198

Искусство на теле. Татуировки передают культуру, красоту и стиль

Многие мастера делают то, о чем их просят, а не придумывают что-то свое.
Многие мастера делают то, о чем их просят, а не придумывают что-то свое. pixabay.com

В конце апреля в Кузбасском центре искусств открылась нетипичная для региона выставка о стрит-арте. Корреспондент «АиФ в Кузбассе» решил поговорить с одним из ее авторов, художником и татуировщиком Михаилом Смирновым, и узнать его мнение о культуре человека и общества.

Нужно подпрыгнуть

Анна Городкова, «АиФ в Кузбассе»: Что для тебя культура и важна ли она вообще для современного человека?

Михаил Смирнов: Культура – это умение чувствовать, быть разносторонним и интересным. Недавно я встречался со знакомой, у которой английский сеттер (собака из рекламы «Чаппи»). Пока мы болтали, из подъезда вышла женщина лет пятидесяти, уточнила у моей собеседницы породу животного и спросила, читала ли она какую-то классическую книгу про собак. И, представляете, так соседка сразу заявила о себе и начала раскрываться. Ведь разговор с ней начался с книги и мог продолжиться Малевичем, Глинкой – да кем угодно.

Культура важна, потому что она делает человека богаче и ценнее. Представим себе градацию от школьника до академиста (человека, получившего академическое художественное образование). К последнему будет больше внимания, потому что он дольше учился и впитывал, более наполнен и культурно воспитан. Как выставочная комиссия определяет, какие картины, например, будут висеть в музее? Члены комиссии смотрят не только на стиль и хорошее техническое исполнение, которыми может обладать и школьник, они пытаются рассмотреть «золото» в работах художника, уникальность его колористических решений, стилистику, пластику.

- Ты представитель художественной культуры - татуировки, стрит-арт, картины. Как все это, по-твоему, развито в Кузбассе? 

- К сожалению, не очень. Недавно я был в Новокузнецке на всероссийской художественной выставке достаточно высокого уровня, и на ней было всего несколько представителей из Кузбасса. В России много стилистически богатых, особенных художников, которые в своих работах показывают и раскрывают этническую достопримечательность (к примеру, монгольское или хакасское декоративно-прикладное искусство). Мне кажется, наша региональная особенность не сильно проглядывается в ДПИ (декоративно-прикладное искусство - прим. ред.), живописи или граффити.

Кемеровская татуировка нестильная и некрасивая. Местные «мастера» делают банальщину, о которой их просят, и, что важно, не умеют придумывать что-то свое. «Мастер», который живет вне культуры, не может создать стильный продукт, так как он недостаточно образован или не способен к анализу и саморазвитию. Ему кажется, что все ок, ведь самому-то нравится, значит, и другим понравится. Этот продукт притягивает такую же аудиторию, как «мастер» - молодую или неопытную. И хорошо, если всех все устраивает. Но мне хочется, чтобы клиентов с потребностью перекрытия обращалось все меньше.

Я считаю, что в изобразительном искусстве «красота» утверждена! Понять, что красиво, а что нет, помогает «насмотренность». Я каждый день пролистываю свою ленту в инстаграме и смотрю на работы лучших тату-мастеров России и мира, формируя эту «насмотренность». К примеру, Саша Unisex, Герман Греча, Александр Сорса – эти люди единственные и уникальные в своем роде, настоящие тату-художники. В силу своего профессионального художественного образования я могу трезво оценить не только технические данные коллег, но и их собственный стиль. К сожалению, во многих клиентах не воспитана тату-культура, и татуировщики для них – ремесленники, которые должны выполнить заказ. Это негативно влияет на развитие мастера как творческую единицу, и сами мастера мало чего делают, чтобы подпрыгнуть.

От баллончика к Репину

- В прошлом году на фестивале граффити на одной из кемеровских стен ты изобразил Айболита как собирательный образ всех, кто спасал и спасает людей от ковида. Это было твоим «словом» в уличной городской культуре. Какие подобные «слова» и заявления ты видишь в Кузбассе? 

- В Кузбассе можно по пальцам пересчитать граффитистов, которые делают на самом деле стильные вещи. Наш город украшен глупыми закорючками, в которых нет ни смысла, ни вкуса.

Важно не сказать какое-то «слово», можно просто сделать красивое изображение. В кемеровском арт-пространстве «Клумба» на входе есть цветок на стене. Очень красивый. А на другой стороне есть граффити с изображением баскетболиста Коби Брайанта с мячом, которое делал наш райтер Вадим Мезо. Стоишь и рассматриваешь точки, полоски, линии - вот это стиль, вот это находка.

- Стрит-арт значительно сильнее развит в европейской части России. Почему для нас красивые граффити до сих пор вандализм? Почему иметь серую городскую стену для администрации нормально, а разрисовать весь город не нормально? 

- Нужно понимать, как разрисовать, чтобы дизайн-проект не выбивался из пластики города. Непросто найти людей, которые смогут сделать подходящий дизайн для здания и презентовать его властям. Две расписанные мульгероями стены на пр. Ленина – аномалия для нашего города. У нас больше стен с портретами и барельефами военных и шахтеров.

- Как, по-твоему, можно развить культуру в человеке? Что сейчас ее развивает в людях?

- Очень сложно развить культуру у современного человека, если до сих пор из каждого двора веет духом войны, которая давно прошла. Конечно, я могу представить, как было плохо тогда. Но на свете столько прекрасных тем, столько всего произошло в мире искусств, а мы опять к войне и в шахту.

Думаю, может помочь пропаганда. Сейчас на каждом шагу нам прививают любовь к спорту – спортзалы и фитнес-клубы на рекламных баннерах, о спорте выходит много российских фильмов. Если бы выходили фильмы и о культуре (живопись, музыка или танцы), если бы о культуре говорили лидеры мнений, мы были бы более развиты. Людям нужна «мотивация к покупке» или «подогрев». Надо устраивать что-то для привлечения внимания. Граффити-фестивали тут хороший метод: после баллончика с краской человек может узнать о существовании Репина, Саврасова, Шишкина и Врубеля.

Искать себя

- Как ты сам пришел к тату-индустрии?

- Я начал делать татуировки больше десяти лет назад в стиле «тюремной романтики», к сожалению, без должного образования. После самопальных и китайских тату-машинок в один момент мне стало стыдно, что я делаю то же самое, что и все. На тату-фестивале в Новосибирске я познакомился с лучшей тату-мастерицей живописных портретов Валентиной Рябовой, которая посоветовала одну простую вещь: научиться рисовать.

У меня всегда была одна цель – делать качественные татуировки. Поэтому я сначала два года отучился на вечернем отделении в художественной школе, где по большому счету протирал штаны, а потом поступил в художественный колледж и учился у суперсильных педагогов, чье образование поменяло мое мировоззрение. Главными моими учителями были педагоги со «сталью» в крови и серьезным подходом к делу, которые сформировали во мне стержень художника.

В юношестве я размышлял скупыми предрассудками, думал, что мужчина – это тот, кто работает на заводе. Но в колледже я понял, что и в искусстве есть мужики: они сначала тащат на одном плече огромную чурку, а потом из нее вырубают скульптуру Венеры Милосской.

- В провинции рисунки на теле до сих пор иногда воспринимаются «в штыки». Какой он - человек, который обращается к тебе за татуировкой?

- Чаще всего ко мне приходят врачи и преподаватели. Они похожи на меня. Они так же мыслят, смотрят те же фильмы и переживают те же проблемы, что и я.

- Ты создал тату-школу в Кемерове. Почему не художественную школу? И что это: попытка увеличить свой доход, желание развить тату-культуру или качественно ее улучшить? 

- Я не строю бизнес, а прививаю любовь к ремеслу. Это мой способ развития культуры. «Тату-школа» - громкое звучание, пока я к нему только иду и планирую получить лицензию. Сейчас мое обучение считается репетиторской деятельностью, а я сам себя считаю куратором. Моя программа – полностью авторская, такой ни у кого нет. У учеников лучшие расходники, которыми я пользуюсь сам.

Мне важно замотивировать людей, а не предоставить место, где можно просиживать очередную дырку на штанах. Я даю понятную формулу. Ко мне приходят и те, кто далек от рисования, и те, кто не будет бить татуировки. Я отношусь к ним с большим уважением. Они не сидят дома, а изучают разные хобби, ищут себя.

Хочу сказать всем: путешествуйте, развивайте себя, общайтесь с интересными людьми, будьте интереснее, как Дон Кихот.

Досье
Михаил Смирнов – татуировщик, художник. Родился в Осинниках в 1993 году. Окончил кемеровское областное художественное училище в 2017 году. В 2019 году создал собственную «тату-школу».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


                     
        Самое интересное в регионах