aif.ru counter
41

«Звездная» болезнь губит талант

Первый опыт

– Тамара Владимировна, вы работали преподавателем русского языка и литературы, воспитателем в детском саду. Как вас занесло в журналистику?

– На четвертом и пятом курсах Томского государственного университета я работала в школе преподавателем русского языка и литературы. Мне нравилась моя работа, и я совершенно серьезно считала, что буду работать в этой сфере и дальше. И как‑то в ГТРК Томска предложили мне сделать небольшую заметку о поведении детей. Мы ходили с школьниками в театр, вели они себя там отвратительно: бегали, кричали, кто‑то даже подрался. Потом, уже в классе, мы «сыграли» поведение детей в театре. По следам этой истории я написала заметку, как мы провели «разбор полетов». Свой материал я озвучила на радио. И это был мой первый опыт в журналистике.

После того как мой муж закончил университет, мы переехали жить в Кемерово. Через три месяца я должна была уйти в декрет, поэтому на работу в школу меня не брали. И после рождения первой дочери с маленьким ребенком в школу устроиться тоже было проблематично. Решила пойти на радио. Почти год я работала бесплатно и ждала, когда освободится место в штате. Так началась моя журналистская биография.

Эту практику я перенесла и на свою компанию. Сейчас у нас есть такие сотрудники, которые месяцами ходят к нам на работу и ждут, когда попадут в штат.

Особая сфера

– Многие журналисты мечтают попасть на главный информационный телевизионный канал области. Есть ли у вас какие‑то свои принципы при выборе сотрудников?

– Действительно, многие хотели бы работать на ГТРК. С одной стороны, это хорошо. Но с другой — плохо. Потому что считают, что наша работа очень легкая. Когда телекомпании исполнялось 50 лет, мы придумали такую «фишку»: утренние выпуски вели люди разных профессий — политики, бизнесмены, работники культуры, студенты, рабочие. И один из заместителей губернатора, прочитав три минуты текста, понял, как это тяжело. И многие молодые журналисты тоже считают, что работа телевизионщиков проста. Но это жуткий труд, и по человеку видно сразу, сможет он работать или нет. Одно из моих жизненных правил: человек без трудоспособности, даже имея способности, никакого результата не достигнет.

С высоты своего опыта могу точно сказать: если работа не приносит удовольствия, она в тягость, то жизнь проходит напрасно. В этом случае я всегда привожу слова Канта, который говорил, что нет большего способа насладиться жизнью, чем любимая работа. И если эта часть состоялась и еще есть семья, то для большего счастья ничего не надо — формула полного счастья проста.

– Как вам удается и руководить таким огромным предприятием, и о семье не забывать?

– Сейчас это уже просто, потому что дети выросли. У старшей дочери своя семья, вторая дочь тоже взрослая. Мой любимый внук Саша пошел в первый класс. Я безумно люблю своих детей, но больше всех на свете люблю Сашу. Он с пеленок острый на язык. Иногда такие фразы выдает, что хоть записывай. Он очень беспокойный, ему не хватает усидчивости, в дневнике огромное количество замечаний. Но это необыкновенный ребенок.

Телевидением я занимаюсь одиннадцать лет, но всегда говорила, что радио — это особая сфера. И если ты в него по‑настоящему влюблен, то это уже не профессия, а национальность, которую уже не исправишь. Моя семья знает, что я очень дорожу своей работой, и они понимают это с детства. У меня есть основания думать, что дети мной гордятся. Всегда симпатичен человек, который свою работу любит, умеет ее делать, дорожит ею — это хорошее качество. И у меня оно есть.

Женское дело

– В последнее время создается такое ощущение, что на телевидении работает больше представительниц женского пола. Это действительно так?

– Такая тенденция есть. Хотя на работу мы принимаем не по гендерному признаку. Но это общая тенденция за последнее десятилетие. Наверное, потому, что это гуманитарное образование, и молодые люди считают, что это не очень серьезная профессия. Но четко знаю одно: не пол определяет профессию. Всегда говорила: наш пол — не наш потолок. Я себя подсознательно ловлю на мысли, что надо в штат взять молодых людей. Потому что молодые девочки приходят и через некоторое время уходят в декрет. Я за них как мама счастлива, но для предприятия это дополнительные затраты, нагрузки, суета.

Жесткие правила

– Но все‑таки целью людей, которые приходят работать на телевидение, является журналистика или надежды на то, что их покажут по телевидению, они станут известными, узнаваемыми?

– К нам на работу устраивается не так много людей. Коллектив у нас стабильный и текучки нет. У меня жесткое правило, которого я придерживаюсь и по сей день. Уходя — уходи. Люди кинулись за большей зарплатой, убежали. Там им не понравилось, и они попросились обратно. Никого за одиннадцать лет я не взяла обратно. Потому что если человек из компании увольняется по каким‑то причинам, то должен понимать, что уходит навсегда. И, имея выбор, выбираем тех, кто не думает, что придет на телевидение, станет великой «звездой» и на этом этап журналистского развития закончится. Конечно, такие люди приходили, но они не прижились в нашем коллективе. На телевидении важно, чтобы человек был привлекательным. Но ведь можно не иметь модельную внешность, а быть приятным ведущим. Лицо человека определяет многое, но не все. Мы стараемся брать на работу людей, у которых есть что‑то и за лицом, в голове.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах