Примерное время чтения: 7 минут
1960

«Вашу дочь в психушку надо!» Сбежавшую к другу девочку не отдают родителям

Девочка очень хочет домой и много раз пожалела о сказанном.
Девочка очень хочет домой и много раз пожалела о сказанном. / Оксана / Из личного архивa

В середине июня в Кемерове пропала 12-летняя девочка Лиза. Её нашли у знакомого 14-летнего мальчика, но не спешили отдать родителям. Всё потому, что школьница грозила самоубийством и обвиняла маму в страшных вещах.

В подробностях неоднозначной истории (по версии мамы) разбирался kuzbass.aif.ru.

Каждое утро с надеждой

«Я каждое утро встаю с надеждой, что мне позвонят и скажут, чтобы я ехала и забирала дочку домой!» — рассказывает kuzbass.aif.ru Оксана, мама Лизы.

Все началось с того, что девочка перешла в пятый класс. Требования учителей возросли, школьники пытались буллить Лизу, а ещё бушуют гормоны — девочка физиологически стала превращаться в девушку. Срывы, негативное восприятие мира, перепады настроения мама объясняла переходным периодом, и даже когда дочь в мае попросила сходить к неврологу из-за плохого сна, решила отложить визит к нему на летние каникулы. А спустя время дочь сбежала.

«Я не думала, что всё настолько серьёзно. Утром я проснулась, чтобы напоить младшую дочку таблетками (у нее аутоиммунное заболевание) и самой принять препараты от сердечной недостаточности и давления. Смотрю, на столе лежит записка, что “жить не хочу, не ищите меня, я устала”. Моя дочь — очень жизнелюбивый и подвижный ребенок, она любит петь и танцевать. Я не могла поверить в серьёзность сказанного», — вспоминает произошедшее Оксана.

Позвонили в полицию и начали искать по знакомым. До Лизы получалось дозвониться, но после разговора девочка заносила всех звонивших в черный список. В итоге её нашли у 13-летнего друга, с которым, по убеждению матери, дочь просто дружила. Ребята ходили в кино, ели мороженое и гуляли — познакомились в интернете.

Сотрудники ПДН сначала обещали привезти девочку домой, но этого не произошло. Взволнованная мать поехала в отдел полиции и услышала: «Вашу дочь в психушку надо! Она то плачет, то смеётся, невменяемая, хочет к какому-то мальчику».

Ругались из-за телефона

Поговорить с ребёнком Оксане не дали и убедили оставить дочь буквально до понедельника (была пятница) с психологами в реабилитационном центре «Маленький принц». Но и в понедельник дочь не отдали.

«Первый раз я её увидела только 17 июня. Она сказала, что хочет домой, и начала говорить, как я её когда-то якобы душила и чуть не зарезала. Я была поражена. Откуда это взялось в её голове? Единственное, из-за чего были наши конфликты, это из-за пристрастия Лизы к телефону — она сутками сидела в нём, даже ночью, хотя я запрещала.

Из-за него не помогала убираться дома и выполнять элементарное: например, загрузить посудомойку или вымыть кружки», — вспоминает Оксана.

Из-за телефона однажды она и поругалась с Лизой и старшей дочерью, которая начала защищать сестру. Оксана резала колбасу и сыр для бутербродов, разозлилась на детей, которые её не понимают, и просто вытолкала старшую из кухни с ножом в руках. Лиза пошла за ней.

Держала бы Оксана лопатку или ложку, уверяет она kuzbass.aif.ru, вытолкала бы с лопаткой или ложкой, но положить нож в тот момент просто не подумала. Больше, как уверяет наша собеседница, ничего не было. Она искренне не понимает, почему Лиза так на неё обиделась, что наговорила страшных вещей, ведь Оксана после обсудила с детьми ситуацию на кухне.

«Я Лизе говорила: я же никогда не сделаю вам больно, неужели ты не понимаешь? Сейчас мне с этим ножом 119 статья светит (ст. 119 УК РФ «Угроза убийством». — Ред.)» — плачет Оксана.

Также был и личный дневник Лизы, который оказался в распоряжении следователей. В нём девочка пишет, что начала себя царапать, а правоохранителям якобы сказала, что мама её душила в марте, пыталась зарезать в апреле, а в мае снова душила.

«У меня глаза на лоб полезли. То есть получается, что я какой-то маньяк? Как я тогда воспитала живыми своих остальных четырёх детей?» — до сих пор поражена Оксана.

«Мне нечего бояться полиграфа»

Лиза, к слову, находясь в реабилитационном центре, много раз хотела отказаться от своих показаний (и даже записала видео, где отказывается), потому что не понимала, зачем она все это наговорила, и просто вернуться домой (не к мальчику!).

По словам кемеровчанки, с её дочерью общаются в комнатах без видеокамер и не дают читать записанные с её слов показания. Лишь 9 июля девочке разъяснили ст. 51 Конституции РФ, по которой она не обязана свидетельствовать против себя и близких.

Лиза рассказывает матери, что её пугают детским домом, а родителей девочки просят никуда не жаловаться и просто подождать. Редакция kuzbass.aif.ru в свою очередь уже отправила запросы и в реабилитационный центр, и в министерство соцзащиты Кузбасса. Говорить по телефону с нами отказались.

Глава СК Александр Бастрыкин запросил доклад о ходе расследования уголовного дела по факту возможного нарушения прав несовершеннолетней, поэтому отчасти понятно, что пока идёт следствие, девочку не возвращают в семью. Но почему желание ребёнка никто не учитывает?

«Я прошу следователей пойти на полиграф. Мне нечего бояться, потому что я не вру и не хотела причинить своим детям зла. Мы с мужем помогали решать Лизе её проблемы, никогда нам не было на неё плевать. Я не знаю, что случилось с моим ребёнком, видимо, я пропустила момент, когда надо было быстро обратиться к неврологу. В этом моя вина», — рассуждает Оксана.

Ее младшей дочери на днях снился плохой сон. В нём она потеряла маму и папу и заплакала. Проснувшись, она со страхом говорила, как боится потерять близких в реальной жизни.

«Если я такая плохая, то ребёнок никогда так не скажет, как младшая. Я в полном шоке и прострации. Ничего не понимаю. У меня такое впечатление, что моего ребёнка просто удерживают. На нас ещё составили акт, в котором у меня и бельё нестиранное, и дом в ужасном ветхом состоянии, но жить можно.

Были бы у меня деньги, Лиза уже была бы дома — я бы наняла адвоката. Я хочу, чтобы она была дома. Я не могу жить спокойно, пока её нет», — заключает Оксана.

Мнение эксперта: ложь о насилии

Психолог Мария Мясникова считает: если ребёнок заявляет, что родители его бьют, то в семье присутствуют проблемы. Но следует быть внимательным к таким заявлениям и понимать, что независимо от причин ложь о насилии несёт серьёзные последствия и должна рассматриваться с особой осторожностью. Чтобы делать выводы о том, придумал ребёнок подобную историю или же он действительно пережил насилие, необходима комплексная диагностика и проверка.

Такие случаи нельзя игнорировать, но и нельзя забывать, что подросток импульсивен и физически не может предсказать последствия своих действий. Это объясняется недостаточным развитием префронтальной коры головного мозга.

«Если искать психологические причины лжи, то на первом месте, конечно, это привлечение внимания. Возможно, внимания не только окружающих, но и самих родителей. Также очень важным фактом является страх ребёнка перед наказанием за какой-то поступок», — заключает специалист.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах