aif.ru counter
425

Всем по смартфону. Как разучиться бездумно покупать?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46 11/11/2015
Анна Аристова / АиФ

Так же поступал Александр Г., отец двоих детей. Только вместо того, чтобы купить детям зимнюю обувь или отложить деньги на ипотеку, он брал в кредит новый телефон. Почему люди подменяют истинные ценности разрекламированными, мы спросили у Сергея Левина, профессора, доктора экономических наук.

Человек в футляре

Анна Городкова, «АиФ-Кузбасс»: – Сергей Николаевич, как вы думаете, у нас уже сформировалось общество потребления? Почему мы готовы скупать модные автомобили и технику, которые нам, может быть, вовсе не нужны?

Сергей Левин: – В России, как и в большинстве стран с развивающимся рынком, формирование общества потребления носит очаговый характер. Нужно понимать, что существует традиционная модель потребления, когда люди удовлетворяют свои базовые потребности.

А есть это самое общество потребления, в котором социальный статус человека определяется именно принадлежностью к определённому стандарту поведения (когда мы покупаем навязанные вещи, чтобы подчеркнуть статус). Но реально жить по таким стандартам у нас может позволить себе небольшое количество людей – богатых не так много.

Фото: АиФ/ Анна Аристова

А желание жить по стандарту без возможности его реализовать приводит к тому, что личность у человека исчезает, он превращается в набор купленных товаров и гаджетов, начинает жить в виртуальном мире: включает телевизор, заходит в Интернет, открывает глянцевый журнал и видит погоню за телефоном или брендовой одеждой, которую лично себе позволить не может. И эта погоня его увлекает за собой.

– В Кемерове во время распродаж неоднократно наблюдала огромные очереди в магазины с бытовой техникой. Люди могли стоять по несколько часов подряд, чтобы купить сотовый телефон дешевле на одну-две тысячи. Это своеобразная идеология?

– Стремление купить любой товар дешевле вполне нормально даже для традиционной модели потребления. В качестве примера можно вспомнить трагические события русской истории на Ходынке: в мае 1896 года на Ходынском поле в Москве погибло из-за давки больше 1300 человек и покалечено около 900. По случаю коронации императора Николая II пошли слухи, будто на поле будут раздавать подарки и монеты. И когда толпа услышала, будто их получат не все, рванула к торговым лавкам, давя под ногами тех, кто мешал.

В Кемерове достаточно дорогая электроника, если сопоставить цены с Новосибирском или Москвой. Поэтому люди и бегут за скидками, которые, впрочем, часто бывают только номинальными. Если, скажем, чемодан в Германии пролежал две недели, на него могут сделать скидку 50%, даже если рядом будет лежать похожий чемодан из новой коллекции. У нас такого почти не бывает. А, с другой стороны, некоторые как раз в этих распродажах и скидках находят шанс, маленькую возможность приобщиться к этому красивому виртуальному миру, демонстрируемому с теле­экранов и журналов. Они думают: «Вот я куплю модный смартфон/компьютер и буду похож на человека из телевизора».

Фото: АиФ/ Максим Кармаев

– Кому в первую очередь выгодно, чтобы люди, потеряв разум и расталкивая всех, скупали товары? Кому от этого больше выгоды: продавцу или покупателю?

– Когда сами продавцы увеличивают разновидности, марки и модели товара, с одной стороны, они расширяют свободу выбора покупателя, но с другой – проводят маркетинговые манипуляции. Сейчас одна из главных стратегий на рынке – запланированный моральный износ товара, то есть постоянный выход, к примеру, новых моделей телефона с более широким набором функций. И иногда люди меняют свой старый телефон на новый, только чтобы обновить его модель.

Я считаю, что необходимо государственное и общественное регулирование рекламы, чтобы продвижение товара не превращалось в обман клиентов или навязывание. Вспомним рекламу автомобиля «Фольксваген», которая экс­плуатировала святые чувства людей, утверждая, что машина этой марки меньше наносит вреда экологии. В результате тестов оказалось, что программное обеспечение компании просто занижало показатели выбросов в атмосферу.

Вместо почки – айфон

– На что современные люди готовы, чтобы заполучить желаемую, но не очень нужную вещь?

– Современные люди очень разные и готовы на разные поступки. Некоторые готовы на преступления и обман. В Китае пару лет назад был громкий случай, когда молодой парень за бесценок продал почку, чтобы купить себе новый айфон и планшет.

Но это исключение даже для стран с развивающимися рынками. Большинство людей потребляет товары в рамках своих бюджетных возможностей и своим здоровьем или здоровьем своего ребёнка ради гаджета жертвовать не будет. Если человек хорошо разбирается в модных тенденциях и новинках, но главным для него является семья, работа, какие-то увлечения, это нормально и ценно.

– Какие страны или регионы наиболее подвержены этому неосознанному потреблению?

– Общество потребления – это стандартный этап развития, связанный с эволюцией капитализма и рыночной экономики. Поэтому тон тут задают богатые страны, такие как США и наиболее развитые страны Европейского союза, где средний класс с большими доходами может себе позволить многое. Оттуда транслируются стандарты потребления по всему миру, оттуда идут гаджеты. Но есть и национальные традиции потребления, которые активно используются. В 90-е годы, например, россияне предпочитали есть шоколад «Красный Октябрь», а не «Альпен Голд». Сейчас происходит коммерциализация интереса к советскому прошлому: часто подчеркивается, что продукты сделаны по советским ГОСТам, что нас ожидает вкус, знакомый с детства.

Даже Макдональдс, работая глобально, действует локально – постоянно устраивает дни итальянской, немецкой, французской кухни и использует в своих бургерах продукцию местных производителей. Приведу ещё один пример: на рынке соков почти все фирмы принадлежат иностранному капиталу. Бренды вроде «Доброго» принадлежат хозяевам «Кола-колы» и «Пепси», которые тем не менее активно подчеркивают в рекламе русское происхождение соков (у бабушки в деревне растёт дерево с натуральными яблоками). Тут как раз учитываются национальные пристрастия и предпочтения.

– Как думаете, кузбассовцы тоже стали рабами общества потребления? Или мы как рабочий народ не так склонны бежать на распродажи и «ночи падающих цен»?

– Общероссийские тенденции касаются Кузбасса в значительной степени. Элементы такого общества вошли к нам даже раньше, чем во многие другие регионы. Я помню беседу в относительно благополучные «нулевые» годы с представителем питерской компании, который с удивлением обнаружил, что процент новых автомобилей в Кемерове больше, чем в некоторых районах Санкт-Петербурга.

У Кузбасса общие проблемы с Россией, но и общие возможности. Наши очереди за распродажами техники не отличаются от московских очередей. Далеко не все люди, как в России, так и конкретно в Кузбассе, – рабы потребления. Если человеку интересна своя работа, творчество, искусство, если он гордится тем, что умеет делать, разве он раб?

Вкус, знакомый с детства

– Как можно вылечить эту своеобразную манию потребления? Ведь это ненормально, когда отец покупает не одежду сыну или дочке, а себе телефон.

– России нужны инвестиции, а людям – сбережения, умение вкладывать деньги в производство. Без этого мы не решим проблемы в экономике, не сможем потреблять даже то, что потребляем сейчас. Это обусловлено тем, что сегодняшний уровень потребления во многом зависим от мировых цен на энергоресурсы, которые сейчас падают. Для нашей страны сейчас актуальны проблемы, связанные с комплексным развитием экономики, собственной технологической базы.

Ведь, например, от сотовой связи, планшетов, Интернета никто не собирается отказываться. Будет приятно, если у нас появятся свои бренды в высокотехнологичных отраслях и мы начнём конкурировать с иностранными компаниями. Также государство должно поддерживать развитие общественных организаций, которые представляли бы интересы потребителей, которые слабее производителей, и пересмотреть ГОСТ­ы, ужесточить их по необходимости. Наши технические стандарты, мягко говоря, менее суровы к ним, нежели европейские (к примеру, вместо соков мы пьём сокосодержащую жидкость, разведённую с водой).

– К чему неразумный вещизм может привести наш мир, страну в дальнейшем?

– Мне кажется, что нужно думать не о том, что придёт потом, а о том, как улучшить место нашей страны в глобальной экономике. Нам нужно переоснастить современной техникой основные отрасли, дать толчок перерабатывающей промышленности и сельскому хозяйству. Если Россия сумеет укрепить свой экономический потенциал, то она станет ещё одним «центром силы» в мировой экономической и политической системе, и так мы сможем преодолеть монополию Запада на продвижение своих идей.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах