aif.ru counter
442

Быстрые мозги и доброе сердце. Особенности работы врачей скорой помощи

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9 01/03/2017
Драйв от спасения чьей-то жизни позволяет забыть рутину и неприятности.
Драйв от спасения чьей-то жизни позволяет забыть рутину и неприятности. © / АиФ

В последнее время по всей стране участились случаи неадекватного поведения пациентов и нападения на врачей. Пациенты врачам хамят, поднимают на них руку. Но работники «скорой помощи» по-прежнему верны клятве Гиппократа, любят свою работу и каждый день совершают свои маленькие подвиги. О том, почему «скорая» не может отказаться от вызова, даже если врачей ждёт опасность, корреспонденту «АиФ – Кузбасс» рассказывает Рамиль ГАЙНУЛИН, главный врач Новокузнецкой станции скорой медпомощи.

Зачем звонят «03»?

Инна Меняйлова, «АиФ – Кузбасс»: Рамиль Масгутович, на скорую в основном жалуются, что её приходится ждать по несколько часов. Почему так происходит?

Рамиль Гайнулин

Рамиль Гайнулин: Всё дело, я думаю, в том, что мы – самая востребованная и доступная служба в городе, в нас больше всего нуждаются, однако в силу нехватки кадров мы не в состоянии полностью обеспечить потребность населения в услугах скорой помощи. К тому же преобладает постоянный стереотип: если я позвонил, к примеру, в «скорую помощь», значит, мне должны сразу же оказать услугу. И неважно, нуждаюсь я реально в ней или нет. Звонят по любому поводу, часто просто необоснованно: алкогольное и наркотическое опьянение, соринка в глаз попала или, к примеру, температура 37,5 у взрослого, палец порезал, давление незначительно поднялось. К примеру, 3 января было 180 вызовов по ОРВИ и ни одного тяжёлого. Фактически отработали впустую. Неужели нельзя было самостоятельно в поликлинику обратиться? Или выпить препарат от давления, палец, в конце концов, перебинтовать? В целом в будние дни мы принимаем 500-530 вызовов в день, в праздничные дни доходит до 700-750. Это очень большая нагрузка. В городе работает в среднем 32 бригады «скорой помощи», из них 8 реанимационных. Врачи и фельдшеры буквально «пашут», многие работают на полторы–две ставки. У нас в праздничные дни одна фельдшер сделала 35 вызовов за стуки при средней нагрузке на одну бригаду 15-16 вызовов!

Для того чтобы работать уверенно и без нареканий, нам нужно хотя бы еще 10 бригад.

Бывает, по 50 вызовов просто висят в очереди, потому что сначала отрабатываются так называемые вызовы по «скорой помощи», которые мы обязаны выполнить в течение 20 минут: серьёзные травмы, падение с высоты, осложнённое повышение температуры у маленьких детей, острые сердечные приступы, то есть когда есть реальная угроза здоровью и жизни человека.

Для того чтобы работать уверенно и без нареканий, нам нужно хотя бы еще 10 бригад. На сегодняшний день я могу с удовольствием принять на работу 80 человек. Нужны врачи, фельдшеры и медсёстры.

– А как определить, в каких случаях вызов скорой необходим и оправдан?

– Безусловно, это потеря сознания, судороги, тяжёлые травмы, сильная боль в груди, в животе. Не стоит звонить «03», если у вас, кроме температуры 37,5 или 38,0, нет других симптомов, при мелких травмах и ушибах, при умеренном повышении артериального давления. К примеру, приехала у нас бригада на вызов – человек упал, руку повредил. Посмотрели: сильный ушиб. Зачем нужно было гонять бригаду на вызов, когда можно было просто самостоятельно прийти в травмпункт? К тому же в век информационных технологий не мешало бы ознакомиться с какими-то привычными и известными вещами: что делать при ушибах, порезах, повышении температуры.

– А нельзя врачам отказаться от таких «мнимых» вызовов?

– Нет, у нас порядок работы такой, что мы обязаны выполнить каждый принятый вызов. Мне кажется, ситуацию, возможно, изменило бы введение каких-то штрафов за заведомо необоснованные вызовы. К примеру, в Израиле вы заплатите кучу денег, если окажется, что вы не нуждались в приехавшей к вам «скорой помощи».

– В последнее время в стране было несколько случаев, когда машины «скорой помощи» не успевали доехать до пациентов, потому что либо стояли в пробках, либо не могли проехать во дворах. Уступают ли дорогу «скорой помощи» кузбасские водители?

– На самом деле большая часть автолюбителей наши машины не пропускает. Возьмём всем известный случай, когда на шахте «Юбилейной» случился взрыв. Тогда погибло очень много горняков. Несколько машин «скорой помощи» сразу же отправились на место происшествия, в одну из них сел и я. Мы включили проблесковый маячок и сирену. Город уже знал, что случилось, но пропускать колонну машин «скорой помощи» мало кто торопился. Хочу обратиться к жителям города: пропускайте машины «скорой помощи». Мы включаем спецсигналы только в том случае, если действительно случилось что-то серьёзное, если есть пострадавшие или реальная угроза жизни, если случилась настоящая беда.

Опасна и трудна?

– Давно ли сложилась столь негативная ситуация с кадрами? Почему, как вы считаете, молодые специалисты не идут работать в «скорую помощь»? И что нужно сделать, чтобы ситуация изменилась?

– Такая тенденция наблюдается в течение последних пяти лет. К примеру, в 2010 году у нас работало 82 врача, а сейчас 53, включая меня и заведующих подстанциями скорой помощи. Бригад было 42-43.

Молодёжь к нам идти не хочет, потому что считает, что зарплата небольшая да и работа тяжёлая, порой даже и опасная. Привлечь людей в первую очередь, конечно же, можно деньгами. Да и не копейки мы получаем. Если взять молодого специалиста, который только-только закончил учебное заведение, на одну ставку на руки «чистыми» без всех надбавок врач получит 17 тыс., а фельдшер – 12. Однако надо помнить, что в медицине никто на одну ставку не работает. У нас, к примеру, в среднем коэффициент совмещения – 1,5–1,6, некоторые и на все две ставки работают. На 2016 год средняя заработная плата врача со всеми надбавками составила 41 тыс., фельдшера – 25, младшего персонала – 15. Праздничные дни и ночные смены оплачиваются вдвойне. Через три года идёт первая надбавка – 30%, через два года – ещё 25%, а через семь лет общая надбавка составляет уже 80%. Есть и стимулирующие выплаты: врачам 5 тыс. в месяц, среднему медперсоналу – 3,5 тыс. В отдельные месяцы с большим количеством праздничных дней, например, в январе врач специализированной бригады со всеми надбавками и при нагрузке в две ставки может заработать до 80 тыс. рублей.

– Рамиль Масгутович, в последнее время всё чаще мы слышим о случаях нападения на врачей «скорой помощи». Были такие и у нас…

– За восемь лет у нас было 12 серьёзных травм, когда агрессивные пациенты самих врачей отправляли на больничный. К примеру, выехала бригада на вызов к пациенту. Его пьяному родственнику что-то не понравилось, он избил фельдшера и натравил на него собаку.

Другой случай: молодого пациента без сознания в наркотическом опьянении фельдшер вывела из комы, а он, очнувшись, начал её избивать и душить. Один из последних случаев: жена вызвала мужу бригаду «скорой помощи», якобы спасти его, а он просто был пьян и избил фельдшера на лестничной клетке. В основном неадекватно себя ведут и нападают на «скорую помощь» люди в алкогольном и наркотическом опьянении. Самое обидное, что наказание они понесли чисто символическое – отделались штрафами. Будем надеяться, что те изменения, которые грядут в законодательстве, когда нападение на врачей «скорой помощи» будет приравниваться к нападению на сотрудников полиции, как-то изменят ситуацию.

– Быть может, стоит выдать врачам электрошокеры или другое оружие? Как им защищать себя?

– Электрошокеры у нас есть, но что толку от них? Всё дело в том, что в 90% случаев нападение неожиданное. К примеру, приехала бригада. Лежит мужчина без сознания, дышит. Скорее всего, передозировка опиатами. Ему ввели антидот, он глаза открыл и ни с того ни с сего бьёт фельдшера кулаком в лицо. Она просто ничего не успела сделать. Не будешь же заходить к каждому пациенту, размахивая электрошокером? А чтобы обезопасить себя, нужно просто быстро сориентироваться, покинуть место происшествия и вызвать полицию. На этот случай у нас есть множество инструкций и правил.

– Чем интересна работа в «скорой помощи»?

– Назову это модным словом – драйв, или реализация себя в экстремальных ситуациях. Конечно, большую часть времени мы отрабатываем рутинные привычные вызовы – температура, давление, остеохондроз. Это утомляет. И вдруг происходит событие, когда врачу или фельдшеру удаётся реализовать весь свой багаж знаний и умений, всё то, к чему, быть может, он шёл всю жизнь. Приехали на вызов две молоденькие девочки и вытащили с того света ребёнка, у которого была клиническая смерть. Да они забудут всю ту рутину, которая окружает их постоянно. Или, приехав на ДТП, бригада спасла человеку жизнь, оказав первую доврачебную помощь. Пять минут промедления - и он просто умер бы от кровотечения. Ради таких моментов мы и работаем. В нашей сфере чужих и случайных людей нет. Если предназначение человека работать здесь, он обязательно останется, если нет, уйдёт. Работа в «скорой помощи», безусловно, особенная, ведь, как сказал наш коллега Александр Розенбаум, у врача нашей службы должны быть быстрые мозги, умелые руки и доброе сердце.

Досье
Рамиль Гайнулин родился в 1955 году в Иркутске. Окончил Иркутский медицинский институт. С 1978 года работал на станции скорой помощи врачом-реаниматологом. Кандидат медицинских наук. С 2005 года главный врач Новокузнецкой станции скорой медицинской помощи.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах