aif.ru counter
274

Что поможет сохранить жизни шахтёрам Кузбасса?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. Аргументы и факты в Кузбассе 08/05/2013

Кемерово, 8 мая - АиФ-Кузбасс. Тем не менее, с начала года на шахтах Кузбасса погибли около двух десятков горняков.

 

Люди продолжают гибнуть

Читайте также:
Очередная трагедия на шахте забрала жизни нескольких человек
Авария на шахте «Осинниковская» (сюжет)

Самая крупная авария этого года случилась на шахте № 7 в Киселёвске. 20 января из-за вспышки метана там погибли восемь горняков (причём на этой же шахте 7 января и 7 февраля погибли ещё два человека). 26 марта на «Осинниковской» (г. Осинники) после обрушения барьера между двумя выработками вода из старой выработки затопила новый участок. Эта авария забрала жизни четверых шахтёров.

Риск - участь рабочего, а не акционера. Фото www.russianlook.com

 

 

По заключению Ростех­надзора, авария и на «Осин­никовской», и на шахте № 7 – следствие нарушения правил промышленной безопасности. Например, на шахте № 7 по итогам послеаварийной проверки инспекторы технадзора выявили сразу с десяток различных нарушений, самое серьёзное из которых – отключение датчиков контроля метана. Недавно были опубликованы официальные заключения о причинах аварии на «Осинниковской». Там тоже к трагедии привели нарушения техники безопасности: во-первых, новый участок (где и затопило шахтёров) начали разрабатывать до того, как выкачали воду из старой выработки. А во-вторых, по данным специалистов Ростехнадзора, главный инженер шахты, не посчитавшись с планом работ, уменьшил барьер между двумя выработками с 40 до 10 метров, поэтому вода и прорвалась. К тому же, когда случилась авария, на «Осинниковской» слишком поздно включили систему оповещения и вызвали отряд ВГСЧ.

 

Далеко до Австралии

 

В конце апреля руководитель Сибирского управления Ростехнадзора Евгений Резников на расширенной коллегии в Новосибирске предложил создать в России юридический прецедент потери бизнеса за систематические нарушения требований безопасности.

 

– Технически наши предприятия могут работать безаварийно, – говорит Евге­ний РЕЗНИКОВ, начальник Сибирского Управления Ростехнадзо­ра. – Боль­шин­ство шахт оборудовано современными системами наблюдения и оповещения людей об аварии и средствами поиска горняков, системами контроля за содержанием метана и газа, разработаны правила безопасности. Единственное, что требуется от собственников, – исполнять эти правила. Но именно систематические нарушения техники безопасности приводят к авариям. Например, на шахте № 7 в прошлом году наши сотрудники 91 раз привлекли к административной ответственности должностных лиц и само предприятие, горные работы в судебном порядке останавливались десять раз. И хотя на приобретение антигазовой защиты были затрачены миллионы рублей, она оказалась бесполезной – её вывели из строя специально, и сами горняки.

 

В подтверждение своих слов глава Ростехнадзора привёл любопытный пример: во время визита в Австралию «первым лицам» от российского Ростехнадзора представители аналогичного ведомства в Австралии показали, как работает система у них: десять нарушений требований безопасности – уже ЧП. Случаи, когда горные предприятия полностью закрываются по требованию органов надзора, а их собственники теряют бизнес, там не редкость. Возможно, поэтому и аварийность на южном континенте в два раза ниже, чем у нас.

 

В конце выступления на коллегии Евгений Резников предложил помощнику полпреда президента в СФО Сергею Черданцеву и руководителям теруправлений Ростехнадзора рассмотреть возможность и порядок отстранения нерадивых собственников угольных предприятий от управления в суде.

 

Уроки не впрок

 

На днях будет три года, как случилась одна из крупнейших в новой истории Кузбасса аварий на «Распадской» – не все тела погибших ещё подняты на поверхность, следствие по этому уголовному делу ещё длится. Зато в конце апреля начался суд по другому громкому уголовному делу – взрыву на шахте «Ульяновской», где в 2007 году погибли 110 человек. Первые результаты уже есть: три инспектора Ростехнадзора, «не заметившие» нарушений на «Ульяновской», освобождены от ответственности «по истечении срока давности преступления». Так что официально обвиняемых в этом уголовном деле осталось только шесть. Экс-директор шахты Андрей Функ, начальник смены Юрий Пименов, механик техники безопасности Андрей Краськов, бригадир и электрослесари по-прежнему остаются обвиняемыми. Максимальный срок наказания, который они могут получить, – семь лет лишения свободы.

 

Послужит ли такое наказание уроком для других руководителей – неизвестно. А пока длится следствие, идёт судебное заседание, чиновники рассматривают возможность ужесточения проверок, горняки продолжают спускаться под землю, и горький список аварий на шахтах, травм и несчастных случаев всё полнится.

 

Разрастается и ворох уголовных дел по поводу нарушений на угледобывающих предприятиях. Особенно знаменательно одно из них, недавно ушедшее в суд, где два теперь уже бывших инспектора Ростехнадзора обвиняются в получении взяток за то, что они «прикроют глаза» на выявленные нарушения техники безопасности на шахте. И по-настоящему настораживает, с какой лёгкостью и охотой на денежный компромисс пошли и руководители предприятия, и экс-проверяющие. При такой сговорчивости никакие меры впрок не пойдут.

 

 

ЗАМЕЧАНИЕ РАХМАНОВА

Деньги понесут чемоданами?

 

У Рос­тех­над­зора и так достаточно полномочий: закрыть шахту на 90 дней – не шутка. Но получается так, что инспекторы на одном и том же предприятии фиксируют десятки нарушений требований безопасности, на время закрывают предприятие, открывают его, заново находят нарушения и снова закрывают – и так до бесконечности. А проблему нужно решать не точечно, а системно. Нужно оценивать не количество нарушений, а работу системы охраны труда в целом. Бескомпромиссность надзорных органов при таком точечном подходе может лишь усилить коррупционную составляющую. Если речь будет идти о закрытии шахты или вообще потере бизнеса, надзорные органы будут под постоянным давлением – «ценник» взяток взлетит в разы, собственники будут тащить деньги чемоданами. Вот только ситуацию с безопасностью на шахтах это никак не изменит.

Геннадий РАХМАНОВ, бывший зам. руководителя Государственной инспекции труда в Кемеровской области

 

МНЕНИЕ ЕГОРОВА

Добраться до собственника

 

Дело об аварии на шахте «Ульяновская» сейчас рассматривается в суде, по аварии на «Распадской» – пока расследуется, по аварии на «Осинниковской» – недавно возбуждено. Знаете, что объединяет эти трагедии? У всех предприятий один и тот же собственник. Так что позицию Ростехнадзора можно понять: аварии на наших шахтах происходят с пугающей регулярностью. Собственники заставляют людей бороться за высокие показатели в ущерб безопасности. Причём юридически это невозможно доказать – распоряжения, скорее всего, выдаются устно, руководителя шахты ставят перед фактом: или ты даёшь определённые показатели и прибыль, или на твоё место придут другие. Под таким же давлением оказываются все остальные работники предприятия. Закрытие шахты наносит собственнику многомиллионный ущерб. Но он «навёрстывается» сразу после возобновления работ за счёт той же потогонной системы труда. Получается, чем дольше предприятие простоит закрытым, тем с большей вероятностью на нём произойдёт авария после открытия. Единственный ущерб, который несёт собственник в случае аварии – опять же денежный. Но покупка квартир, выплата «морального ущерба» в случае гибели шахтёров, соцобеспечение и т. д. – эти затраты не полностью ложатся на собственника шахты, а почему-то на областной бюджет и страховые фонды. Т. е. фактически за деньги налогоплательщиков компенсируются ошибки бизнесменов.

Павел ЕГОРОВ, вице-президент адвокатской палаты Кемеровской области

ПОЗИЦИЯ НАЙДОВА

Пора менять систему угледобычи

 

Я возглавил шахту «Ки­се­лёв­скую», когда ещё были свежи воспоминания о расстрелах директоров аварийных шахт как врагов народа. В моё время их судили и надолго отправляли за решётку (и такие случаи были не единичными). Тем не менее, аварии всё равно были. И ведь каждый шахтёр знает, что он на опасной работе, с землёй шутки плохи, но ведь и отключают сигнализацию, и порой идут на неоправданный риск сами шахтёры, прекрасно понимая, чем всё может кончиться. Надо наказывать собственников и директоров предприятий, где происходят аварии, и наказывать жёстко. Но и всегда представлять горняков жертвами злоупотреблений и эксплуатации тоже неправильно. Истина, как известно, посередине. У нас вроде бы много сделано для снижения аварийности. Но вместе с ужесточением контроля надо потихоньку менять саму систему угледобычи – уходить из опасных шахт, закрывать старые шахты, переучивать горняков. Работа в этом направлении уже началась, но впереди у нас долгий путь.

 

Михаил НАЙДОВ, директор фонда «Шахтёрская память»

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах