aif.ru counter
367

Кто позаботится о ветеранах закрытых угольных предприятий Кузбасса?

Аргументы и факты в Кузбассе №6 05/02/2014
Галина Шваб
Галина Шваб © / Из личного архива

В Новокузнецке с 1 января остановили добычу на шахте «Абашевской» – последней из действовавших в черте города. В Прокопьевске к концу 2014 г. могут закрыться все шахты, кроме «Дзержинки». В ближайшие 13 лет в области закроются 25 угольных предприятий. А сколько уже закрыто!

И если вопрос о трудоустройстве шахтёров контролируют всевозможные ведомства, то судьбы ветеранов закрытых предприятий – чья забота? Об этом рассказывает председатель новокузнецкого совета ветеранов угольной промышленности Галина ШВАБ.

Досье >>
Галина ШВАБ – председатель новокузнецкого совета ветеранов угольной промышленности. 25 лет проработала машинистом башенного крана. На пенсии занялась общественной работой в ветеранской организации. Мечтает открыть музей шахтёрской славы в Новокузнецке и выбить финансирование для ветеранов закрытых предприятий.
Досье >>
Галина ШВАБ – председатель новокузнецкого совета ветеранов угольной промышленности. 25 лет проработала машинистом башенного крана. На пенсии занялась общественной работой в ветеранской организации. Мечтает открыть музей шахтёрской славы в Новокузнецке и выбить финансирование для ветеранов закрытых предприятий.

Кто услышит ветеранов?

– Галина Николаевна, у ветеранов-угольщиков много проблем? Или горняки всё-таки могут обеспечить себе безбедную старость?

– В совет ветеранов угольной промышленности обращаются люди с самыми разными жалобами – бытовыми, финансовыми, правовыми. Например, у жителей частного сектора проблемы с доставкой пайкового угля: само топливо бесплатное, а чтобы привезти его, нужно заплатить 1000-1500 руб. Одинокие ветераны обращаются с просьбами наколоть дрова, убрать снег или побелить потолок. Есть и вопиющие случаи. Недавно приходила 80-летняя бабушка, её с дочерью выгнал из квартиры внук-наркоман. Они теперь скитаются по знакомым. Много жалоб и на здравоохранение. Чтобы попасть к терапевту на приём, нужно записываться за месяц-два. Среди бывших работников шахты им. Димитрова у нас, например, много ветеранов, которым по 90-100 лет. Скажем, такая бабушка как гипертоник получает бесплатные лекарства, но они закончились, а новые ей выпишут по очереди только через месяц. А что делать, если у неё сегодня ночью подскочило давление и лекарств нет? Да пока дождёшься этой очереди, можно сорок раз помереть!

– А помогать ветеранам уже никто не обязан?

– Действующие предприятия как-то заботятся о своих стариках: в каждом из них есть коллективный договор, который гарантирует пенсионерам соцподдержку – перечисления к праздникам или поквартально, помощь на погребение, лечение – как решат сами собственники. Но в Новокузнецке самая катастрофическая ситуация с пенсионерами, потому что в своё время закрылось 14 шахт, и наш совет ветеранов был создан в первую очередь для ветеранов этих предприятий, которые со своими проблемами оказались на улице, – почти шесть тысяч человек, а финансирования практически никакого. Мы могли бы рассчитывать на областной фонд «Шахтёрская память», и он нам помогает по мере возможности: в прошлом году ко Дню шахтёра выкроил небольшие деньги для остро нуждающихся и тяжелобольных ветеранов. Но новокузнецкие угольщики не отчисляют в этот фонд ни рубля, потому что их практически не осталось. В других городах области ситуация лучше, потому что действующих предприятий больше, они помогают. Ленинск-кузнецким ветеранам, например, в 2013 г., когда город был столицей празднования Дня шахтёра, выдали по 1 тыс. руб. к празднику. А у нас такой подарок под большим вопросом, поэтому, на мой взгляд, областной праздник под угрозой проведения. О каком торжестве может идти речь, если главные герои – ветераны – остаются за бортом?

Обуза для всех?

– Не только новокузнецкие пожилые шахтёры жалуются на невнимание. Наша читательница из Калтана рассказала, что ветераны «Алардинской» к 70-летию области не получили ни одной награды, что в недавно изданной книге «Шахтёрские бригадиры Кузбасса» нет ни слова об их заслуженных бригадирах, среди которых были и Герои Соцтруда… Почему люди, отдавшие свою жизнь и здоровье тяжёлой профессии, на старости лет даже не удостаиваются знаков внимания?

– Во-первых, такие примеры подтверждают тенденцию, что нынешние собственники смотрят на ветеранов как на обузу. Есть в Новокузнецке действующее предприятие – завод «Гидромаш», которое уже в пятый раз меняет хозяина. Недавно в совет обратились ветераны этого предприятия. «Мы не получаем квартальные пособия, нет даже никаких знаков внимания со стороны администрации», – написали они. А ведь нет гарантии, что и на других действующих предприятиях, если придёт новый собственник, он будет заботиться о ветеранах. Как рассуждает владелец? «Я купил шахту с долгами, прибыли у меня нет, поэтому в коллективном договоре исключаю «ветеранскую» статью».

Во-вторых, я не открою вам секрет, если скажу, что сегодня чувства взаимопонимания, контакта, уважения к старшему поколению утрачиваются. Конечно, есть неравнодушные руководители, которым я очень благодарна за поддержку. Но таких – единицы. Всё чаще на меня смотрят, как на попрошайку, когда я прихожу в какую-то организацию.

Куда исчезает уважение к старикам?

За границей человек вышел на пенсию – везде ездит, занимается благотворительностью, участвует в общественной жизни. А наши? Стоптанные тапочки, спущенные чулки, рюкзак за спиной и костылёк – вот образ российского ветерана. И он впечатан в сознание молодёжи с детства.

На энтузиазме

– А почему жизнь наших ветеранов-трудяг так отличается от жизни их западных ровесников? Почему за границей пенсионер на пенсии путешествует по миру, а наш по миру идёт?

– Мы не умеем постоять за себя. Нам навязывают кабальные условия, и мы молча соглашаемся с ними. И это относится к любому поколению. Ведь те, кто сейчас работает, закрывают глаза на «серые зарплаты», обрекая себя на нищенскую старость. Ведь за границей профсоюзы работают для трудящихся, а у нас пляшут под дудочку собственника. Работодателю не нужен совет ветеранов на шахте – профсоюз принимает это. А ведь все наши ветераны были членами профсоюза и, когда работали, отчисляли немалые деньги. Неужели они не заработали на тысячу рублей к празднику?

Когда начали массово закрываться угольные предприятия, в администрации городов и области пошёл поток жалоб от брошенных ветеранов. Чтобы перенаправить этот поток, создали советы в 2006 г., переложили ветеранские проблемы на нас. А как их решать, если нет финансирования? Пальцем? И так уж скоро десять лет работаем на голом энтузиазме. Выполняем в том числе и политические задачи государственного масштаба, ведь для имиджа страны нет ничего хуже, чем обиженные, ненужные, обделённые старики.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество