, а потом ко мне обязательно подошел бы какой‑то человек, который нужен мне, а я ему. Таков теперь мой жизненный принцип.

Звуки лечат?

– Насколько мне известно, горловым пением занимаются чаще тюркские народы — у них и физиология особенная для этого. С чего это вы, зрелая русская женщина, вдруг решили, что тоже способны освоить технику горлового пения?

– Я шесть лет провожу обуча­ющие семинары горлового пения по России. И перед моими глазами прошли сотни людей. Поэтому я знаю, что, не имея таланта, физиологических предрасположенностей, практически любой человек, неважно, какой он национальности, способен освоить технику горлового пения и достичь в этом успехов. Для меня это, прежде всего, конечно, творчество, которое можно совершенствовать до бесконечности, но я его рассматриваю шире. Это еще и способ самопознания и исцеления.

– Получается, что теми не­обычными звуками, которые вы издаете, можно даже исцелиться?

– Физиологически это действует так: вибрация усиливает кровообращение. Каждый орган нашего тела имеет свою собственную частоту вибрации. Если орган заболевает, нарушается частота его вибрации, он начинает диссонировать со всем организмом. А с помощью той вибрации, которая восстанавливается при горловом пении, частота вибрации больного органа тоже начинает приходить в норму и происходит исцеление. Это мной лично доказано. Горловым пением так вылечила себе язву желудка. Грипп или ОРВИ у моих слушателей проходят после первого занятия. Помню, как молодой человек исцелился после нескольких занятий от хронического гайморита, хотя пришел ко мне не лечиться, а из интереса к горловому пению.

– Неужели такой важной может быть сила звука, который мы произносим?

– Если человек ударит ногу, то он обязательно вскрикнет. И ему становится легче. Если бы он сдержал этот крик, то боль начала бы его разрывать изнутри. Если бы больные люди, которые лежат и стонут потому, что стонами хоть немного, но облегчают боль, еще и знали, как им надо правильно стонать, то они бы нужными вибрациями, издаваемыми горловыми звуками, могли бы себя вылечить. Для этого есть разные техники горлового пения, я их постоянно изучаю, экспериментирую. Пытаюсь опробовать на себе, потому что тоже имею болезни, от которых хотелось бы излечиться.

Пробуждает память

– А как рождаются те странные звуки, которые вы называете пением?

– Горловое пение — это свист или еще какой‑то звук, непохожий на человеческий. Это обер­тон, который невозможно издать голосовыми связками. Звуки издаются резонаторами тела. В это время работают грудная полость, носовые и гортанные резонаторы, голова, скулы, другие органы. Когда идет развитие резонаторов, то голосовые связки остаются свободными. Поэтому и горло не охрипнет, не устанет. Можно хоть сутками звучать, как я сейчас и делаю.

– А правда, что горловым пением в последнее время увлекся почти весь мир?

– Интерес к горловому пению стал большой. Не только в России, но и в Европе таким пением увлеклись. К примеру, меня приглашают сейчас в Германию, говорят, что немцам очень интересно познакомиться с моими методиками.

– До того как увлеклись горловым пением, вы, наверное, раньше занимались традиционным вокальным исполнением каких‑то песен?

– Мне всегда казалось, что я плохо пою, поэтому стеснялась своих вокальных способностей. Разве что с друзьями за столом под рюмочку иногда осмеливалась подпевать. Теперь же из меня буквально прет такая мощная энергетика, что звучать мне хочется постоянно. И никто меня здесь не остановит. Нисколько этого не стесняюсь и не устаю.

Наша справка

Горловое пение — техника пения с необычной артикуляцией в глотке или гортани, характерная для традиционной музыки народов Сибири, Монголии, Тибета и некоторых других народов мира. Обычно горловое пение состоит из основного тона — низкочастотного «жужжания» и верхнего голоса, который движется по тонам натурального звукоряда.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах