aif.ru counter
821

Предприятия, которые мы потеряли. Скоро ли кончится наша промышленность?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13 26/03/2014
Каждый кемеровчанин видел, как КЭМЗ рубили сердобольно по частям.
Каждый кемеровчанин видел, как КЭМЗ рубили сердобольно по частям. © / Евгения Обымахо / АиФ

Через два месяца встанет коксохимический цех Кузнецкого металлургического комбината. С 1 июня новую работу придётся подыс­кивать 939 кузбассовцам, а промышленность нашего региона сдаст ещё одну позицию на рынке, как было уже не раз.

Здесь не куют металл

Своё решение о закрытии коксохимического цеха собственники объясняли нерентабельностью и заботой об экологии города. Кроме того, сейчас на «Запсибе» реконструируют доменное сталелитейное производство, переводят его на пылеугольное топливо, чтобы использовать низкосортный уголь подешевле. Остановка коксохимического цеха – это лишь малая крупица потерь когда-то самого крупного предприятия металлургии Кузбасса. Шесть лет назад погасли мартеновские печи КМК, и Кузбасс разом потерял почти 1 млн тонн стали в год. Сотрудников успокаивали тем, что технология эта уже старая, очень затратная и неэкологичная. Но потом на комбинате остановили листопрокатный стан и закрыли доменные печи. Теперь дошла очередь до коксохимического цеха.

В итоге на комбинате останется только цех, где делают железнодорожные рельсы. Его не только не собираются закрывать, но и будут расширять. «Закрытие цехов на новокузнецких заводах началось шесть лет назад, но я не могу сказать, что в этом виноват только кризис 2008 г., из-за которого производство стало нерентабельным. Решающую роль, безусловно, сыграли износ оборудования, которое дешевле остановить, чем реконструировать, и борьба за улучшение экологии, – считает Юрий Ударцев, заместитель начальника областного департамента промышленности. 

– Безусловно, для людей ликвидация завода – это серьёзное потрясение, но руководство КМК старается сгладить острые углы. Металлургам помогают найти новую работу, выдают хорошие компенсации. Например, после закрытия мартеновского производства некоторым работникам выплатили компенсацию – 12 зарплат. Ветеранов достойно провожают на пенсию, сохраняя за ними все социальные льготы и выплаты. Т. е., может быть, люди и уходят обиженными, но, по крайней мере, их не наказывают рублём».

Модернизация поможет?

Остаться без работы страшно, потому что у людей кредиты, ипотека, дети. Вовремя не заплатил – копится долг, набегает пеня, а банку не объяснишь, что это не ты такой безответственный, а руководство твоего завода не может свести концы с концами. К примеру, выбраться из долговой ямы никак не получается у Юргинского машиностроительного завода. Только выдали работникам 60 млн рублей за январь, как снова нужно искать деньги на зарплату.

А доходов практически нет. На горно-шахтное оборудование спрос упал: старые шахты в Кузбассе тоже закрываются, угольщики дорабатывают на том, что есть, а небольшие заказы от Минобороны не покрывают всех расходов Юрмаша. Сейчас на заводе нормально работают всего 1,5 тыс. человек, ещё 3,2 тыс. трудятся по сокращённому графику или сидят дома. Руководство Юрмаша ведёт переговоры с хозяевами Уралвагонзавода о перевооружении предприятия и переобучении своих сотрудников, но пока безуспешно.

Распродать, нельзя сохранить?

Если в Новокузнецке ещё есть какая-то перспектива, а в Юрге жива последняя на­дежда, то в областном центре уже просто констатируют факт: крупнейший завод «Кузбассэлектромотор» закрыт навсегда. «Завод эвакуировали из Харькова и привезли в Ке­ме­ро­во в 1941 году. Он выпускал снаряды, электроплиты «Тайга» и очень нужные на шахтах взрывозащищённые двигатели. Сначала было 7 тыс. рабочих, и трудились две смены, а потом стали наращивать обороты, вводить новые цеха, появлялись новые заказы, новые сотрудники, люди работали уже в три смены, – вспоминает о золотом времени КЭМЗ экс-председатель совета ветеранов Надежда ИВАНОВА

– А потом был кризис 90-х, после которого всё пошло не так: приватизация, постоянно меняющиеся руководители, отсутствие заказов, убыточность и бесконечные долги по зарплате. В августе 2013 года «Кузбассэлектромотор» закрыли. Конечно, многие специалисты создали свои фирмочки, но с заводом им не сравниться. У нас и оборудование было, и люди, и станки и технологии, и разработки свои. Очень жалко, что этот завод уже не возродишь и не восстановишь».

КЭМЗ несколько раз официально признавали банкротом, после чего собственники продавали один из корпусов, чтобы покрыть долги по зарплате. Так и появились в Кемерове торговый центр «Я», станции техобслуживания, гипермаркеты, офис сотовой компании – всё стоит на бывшей территории завода. Сейчас собственникам нужно погасить долг пред бывшими сотрудниками – 16 млн рублей. Для этого, наверное, придётся продать последние цехи и землю. Любой огородник знает, что проблем не будет, если вовремя купить новую тяпку или мотоблок. Но на заводах, похоже, всё работает до состояния «рассыпалось и ремонту не подлежит». И это закономерно. Если собираешься бросить огород, когда какой-никакой урожай собран, то и новые мотоблоки покупать не нужно.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество