989

Шорская «шаманка». Певица – о горловом пении, шорских духах и творчестве

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41 12/10/2016 Сюжет Коренные соседи
В культуре шорцев самыми почитаемыми являются духи предков.
В культуре шорцев самыми почитаемыми являются духи предков. © / Пресс-служба Администрации Кемеровской области

И Кузбасс к сохранению этого наследия имеет прямое отношение: у нас живёт мысковчанка Чылтыс ТАННАГАШЕВА, единственная в своём роде женщина, владеющая искусством горлового пения.

Духов нужно уважать

Чылтыс Таннагашева

– Чылтыс, для шорских женщин горловое пение - редкость. Петь им, насколько знаю, запрещают: по поверьям, это может плохо сказаться на будущем потомстве. Как вы оцениваете эти запреты и свой дар?

– Действительно, запреты на горловое пение женщин были. Но время не стоит на месте, всё сейчас меняется, в том числе сознание. Мир по-другому смотрит на таких исполнительниц. Шорские мужчины тоже стали более лояльными к этому виду женского творчества. А пою я ещё и потому, что в горловом пении у меня физическая потребность – тревожат духи наших предков.

К тому же горловых певцов мужчин в Горной Шории не осталось вообще. Подлинным последним шорским кайчи-сказителем, который в учёном мире оставил больше 40 сказаний (одно обычно содержит несколько тысяч строк, которые рассказывали по нескольку дней и нескольку ночей), был Владимир Таннагашев, но он трагически погиб в 2007 году. После него ни одного мужчину у нас я не слышала, который бы пел горловым пением. Конечно, в мире они есть, но всё-таки истинная родина горлового пения – Республика Тыва, Алтай, Горная Шория, Хакасия, Монголия, отчасти Башкирия.

В последнее время течение горлового пения стало популярным – его перенимают казахи, японцы, европейцы, американцы, китайцы и многие другие народы, не имеющие к нему никакого отношения. Они специально приезжают в Сибирь и тщательно изучают сакральное искусство наших предков (если честно, я против этого, потому что этот жанр имеет некую другую роль при исполнении). В 2015 году мне довелось быть участницей международного фестиваля «Хоомей в Центре Азии» в Тыве, куда съехались исполнители и гости со всего мира. Но у иностранцев выражение горлового пения искусственное, а мы говорим на языке предков, исполняя сказания и песни горлом.

– В вашем поколении были шаманы. Выходит, что сила предков действительно передаётся. В чём она проявляется?

– Точно сказать, в чём проявляется моя сила, я не могу, но постоянно ощущаю духов рядом с собой – во снах, в реальной жизни, внутри себя. Я вижу какие-то знаки, которые пытаюсь верно трактовать, а если делаю что-то не то, духи меня хорошенько наказывают. До 2003 года я была обычным человеком: как и все молодые девушки, я веселилась, любила и страдала. Но однажды попала в аварию, пережив небольшую клиническую смерть. Когда очнулась, ясность ума пришла не сразу, постепенно начало переворачиваться сознание. Я начала заниматься музыкой, причём до этого совершенно ею не интересовалась. На это меня сподвигла наша шорская поэтесса Таяна Тудегешева, которая по сей день остаётся для меня духовным наставником. И это был знак.

Чылтыс Таннагашева с племянницей

По родовой линии моего отца действительно были великие шаманы, в том числе женщины-шаманки. Старший брат моего отца Владимир Егорович Таннагашев как-то рассказывал легенду про нашу прапрабабку Кам Торгу, которая уничтожила всю деревню, вызвав ураган, потому что там украли её любимую единственную дочку. Вот тогда я стала интересоваться своей родословной, часто приходила к нему в гости и с упоением заслушивалась шорскими легендами, сказаниями, преданиями, которые исполнял мой дядя. Это заставило меня посмотреть на мир другими глазами.

В культуре шорцев самыми почитаемыми являются духи предков, которые отвечают за нашу генетику. Их по возможности нужно кормить, разговаривать с ними и уважительно к ним относиться. И, конечно, есть земные ипостаси, которые нужно почитать: дух воды Суг Ээзи, дух матери огня От Эне, дух горы Таг Ээзи и многие другие, духи небесные (Ульген, Умай Эне и т. д), а также подземные (Эрлик-хан).

– О чём ваши песни? Мне показалось, что многие из них немного грустные.

– Мои первые песни были и есть о мировоззрении моего народа и получались какими-то трансово-шаманскими, в некоторых из них присутствовали отрывки из сказаний. Конечно, есть и песни других жанров, тема любви, шуточные, страдания и т. д. Иногда над песнями могу думать по несколько лет, и только потом приходит муза, иногда музыка складывается сразу. Второй диск, который планирую выпустить в середине ноября, будет более лёгкий, эстрадный. Музыку я пишу сама, тексты же в основном мне пишет Таяна Тудегешева.

«Живой» бубен

– Сейчас всё-таки культура тюркских народов многими забывается, уходит в небытие. Редко можно встретить на обычном, к примеру, фестивале шорские и телеутские коллективы, если это не национальный праздник. Как сами представители малых коренных народов относятся к вашему творчеству?

– В любом случае интерес появляется в последнее время, до этого он был не так очевиден. Молодёжь устраивает различные мероприятия на национальную тему. Проводят их как в местных домах культуры, так и в ночных клубах. Я бываю на них нередким гостем. В этом году мои бывшие ученики приглашали меня на «Азия-пати», которую проводили в ночном клубе в Новокузнецке и посвящали празднику «Чыл-Пажи».

– Скажите, в вашем родном городе Мыски люди соблюдают традиции? Есть ли там шаманы, которые лечат людей и провожают их души в загробный мир?

– Мы приглашаем шаманов из Таштагола, Алтая, Бурятии и Хакасии. Иногда провожу обряды я, без бубна. В каждой деревне есть свои праздники, которые всегда проходят в середине лета после покоса и посадок, тогда шаманы проводят жертвоприношения, чтобы урожай был богатым. Обязательно проводим Саяно-Алтайский новый год «Чыл-Пажи», который отмечается 21 марта, в день весеннего равноденствия. Он празднуется теперь не только на «Томской писанице», но и в некоторых районах Кузбасса. Какое-то время это торжество было забыто и возродили его только в 2000 году в Новокузнецке. Ещё один важный праздник – праздник ружья – «Мылтык Пайрам», который отмечается с 18 на 19 января (в эту ночь стреляют из ружей, чтобы отпугнуть злых духов). Мужчины-шорцы испокон веков были и есть искусными стрелками-охотниками.

Шамана невозможно себе представить без бубна, который созывает духов. Через кама, шамана, они говорят то, что надо делать. Бубен делается из кожи марала, медведя или козла – инструмент обязательно должен быть из натуральных материалов, ведь он живой. Есть бубны концертные, неоживлённые (перед выступлениями принято просить у духов разрешения поиграть в бубен на концерте) и оживлённые, для ритуалов. Последние как раз и слышат духи. Но очень важно не только созвать их, но и отправить обратно, откуда они пришли, иначе они могут остаться в нашем среднем мире и мешать людям. Делают это обычно с помощью шаманских песнопений. Поэтому человек нужен знающий и посвящённый. А вообще шаманские обряды существуют разные. К примеру, ловля души: когда человек заболевает, его душа куда-то уходит, тогда шаман начинает её искать в разных мирах (подземном, среднем и небесном), также существует обряд очищения (в нём ищут причину несчастий человека); родовой обряд, когда собираются все родственники, шаман вызывает духа первопредка и благословляет весь род. Почти все наши ритуалы проводятся с огнём.

– По вашим наблюдениям, шорская культура возрождается? Было время, когда после 1960 годов шорцы массово мигрировали в города и вынуждены были меньше времени уделять своей культуре и традиционным видам деятельности. Но в последнее время создаётся множество центров шорской и телеутской культуры, проходят фестивали и традиционные празднования.

– Да, я действительно вижу, как наша культура в целом медленными, но верными шагами развивается. Разве плохо, когда выходит ряд шорских героических сказаний, труды шорских учёных, поэтов и писателей? Юрий Кастараков, председатель городского общественного движения «Шория», к примеру, своими силами создал первый в области духовный центр «Эне Таг» (Мать-гора) в п. Чувашка Мысковского района. Там же достраивается школа ремесленников, в прошлом году облагородили родник «Энэ Таг», который сейчас стал неким местом паломничества людей, неравнодушных к своему здоровью. Есть слух среди народа, что этот родник благотворно влияет на некоторые органы человека – почки, печень. Также когда-то в Мысках жил Софрон Тотыш – шорец-писатель, который очень хотел, чтобы люди обучались грамоте. Он открыл там избу-читальню, а затем решил увековечить шорские народные обычаи и нравы и написал книгу «Сказки Шапкая», которую выпустили в 1959 году. По мотивам этого произведения в Мысках в прошлом году построили сквер, в котором «спрятались» герои его сказок.

Фото: Из личного архива

Мыски – город, который стал неким движком в возрождении нашей культуры. Конечно, первое время мы двигались, как слепые котята, не знали, в каком направлении надо идти. Но сейчас мы чувствуем, что делаем верные вещи, и в этом нас поддерживает глава города Дмитрий Иванов.

Также мы создали  фонд «Возрождение Шории», а в планах у нас - развивать этнотуризм и построить большой этнокультурный центр, где люди будут заниматься традиционными занятиями шорцев, народными ремеслами, культурой, национальными видами спорта, кухней. Участок для этого уже есть, пока нас ждёт очень много работы.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах