182

Сельская приправа. Река вблизи столицы Кузбасса смердит и источает заразу

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. Аргументы и факты в Кузбассе 02/10/2013

Канализационный коллектор в Ягунове построили в не таком уж и далёком 1986 году, но за 27 лет он обветшал до последней стадии: трубы сгнили, стены раскрошились, крыша рухнула. На сегодняшний день, по официальным документам, остаточная стоимость сооружения 0 рублей, и на балансе у администрации Кемеровского муниципального района оно не стоит.

Т. е. получается, что ни системы очистки, ни самого здания уже нет, а то, что осталось, никому не принадлежит, и за то, что происходит в Ягунове, ответственности вроде как тоже никто не несёт. Но сточные воды-то в селе есть, канализация-то бежит! Нечистоты скапливаются возле разрушенного коллектора и через трубу, которая скрыта травой и кустарником, преспокойно стекают в местную реку.

Канализация по римскому образцу: главное, чтобы за посёлок утекло. Фото: АиФ-Кузбасс / Евгения Обымахо

«Сейчас прохладно, и запах почти не чувствуется, а летом вообще невозможно было мимо пройти. Просто дышать было нечем и наизнанку выворачивало от этого смрада, – сетуют местные жители. – Куда могли, везде уже обращались. Власть нас только обещаниями да «завтраками» кормит, мол, разберёмся, сделаем. Вот только на протяжении двух лет ничего не меняется». Такая вот стабильность на селе.

Первый раз жители Ягунова пришли со своей проблемой в администрацию летом 2011 года. Не дождавшись поддержки от власти, они обратились в Кемеровскую районную общественную организацию «Защита гражданских прав жителей сельских территорий».

«Да, мы занимались вопросом очистных сооружений в селе. Обращались в Роспотребнадзор, в комитет по охране природы, этим даже занималась прокуратура, – рассказывает председатель организации Салават Садретдинов. – Нам тоже обещали, что разберутся и всё исправят. Вот только до сих пор мы пишем и ждём, а так ничего и не сделано. Могу добавить, что это проблема не только Ягунова. За последние несколько лет в Кемеровском районе было построено несколько десятков новых зданий и жилых домов и ни одного очистного сооружения. А куда стекает вся канализация?»

Кто там живёт?

Запах нечистот – это по местным меркам полбеды: зажал нос и пошёл дальше. Других проблем навалом. А вот тем, к кому бежит речка Прямая, стоит помнить, что канализационные сливы вредны и для почвы, и для воды, и для всего живого в принципе.

Как выяснилось, загрязнения бывают трёх видов: минеральные, органические и биологические. Вторых человек производит больше всего – в бытовых стоках их до 60%! И органика чревата третьим видом загрязнений – биологическим. А в био­массе размножаются бактерии, дрожжевые и плесневые грибки, развиваются паразиты и вирусы. И речка Прямая этим летом была настоящим рассадником заразы. Все отходы, которые в неё попадают, она до сих пор несёт в Куро-Искитим, а оттуда – в Томь, из которой мы все, кстати, пьём. Не исключено, что и работники районной администрации пьют ту же воду со специальной примесью из посёлка Ягуново.

Стоит отметить, что ежегодно во все реки Кузбасса сбрасывается 2 млн кубометров сточных вод, из них больше половины – без очистки. Так, например, в Топкинском районе стоки местного водоканала попадали в реку Черемшанку. По решению суда предприятие оштрафовали на 67 млн рублей. В Новокузнецком районе за сброс навоза в приток реки Есаулка Чистогорский свинокомплекс раскошелился на 243 млн. А бюджет По­лы­саевского округа на 34 млн рублей пополнила Ленинск-Кузнецкая энергетическая компания за то, что сбрасывала в ручей Журнальный воду с цинком, фосфатами и нитратами.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах