475

Долг до отключения доведёт Что будет, если не платить за свет?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10 09/03/2017
Отключение - крайняя мера, от которой всем одни убытки.
Отключение - крайняя мера, от которой всем одни убытки. © / пресс-служба ОАО «Кузбассэнергосбыт»

Общий долг потребителей электроэнергии перед гарантирующим поставщиком ОАО «Кузбассэнергосбыт» сегодня составляет больше 3,3 млрд рублей. Но этот долг не отменяет обязательства вовремя отдавать деньги за электроэнергию генерирующим и сетевым компаниям. О том, чем всё это грозит энергетикам и кто самые крупные должники региона, рассказывает генеральный директор сбытовой компании Леонид ПЕТРОВ.

«АиФ – Кузбасс»: Больше 3,3 млрд должны все потребители области вкупе. А кто должен больше всех?

Леонид Петров

Леонид Петров: После новогодних праздников платёжная дисциплина кузбассовцев ухудшилась. Предприятия ЖКХ увеличили свой долг перед нами в январе на 12% и накопили задолженность в размере 1,5 млрд рублей. Это 45% от общего объёма долга, и они являются лидерами антирейтинга. На втором месте по объёму долгов предприятия бюджетной сферы. Они должны нам 379 млн рублей. Прирост за месяц – 95 млн рублей. Также большие долги имеют предприятия угольного комплекса – 171 млн рублей.

– А почему столь массово не платят предприятия ЖКХ?

– Это так называемые «неотключаемые потребители»: водоснабжающие, теплоснабжающие организации. Это достаточно серьёзная системная проблема. Они больше и быстрее всех накапливают задолженность, а отключить такие предприятия по закону невозможно, поскольку они сами выступают поставщиками ресурсов для населения и могут пострадать ни в чём не повинные жители. При этом люди могут исправно платить за коммунальные услуги, но эти деньги не доходят до нас. Предприятия ЖКХ по разным причинам их могут просто не перечислять.

Ещё проблемы доставляют те предприятия отрасли ЖКХ, которые ликвидировались или находятся в стадии ликвидации. Привычной практикой стало накопление долгов, а затем банкротство и ликвидация этих предприятий. На их месте появляются новые, которые уже не несут ответственности по обязательствам своих предшественников. В основном речь идёт о бывших арендаторах объектов тепло- и водоснабжения, особенно в сельских территориях. Взыскать с них задолженность практически невозможно, т. к. всё имущество принадлежит муниципалитету, а предприятие его только арендует. Оно собирает деньги с населения, не рассчитывается с ресурсоснабжающими организациями, потом просто исчезает. К сожалению, такие случаи не единичны, однако органы местного самоуправления не оказывают должного внимания этим ситуациям, несмотря на указания областной администрации о недопустимости подобной практики.

– Выходит, одних отключить вы не можете, а те, кого отключаете, зачастую недовольны и жалуются, что к ним применили жёсткую меру?

– Применять жёсткие меры воздействия мы просто вынуждены. Мы являемся связующим звеном в цепочке электроснабжения. Из средств, полученных от потребителя, мы должны оплачивать покупку электроэнергии на оптовом рынке и платить сетевым компаниям, которые должны на что-то ремонтировать сети и многое другое. Но при этом ни один из клиентов не может сказать, что до отключения мы не вели диалог, не пытались найти выход, предложить схему, которая гарантировала бы если уж не погашение долга, то хотя бы предотвращение роста задолженности.

Мы всегда объясняем, что отключение – это крайняя мера. Раз до этого дошло, значит, с должником не смогли договориться или он не выполнил заключённое соглашение. Отключать или доводить дело до суда не в наших интересах.

Как бороться с долгами?

– Насколько эффективно взыскание задолженности через суд?

– В целом мы активно ведём судебную работу. По мере того как происходит рост долгов, увеличивается и объём исковых заявлений. За 2016 год юридическая служба компании подала 2610 исковых заявлений. В итоге из них удовлетворено исков на общую сумму 1,4 млрд рублей. Эти цифры выросли в два раза по сравнению с 2015 годом. Нередко происходит и так, что предприятие затягивает с оплатой, мы подаём на него в суд, и спустя некоторое время оно гасит долг. В таком случае иск мы отзываем.

– Как компания продолжает функционировать, имея большие долги со стороны потребителей? Вы берёте кредиты?

– Да, мы привлекаем банковские кредиты на покрытие «кассовых разрывов». Они возникают, потому что розничный потребитель платит за электроэнергию, как правило, по факту потребления, а «Кузбассэнергосбыт» оплачивает её на оптовом рынке раньше. Возникает ситуация, когда потребитель нам деньги ещё не заплатил, а нам их уже нужно отдать. И вот этот «кассовый разрыв» мы стараемся закрывать кредитными ресурсами. Это нормальная ситуация.

Но в последнее время мы стали пользоваться кредитами для увеличения оборотных средств из-за роста дебиторской задолженности. В кризисные времена она постоянно увеличивается, и у нас возникают проблемы с привлечением кредитов. Банки просто боятся давать деньги компании с дебиторской задолженностью в 3,3 млрд рублей. Они снижают объёмы кредитования и увеличивают проценты.

– Что может случиться при самом худшем сценарии?

– Важно понимать, что у нас нет возможности заплатить производителям электроэнергии и сетевым организациям «попозже», поскольку санкции за это для энергосбытовых компаний очень серьёзные – вплоть до лишения статуса субъекта оптового рынка, т. е. прекращения деятельности компании. Это может привести к массовым лишениям статуса гарантирующего поставщика по всей стране. При этом опыт показал, что подхватывать этот статус желающих не так много, ведь новый поставщик унаследует тех же самых неплательщиков. В тех регионах, где статус гарантирующего поставщика переходил к сетевым компаниям, платёжная дисциплина вдруг не улучшилась. Ведь оттого, что обязанности будут переходить от одного поставщика к другому, те же предприятия ЖКХ платить не начнут. Поэтому огромные долги ресурсников ставят под угрозу надёжность электроснабжения всего региона. Они не платят нам, мы, в свою очередь, рискуем не заплатить сетевым компаниям, которым необходимы средства для ремонта электросетей и инвестиций. Чтобы минимизировать риски, необходимо вмешательство властей и конкретные меры по налаживанию платёжной дисциплины потребителей.

– Какие обязанности накладывает статус гарантирующего поставщика?

– Мы не имеем права отказаться от электроснабжения любого обратившегося потребителя, расположенного в зоне нашей деятельности. В реальности это означает, что независимые энергосбытовые компании, как только у них возникают проблемы с потребителем (начинаются задержки платежей), как правило, расторгают договор с ним. Это их право. А мы такого потребителя автоматически подхватываем.

– Можете назвать предприятия, которые перешли к вам подобным образом?

– В последнее время мы потихонечку «подбираем» объекты ЖКХ. Это происходит достаточно регулярно. В 2016 году к нам пришли беловская «Энергокомпания» и объекты прокопьевского «Водоканала». Ещё пришёл Мариинский спиртовой комбинат. Одно из серьёзных предприятий, которое мы получили, это ПАО «Тепло» в Междуреченске, задолженность которого на сегодняшний день составляет больше 76 млн рублей. Сегодня мы видим риски по всем предприятиям, у которых существуют финансовые проблемы и которых независимые сбытовые компании готовы скинуть на нас.

Как уравнять ответственность?

– Какие меры принимают или могут принять власти, чтобы укрепить платёжную дисциплину в энергетике?

– В этом плане законодатели пошли навстречу сетевым компаниям и установили для поставщиков срок оплаты сетям с интервалом два дня от срока оплаты потребителей. Только потребитель в срок не платит. А мы задержать оплату не можем, поскольку в случае просрочки платежа на оптовый рынок или сетевым компаниям платим огромную пеню, которая начисляется с первого дня просрочки. Если же задержать оплату несколько раз, то можно в конечном счёте лишиться статуса гарантирующего поставщика. Мы-то всегда готовы платить вовремя, если с нами потребитель будет рассчитываться. Поэтому целесообразнее стимулировать потребителя к своевременной оплате.

Недавние законодательные изменения вводят финансовые гарантии для неплательщиков электроэнергии на розничном рынке. Теперь, если «неотключаемые» потребители накапливают долг, превышающий две среднемесячные величины, то должны предоставить поставщику ресурса финансовую гарантию. Гарантом может выступить банк или муниципалитет. Если неплательщик не предоставит гарантию в срок, то его руководству грозит штраф до 100 тыс. руб. или дисквалификация до трёх лет, а юридическим лицам – штраф до 300 тыс. руб. Эффект можно будет оценить ближе к концу года.

– Кажется, недавно в КоАП были внесены изменения, устанавливающие пени за просрочку платежей? Это не сработало?

– Да, эти изменения вступили в силу в конце 2015 года. На практике получается следующее: количество должников исчисляется тысячами. Очевидно, что не все добровольно станут уплачивать пени, а значит, их надо будет взыскивать в судебном порядке. И тут опять в игру вступают ликвидированные предприятия и «неотключаемые» потребители, у которых долги огромные, а пени с них собрать в полном объёме невозможно. К тому же размер пени не покрывает наших затрат на обслуживание кредитов. Было бы справедливо уравнять ответственность, которую несут перед нами конечные потребители с ответственностью гарантирующего поставщика перед сетевыми и генерирующими компаниями.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах