aif.ru counter
751

Фермер – о том, почему овощи привозят, а не выращивают в Кузбассе

Овощи, мясо, молоко – всё было местного производства

Сейчас же на рынке редко встретишь грузовик с кузбасскими номерами. Этим летом картошка на рынках, например, была в основном китайская, по цене дороже бананов. Фермер из Новокузнецкого района Николай ШАПОВАЛ считает: местных овощей так мало, потому что предпринимателям проще вы­гнать в поле экскаватор и искать уголь, чем пахать и сеять.

Земля не прощает разгильдяйства

Анна Иванова, «АиФ-Кузбасс»: – Николай Алексеевич, почему мы перестали обеспечивать себя даже традиционным для нашего региона «суповым набором» – картофелем, морковью, свеклой и капустой?

Николай Шаповал: – В советское время 70% овощей было у населения, т. е. «суповой набор» выращивал любительский рынок, а остальные 30% – колхозы, совхозы, фермеры. Я и сам вырос в семье, которая питалась овощами с собственного огорода. Как-то зашёл на оптовую базу и поразился, что продаётся капуста из Польши. По цене – как бананы. Как такое может быть?! Это же овощ, который в наших условиях вырастить проще всего. Да и выгодно это. Мой отец рассказывал, как однажды засадили огород капустой, осенью засолили её и продавали на рынке небольшими чашками. На львиную долю тех денег, полученных от продажи капусты, родители купили дом.

Осенью мы своим сельским хозяйством гордимся, а весной, как всё съедим, негодуем, что мало.ло Фото: www.globallookpress.com

А сейчас проедете по деревне – увидите, что многие огороды поросли травой. Люди перестали сажать овощи. Они рассуждают: «Осенью съездим на площадь и «накопаем» картошки, лука, моркови на всю зиму». Я не осуждаю их: видно, времена поменялись, и народ зарабатывает достаточно, чтобы не горбатиться на огороде. Т. е. сегодня ниша, занятая в советские годы частными огородами, освободилась. Но местные фермеры её полностью не заняли, поэтому перекупщики везут овощи отовсюду.

– Люди перестали выращивать овощи, но не перестали их есть. Т. е. спрос остался. Есть и земля, пригодная для сельского хозяйства. А вот фермеров, выстраивающихся в очередь на эту землю, нет. Почему?

– Возможно, потому, что просто так с пустым карманом на эту землю не придёшь, нужны деньги. В 90-е годы, когда у меня встал вопрос о том, как обеспечивать семью, я занялся грузоперевозками. С доходов стал дотировать сельхозпроизводство. Полностью отказаться от грузоперевозок смог только четыре года назад. Хозяйство росло, поездки стали мешать овощеводству, выбивали из колеи. Бывает, на неделе всего один солнечный день, когда можно заняться прополкой, а мне нужно именно в этот день куда-то ехать. А земля ведь не прощает разгильдяйства. Если ставишь что-то другое на первое место, она этого не понимает. Поэтому, когда я полностью ушёл в поле, результаты стали гораздо лучше.

– А если у кого-то есть желание заняться фермерством, но нет собственных средств, в этом случае получить помощь от государства реально?

– Думаю, за одно желание государство денег не даст, нужно доказать реальными делами. Например, у меня в прошлом году были два стареньких тракторишки, которые на ладан дышали. Выедешь в поле на таком – аж судорогой стягивает, но работать надо. Поэтому зимой взял кредит в банке и купил новый трактор и сеялку. После этого впервые от районной власти получил субсидию: мне вернули половину от потраченной суммы. Эти деньги безвозмездно дают хозяйствам, которые купили новую технику, как я, или элитные семена, т. е. вложились в развитие. Конечно, это облегчение! На субсидию я купил ещё один трактор. Ещё осталось на солярку и на то, чтобы работникам немного поднять зарплату.

За бесценок не отдам!

– Зарплата в сельском хозяйстве 13-14 тыс. руб., это почти в два раза меньше, чем средняя зарплата по Кузбассу. Кто соглашается работать за такие деньги?

– Разговаривал с одним фермером, у него механизаторы получают летом даже до 30 тыс. руб., зимой – до 20 тыс. руб., доярки – по 15-17 тыс. Но это большое хорошее хозяйство, которое давно работает. Мне пока сложно содержать работников круглый год на стабильной зарплате. Работают в основном подёнщики, сейчас получают по 500-700 руб. в день. Тракторист в сезон может заработать и 20 тыс. руб. – с одним выходным в неделю. При этом рабочий день у него регламентируется погодой, бывает, что от рассвета до заката в поле. Подёнщиками в основном идут работать жители деревни, пенсионеры, люди, попавшие в трудное положение. Вот, например, трудится у меня бабушка, на которую повесили долг по кредиту и сейчас вычитают из пенсии больше половины. А жить-то как-то надо, вот она подрабатывает у меня. Люди, конечно, ищут место «потеплее», где больше заплатят. Весной появилась у меня возможность платить побольше подёнщикам, так и не было проблемы, кто в поле выйдет, кто грузить будет. Ну и, конечно, главный бич в нашей отрасли был и остаётся алкоголь. Тут никого не удивишь тем, что человек сегодня получил деньги, а назавтра запил и не вышел на работу.

– Может, сельхозпроизводители и рады поднять зарплату работникам, но цены опускают перекупщики? Рассказывают, будто они даже угрожают фермерам, если те не соглашаются отдать продукцию по их ценам. Приходилось сталкиваться с подобным рэкетом?

– Не исключаю, что где-то такой беспредел есть, но я не сталкивался. На меня ни разу не наезжали. Возможно, потому что сам пресекаю подобное отношение уже на стадии переговоров: если люди грубо говорят, нецензурно выражаются, я советую им поменять стиль общения, иначе уедут ни с чем. Поэтому те, кто хочет нажиться на производителях, ищут более мягких фермеров, одиночек, которых легче подломить. Я никому не позволяю себя унижать или отдавать овощи за бесценок – мне совесть не позволит прогнуться перед перекупщиками.

Есть несколько вариантов сбыта продукции, у каждого из которых есть плюсы и минусы. Во-первых, мы работаем по муниципальным контрактам со школами и детскими садами, обеспечиваем их овощами в течение года. Это стабильная копеечка. По ценам, которые предлагает администрация, работать можно. Во-вторых, сдаём овощи на рынок. Но сами там не торгуем: не потому, что нас не пускают, а потому, что мне выгоднее пригнать в один день три машины по 1,5-2 тонны, сразу получить деньги и не платить аренду, зарплату продавцу, не контролировать торговлю. И, в-третьих, есть прямые контракты с магазинами и столовыми. Но они так много овощей, как на рынке, не берут, зато цены выгоднее для нас.

Три месяца без овощей

– В прошлом году в области появилось 94 сельхозпредприятия, а закрылось 122. Как вы считаете, быть фермером – немодно, невыгодно, нелегко?

– В других районах, которые находятся километров за 100 от города, сельское хозяйство более развито, нежели у нас. Наверное, потому что там меньше развиты другие сферы производства. У хозяйств Новокузнецкого района более выгодное географическое положение, в непосредственной близости от города, т. е. от постоянного рынка сбыта. Парадокс в том, что здесь фермерских хозяйств недостаточно, чтобы прокормить горожан. Вот и гонят в город отовсюду сотни фур с продуктами. Местные фермерские хозяйства способны обеспечить жителей овощами на месяц-два, не больше. А в конце сезона Кемеровская область в течение трёх месяцев (в мае, июне и июле) практически полностью перестаёт обеспечивать себя собственными овощами. Но при этом фермеров больше не становится. Человек, у которого появились деньги, лучше купит экскаватор и перероет им землю в поисках угля, нежели приобретёт трактор, вспашет поле и что-то вырастит.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество