Примерное время чтения: 9 минут
709

Заработала на реабилитацию. Художница с ДЦП из Кузбасса пишет картины носом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. АиФ в Кузбассе №48 28/11/2023
Алёне нравится быть в центре внимания, и каждая выставка для неё не только общение, но и повод самореализоваться.
Алёне нравится быть в центре внимания, и каждая выставка для неё не только общение, но и повод самореализоваться. / Алена Мельникова / Из личного архива

29 октября в Сочинском художественном музее завершилась выставка «Летний сон» 19-летней жительницы кузбасского посёлка Верх-Чебула Алёны Мельниковой. Это не просто очередная талантливая девушка, а девушка с диагнозом ДЦП, которая не может ни ходить, ни говорить, ни двигать руками. А картины пишет кончиком носа. Подробнее — у «АиФ в Кузбассе».

Картины Алёны Мельниковой — это в основном цветы, пейзажи и натюрморты. Они настолько яркие и жизнеутверждающие, и невозможно поверить, что их автор — девушка с тяжёлой формой ДЦП. Передвигается она на инвалидной коляске. «Говорит» только глазами и мимикой. Руки её не слушаются. Единственное, что она контролирует, — это голову. Поэтому пишет носом свои красочные и живописные работы.

Общество не готово к инклюзии

Мама Алёны, Лариса Мельникова, рассказывает, что когда в 4 месяца узнала о диагнозе дочери (малышка не переворачивалась, как здоровые дети) близкие сплотились и помогали семье адаптироваться в обществе. Справляться молодым родителям (Ларисе было 24 года) было непросто. Спустя пять лет семья решилась на второго ребёнка, и родилась здоровая Настя. Сейчас она дружит с сестрой, хотя иногда и получает нагоняй за невыученные уроки, и понимает, что в случае чего это и её ответственность.

Алёну пытались научить говорить логопеды, но, несмотря на все старания девушки, не вышло.
Алёну пытались научить говорить логопеды, но, несмотря на все старания девушки, не вышло. Фото: Из личного архива/ Алена Мельникова

«Только частые госпитализации омрачают быт, а в остальном дочь не особо отличается от обычного ребёнка. Денег никогда не было, так что росла без излишеств, и по питанию всеядная (особенно любит жареную курочку). Никаких истерик «купи, хочу, не могу. Не было мысли, что дочка не будет учиться в школе. Как ледокол, мы пробивали для этого дорогу», — вспоминает Лариса Мельникова.

Самым сложным оказалась школа. После 9 класса, когда многие уехали поступать, собрали 10-11-ый, в котором многие Алёну не знали и делали вид, что не замечают девушку с особенностями. «Она заглядывала им в глаза, мол, смотрите я здесь среди вас. Общество не готово к инклюзии», — добавляет мама. Со временем школьники привыкли к однокласснице на инвалидной коляске и даже стали за ней ухаживать. Но родители всё равно сделали отдельный выпускной для дочери у себя дома, куда пригласили близких.

Реабилитация — отдельная тема. По словам Ларисы Мельниковой, в Кузбассе из лечения — соляная комната, массажное кресло и физио. На платные реабилитации и даже спецходунки денег у семьи нет: пенсия по инвалидности — 30 тыс. рублей, а зарплата мужа Ларисы — 25 тысяч. В прошлом году по счастливой случайности оказались в клинике Сочи. Три недели курса стоят 353 тысяч рублей, но это реабилитация, о которой можно только мечтать.

«Занятия в бассейне ежедневно. Алёна научилась нырять и плавать под водой. Суставная разработка с двумя инструкторами одновременно, час ЛФК, логопеда, катания на лошадях. Алёна сама идёт на море (оно в 30 метрах) в сопровождении инструкторов. Уже после первого занятия Алёна стала меньше попёрхиваться во время еды», — рассказывает Лариса.

Салями вместо пионов

Однажды Лариса ждала со старшей дочерью младшую в машине (Настя занималась в доме творчества) и сказала Алёне: «Зачем сидеть? Пошли посмотрим, может, и для тебя что-то найдётся». Нашлось — керамика и глина. На кружок девочку водили четыре года, пока не уехал педагог. После лепки появилось и художественное искусство. У Алёны было гипсовое приспособление, которое крепилось к носу и позволяло ей набирать текст на клавиатуре. С ним она и пришла в изобразительный мир.

Конечно, сначала не получалось. Рисовать гуашью на бумаге было сложно (бумага быстро размокала). Перешли на масло и холсты 40х50 см. Постепенно картины юной художницы становились всё лучше, и Чебулинский музей в прошлом году решил устроить персональную выставку. Это настолько вдохновило девушку, что Мельниковы стали мечтать показаться в Кемерове. Через благотворительный фонд вышли на Кузбасский центр искусств, который сначала лично познакомился с художницей, а весной этого года выставил больше 20 её работ в областной столице.

Со временем Алёна овладела разными техниками рисования.

Со временем Алёна овладела разными техниками рисования. Фото: Из личного архива/ Алена Мельникова

Кузбасские покупатели решили поддержать талантливую девушку.
Кузбасские покупатели решили поддержать талантливую девушку. Фото: Из личного архива/ Алена Мельникова

«Три картины присмотрела наша знакомая, мы ей очень благодарны за поддержку. Причём работы не очень удачные. Дочь пыталась нарисовать пионы, а со временем разглядели, что никакие это не пионы, а колбаса в зелени. Но приобретатель даже не возмущалась, салями её устроило», — улыбается Лариса.

Реабилитация продолжается

Но большинство картин вполне узнаваемые. С них на зрителей смотрят кузбасские пейзажи и разнообразие цветов: ромашки, подсолнухи, хризантемы… Сами картины раскрашены в яркие тона — фиолетовый, голубой, зелёный, оранжевый, жёлтый, синий. Есть и натюрморты. Все работы после выставки в Кемерове раскупили на благотворительном аукционе, который организовал фонд «Доброе дело» — тогда собрали 340 тысяч с продажи и с пожертвований (в среднем 3-15 тыс. рублей за картину). Деньги семья Мельниковых решила потратить на реабилитацию. Оставшуюся сумму добавили в фонде.

Дальше — больше. Собираясь во второй раз в Сочи, семья решила попробовать выставиться там. Сочинский художественный музей идею поддержал, и тогда Алёна снова принялась за работу, по 1,5 часа в два захода в день. На одну картину уходило по 2-3 недели. В плохом настроении старается не писать, чтобы оставить свой красочный мир на полотнах.

Алёна ответственно относилась к выставке и много работала всё лето.
Алёна ответственно относилась к выставке и много работала всё лето. Фото: Из личного архива/ Алена Мельникова

На выставке в Краснодарском крае из 23 купили пять полотен. Реабилитация у девушки закончилась. Впереди лишь наблюдение у чебулинских врачей и периодические поездки в Кемерово, где Алёне ставят ботокс в мышцы. Он расслабляет тело и снимает боль.

Вдохновляется девушка от окружающих, от красоты природы. У неё есть серия картин «Прекрасное рядом», которая как бы призывает остановиться и оглянуться. Как не запечатлеть это всё прекрасное! В художественное училище выпускницу не взяли. Мама Лариса надеется, что дочь продолжит писать свои тёплые, светлые картины и показывать другим, как даже в такой ситуации оставаться оптимистом.

Есть ли у Алёны друзья?

У Алёны есть друг — 18-летний Евгенией Новиков, воспитанник детского дома. Он учится в 11 классе и пока может видеться с подругой чаще. Они вместе гуляют, переписываются в социальных сетях и катаются на велосипеде (у девушки есть специальный велосипед с двумя сиденьями, который везли из-за границы). После школы парень планирует поступать в КемГУ на спортфак и мечтает стать тренером физкультуры.

«Мы начали общаться четыре года назад. Поначалу не понимал Алёну, но помогла её мама и родственники. Когда мы видимся, я задаю ей вопросы, а она мимикой показывает ответ. Страха познакомиться с ней изначально не было — она тоже человек, который может и хочет дружить. Вот я и решил, что Алёна будет моим другом и что я буду её поддерживать и ценить как друга», — рассказывает Женя.

Женя старается поддерживать Алёну и чаще с ней общаться.
Женя старается поддерживать Алёну и чаще с ней общаться. Фото: Из личного архивa/ Алена Мельникова
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах