24

По скользкой зимней дорожке

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52. Аргументы и Факты в Кузбассе 27/12/2012

Год ещё не закончен, а статистика ДТП по Кузбассу уже перекрывает прошлогоднюю: 3733 аварий, 531 погибший и 4755 травмированных против 3495 аварий, 511 погибших и 4573 раненых в 2011 году. Причём каждое третье дорожно-транспорт­ное происшествие, по данным ГИБДД, – это наезд на пешехода. Но ДТП – это далеко не конец, а скорее начало долгой кошмарной истории. Дальше суд. О том, за что судятся участники авто­аварий и зачем заключать мировую с виновником смерти родных, читателям «Аргумен­тов и фактов» рас­сказал адвокат Сергей КОСАЧЁВ.

– В своё время для меня было большой неожиданностью узнать, что закон не защищает жертв ДТП автоматически. Получается, даже если водитель явно нарушил все правила, возмещать тебе ущерб он не будет, если сам не постараешься. Так?

– В большинстве случаев, если речь идёт о серьёзных травмах, так и происходит. Закон пострадавших защищает плохо, в отличие от виновного, у которого будет адвокат. Следователи чаще всего только признают человека потерпевшим, а ведь по закону мало того, что нужно это признать, следователь должен помочь жертве ДТП составить иск, обосновать его, найти ответчика. Но эту работу ведь можно выполнить и для галочки, не разъясняя потерпевшему его прав и не помогая составить иск, и тогда всё бремя судебной тяжбы ляжет на плечи жертвы ДТП: нужно самому подавать иски, нанимать адвоката и т. д.

Цена страданий

– Как оценить моральный ущерб? Сколько, например, стоит смерть ребёнка? И так ли просто его взыскать?

– Всё сугубо субъективно, и пострадавший или родственники погибшего в автоаварии могут потребовать с виновника любую сумму. Вот, например, сейчас я занимаюсь делом, в котором пострадавший в ДТП требует с виновника 12 млн рублей. Требовать можно и больше, а можно и меньше. Другое дело, удовлетворит ли суд эти требования. В Кузбассе сложилась судебная практика, в которой сумма морального ущерба за смерть человека варьируется от 150 до 300 тыс. рублей на одного человека (т. е. на один иск). Сумма может быть и больше, а может – и меньше, но в большинстве случаев всё же в этих приделах. Так что можете подавать миллионный иск, а суд всё равно определит моральный ущерб в 150 тыс., зачастую потому, что у виновника аварии больше и взять нечего. А кто не хочет ждать того, что ему присудят на суде, те заключают мировые соглашения – и виновник ДТП сразу выплачивает пострадавшим запрашиваемую сумму. Большинство истцов на это идут – это выгодно и семье пострадавших (они получают деньги), и обвиняемому – он получает шанс избежать судимости. Уголовное преследование в этом случае могут прекратить, а дело закрыть по соглашению сторон.

– И многие на это соглашаются?

– Многие. И даже в тех случаях, когда и два, и три погибших в ДТП – всё равно заключают мировую. Не потому, что родственники такие жадные, а потому, что срабатывает здравый смысл. Зачем настаивать на суде? Погибших уже не вернуть. Суд то ли осудит виновника ДТП, то ли нет. Или вынесет условный срок. Да даже если и реальный – сроки за такие преступления небольшие. В среднем – три года. Т. е. буквально через год по условно-досрочному виновник ДТП снова выйдет на свободу, а через полтора года снова сядет за руль. И даже если суд взыщет с виновника ДТП возмещение морального ущерба, всё равно пострадавшие будут получать эту сумму частями – по несколько тысяч в месяц. В конечном итоге эту истину понимают практически все семьи погибших в ДТП. Кстати, даже при заключении мирового соглашения виновный необязательно освобождается от ответственности – суд может не согласиться с ходатайством о прекращении дела.

– В таком ракурсе всё кажется каким-то очень безысходным. Раньше было так же?

– Практически так и было, только что автоаварий насчитывалось в разы меньше, потому что автомобилей тоже меньше было. А сроки были те же. Только что теперь добавилось возмещение морального ущерба.

Судебный прецедент

– Конституционный суд России вынес определение, которое ставит пешеходов-нарушителей в трудное положение: им теперь придётся оплачивать ремонт разбитого по их вине автомобиля. Т. е. сбитому пешеходу придётся думать не о лечении, а о том, где найти деньги на ремонт. Вы считаете это нововведение справедливым?

– Отчасти. Давайте по-честному: ведь не все пешеходы идут строго по зебре и на зелёный свет? И сколько раз было: водитель видит такого бегущего где попало, уворачивается, как может, в итоге вылетает на «встречку» и врезается в другую машину? А пешеход спокойно идёт дальше! И ладно ещё, если дело двумя разбитыми авто ограничивается… Так что отчасти закон прав: за нанесённый ущерб надо платить.

– Т. е. теперь водителям вообще не нужно уворачиваться от пешеходов, а спокойно врезаться, например, в неосторожных детей? Получится, по закону дети сами виноваты, их родители за ремонт, если что, заплатят… А в чужую машину врезаться дороговато.

– Ну, во-первых, водитель всё равно будет обязан в судебном порядке оплатить расходы на лечение. А во-вторых, люди не звери. Всё равно будут тормозить, у нас в инстинктах заложено спасать и беречь жизнь другого человека. Хотя теперь, раз судебный прецедент создан, наверняка найдутся и «экономисты», которые вмиг посчитают, что оплатить пешеходу сломанные ноги и позвоночник будет дешевле, чем разбитый крутой джип, и будут тормозить в пешехода. И ещё увеличится количество водителей, которые будут утверждать, что именно сбитый пешеход шёл «не по правилам».

– А таких водителей много?

– Большинство. При столк­новении, а тем более при сильном столкновении, когда водитель не успевает или не может затормозить (пьян, отвлёкся и т. д.), пешехода чаще всего отбрасывает на несколько метров от места ДТП. И даже если человек шёл по «зебре», водитель всегда может сказать, что пешеход переходил дорогу в нескольких метрах от неё. И понадобится дополнительная экспертиза и свидетели, чтобы доказать обратное. Вот по этой причине я рад, что наконец-то появились камеры наружного наблюдения и видеорегистраторы – там сразу видно, кто прав, а кто виноват. Идеально, если бы установка видеорегистраторов была обязательным условием получения водительских прав.

– Разве свидетельских показаний не достаточно?

– А где их найдёшь – свидетелей? Зевак всегда много, а свидетелей – днём с огнём не сыщешь. Чтобы выступить в суде, нужно ведь несколько раз с работы отпроситься, дать показания – это значит потратить время, силы и т. д. Люди пока не настолько милосердны, чтобы ради справедливости действовать себе в убыток. – Сейчас собираются увеличивать сроки заключения для водителей, совершивших ДТП в состоянии алкогольного опьянения. Вы с этим согласны?

– Не совсем. Не сроки нужно увеличивать, а материальную ответственность. И прав лишать навсегда. Каким бы кровавым ДТП ни было, его виновник совершает преступление нечаянно. Даже если человек пьяный, уколотый, обкуренный, злой – всё равно он не планирует заранее убивать людей с помощью автомобиля. Можно дать хоть пожизненное, но смысл не изменится – человек не хотел этого делать. Так вышло. Пусть лучше платит всю жизнь и помнит, как дорого обошлись игры за рулём.

Екатерина БУХТИЯРОВА

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах