aif.ru counter
488

Дети кричат о помощи. Психолог – об агрессии, наркотиках и поисках смысла

У детей не хватает сил на борьбу, поэтому они уходят внутрь себя или встают в асоциальную позицию.

Проблемы нынешних детей можно объяснить потрясениями 90-х, которые пережили их родители. Но всё не так очевидно и просто.
Проблемы нынешних детей можно объяснить потрясениями 90-х, которые пережили их родители. Но всё не так очевидно и просто. © / Из личного архива

Трагедия в керченском колледже, где подросток расстрелял сверстников и застрелился сам, ещё долго будет волновать страну: как не довести своего ребёнка до такого, почему у детей возникают мысли о суициде и желание причинить страдание другим?Над этими и другими вопросами размышляет детский психолог Татьяна Карпунькина.

Не за что зацепиться

Наталья Исаева, «АиФ-Кузбасс»: Татьяна, в прошлом году среди подростков были популярны игры типа «Синего кита». По стране были случаи детских самоубийств. Насколько актуальна эта проблема сегодня? Почему вообще ребёнок начинает думать о суициде и как его уберечь от этого?

Татьяна Карпунькина: К сожалению, суицидальные мысли сегодня стали нормой для подростков в период кризиса. Думаю, это связано с тем, что в нашей стране происходит общее обесценивание жизни, нет позитивного настроя. Это заметно на каждом шагу, достаточно просто пройти по улице. Мы увидим много серых лиц. Естественно, подростки заражаются этим пессимизмом. Они каждый день видят родителей, которые недовольны жизнью и, хотя имеют хорошее образование, работают за копейки. Из практики: мама 13-летнего сына жаловалась на то, что у него постоянные конфликты с учителями и ведёт он себя рискованно. Сам мальчик говорил, что ему всё равно, жив он или нет. Ему не за что зацепиться: родители пашут, гордятся своим образованием. Но что они имеют?

Ещё одна сторона проблемы: мы с детского сада воспитываем в детях индивидуализм, говорим, что они уникальны. А в подростковом возрасте они развенчивают этот миф и понимают, что они обычные люди и мало кому нужны их переживания и мысли. С подобным кризисом столкнулась моя дочь. Она всегда любила писать сочинения, высказывать свою точку зрения, но с появлением ГИА стало нужно писать по клише, а её понимание перестало быть важным. И таких испытаний в жизни детей много. Например, школьные конфликты, которые родители не воспринимают всерьёз. Подросток остаётся один на один со своей проблемой. Сил на борьбу у него не хватает, поэтому он уходит внутрь себя или встаёт в асоциальную позицию. Просто по-другому прокричать о помощи он не умеет. Во-первых, родителям нужно всегда помнить: какие бы трудности ни доставлял ребёнок, он всегда себя должен чувствовать нужным. Во-вторых, мамы и папы должны заботиться о том, чтобы дети их видели счастливыми. Если вы всегда ходите с загруженным лицом и каждый день у вас только одни проблемы на языке, ребёнок на этом не научится смотреть позитивно на свою жизнь.

– В этом году страну шокируют громкие преступления, которые совершают дети. В начале года двое 16-летних подростков напали с ножами на учеников и учительницу пермской школы. Оба мальчика интересовались событиями в американской школе, где в 1999 г. произошла резня. Последние события: трагедия в Керчи и Архангельске. Как не довести до такого?

– Нужно, чтобы ребёнок чувствовал чужую боль. К сожалению, часто мы отворачиваемся от детей, когда они просят поддержки. Типичная ситуация: ребёнок приходит домой, рассказывает про конфликт в школе, а мама перебивает: «Мне звонила твоя учительница, у тебя по математике двойка». Может, этот конфликт и был причиной двойки, а мама отвернулась, проговорив, что ей это неважно. В итоге у ребёнка постепенно накапливается ожесточение, которое он переносит на всё общество. Злясь на то, что происходит дома, он готов убивать всех.

Однажды мама привела к нам мальчика и пожаловалась, что он не хочет ходить в школу, родителей ни во что не ставит. Начинаем разговаривать, оказывается, что ребёнок уже долго не может найти ответы на вопросы о смысле жизни. Сколько ни пробовал поговорить об этом с родителями, слышал: «Что ты ерунду говоришь? Лучше бы делом занялся». И только на третьей встрече узнаю, что у ребёнка была попытка суицида. Родители этот факт скрыли, снова обесценив проблемы ребёнка, а на первое место поставив то, что он им причинил неудобства. Когда с детьми что-то происходит, это невозможно не заметить. Для меня удивительно, как родители не видят эту боль в глазах.

Также был в нашей практике мальчик с асоциальным поведением. Он даже входил в плохую группу, занимался рэкетом. Его ловили на воровстве, а родителям дела не было - они пили. Ребёнок был сам по себе. К нам он попал в очень ожесточённом состоянии. Была долгая адаптация, чтобы он начал доверять и поверил, что ему искренне рады. Мы доверили ему лидерскую позицию в группе, ответственное дело. И потом лучшего лидера найти было невозможно. Сейчас у него своя семья, он строит жизнь по «антиродительским» принципам.

Опыт тянется, как хвост

– Недавно в Кемерове задержали нескольких человек, которые делали «закладки». Это не редкость сегодня. Дети же тоже это видят. Как их уберечь от желания попробовать наркотики?

– Важно, чтобы у ребёнка было осознание ценности своей жизни и чёткая позиция по отношению к наркотикам – что это зло. Дети рано узнают о них. Даже раньше, чем мы можем это себе предположить. Другое дело, что они не готовы с родителями об этом разговаривать. Не готовы обсуждать это с людьми, от которых можно услышать только критику. Поэтому важно доверие. Родители же обычно пугаются, когда дети спрашивают про наркотики, и начинают допрос: «А ты где про это слышал?» Начинают следить за ребёнком. В итоге у него складывается впечатление, что его в чём-то подозревают уже в тот момент, когда у него только есть информация, но ещё нет представления о том, что с ней делать. Важно, чтобы в этот момент мы сказали нужные слова о том, что это зло и чем оно опасно.

Родители дошкольников часто спрашивают, как детям рассказывать про смерть. Я всегда говорю: «Пока ребёнок не спрашивает, не пришло время». Но вы должны быть готовы и открыты для диалога. Для ребёнка этот вопрос точно такой же, как про роды и про жизнь. То же самое и с вопросом про наркотики. Когда вы пугаетесь и закрываетесь, вы делаете тему запретной и притягательной.

– В одной из гимназий Новокузнецка уже больше полугода развивается конфликт: девочка говорит, что учительница её толкнула. Теперь папа добивается увольнения педагога. В итоге класс разделился: одни – за девочку, другие – за учительницу. Как себя вести, если ребёнка обижают?

– Много в практике случаев, когда ребёнок с учителем и правда не может найти контакт. В итоге у учителя формируется стойкое предубеждение. А ребёнок не железный, он всё равно рано или поздно ошибётся. И всё это интерпретируется, как сделанное назло. Когда ситуация так складывается, лучше поменять школу. Но в любом случае школьнику нужна психологическая помощь, чтобы он без настороженности пришёл в другой класс и от испуга не наделал глупостей. Есть дети, за которыми опыт тянется, как хвост. Конечно, нужно работать с обеими сторонами. Самые счастливые ситуации, когда приходит ребёнок, а потом и его учитель.

Бывает, у ребёнка внутри как будто ток. Он не может усидеть на месте, а ему говорят: «Успокойся! Сосредоточься!» Успокоить его можно, только перебив эмоцию. Часто при этом на ребёнка кричат, он начинает плакать. Затем успокаивается. Некоторые дети привыкают к такому общению. Это неправильно. Пусть он лучше попрыгает двадцать раз, чтобы выплеснуть всю энергию. Иногда бывает достаточно просто попросить посреди урока помыть доску или включить свет.

Была ситуация, когда девочка всё время конфликтовала. Ей пришлось сменить несколько школ, но в какую бы группу детей она ни попадала, через месяц все её начинали ненавидеть. Она была провокатором, обижала других ребят. Стали разбираться и поняли, что она просто боится. Она считает, что все её ненавидят, поэтому нужно защищаться, а защищаться можно только нападением. Мы почти год с ней работали, чтобы она оттаяла, перестала считать ненависть нормальным чувством и стала бережно относиться к чужой боли.

На самом деле обидчик тоже всегда страдает, ведь ему постоянно нужно доказывать свою силу, а значит, он в себе не уверен.

– Сейчас школьники на каникулах. Как настроить ребёнка, если он не захочет потом возвращаться в школу?

–Во-первых, нужно разобраться, почему ребёнок не хочет идти в школу. Если это просто не его место, то целесообразнее будет взывать к чувству долга и неизбежности. С другой стороны, кому из нас легко выходить из отпуска? Поэтому всегда говорю педагогам, что в первые дни после каникул нужно обязательно устраивать праздник, чтобы у детей было предвкушение встречи. Детям нужно вернуться в первую очередь к людям. У нас сейчас почему-то такая позиция, что за мотивацию детей должны отвечать родители. Но они не могут сделать привлекательной школу. Мамы и папы отвечают за то, чтобы ребёнок хотел идти домой. А делать школу местом радости – работа педагогов.

Досье
Татьяна Карпунькина. Родилась в 1967 г. в Казахстане. Окончила Томский государственный педагогический институт по специальности «педагогика», затем Томский государственный университет по специальности «психология». Психологической практикой занимается с 1998 г., директор психологического центра «СемьЯ», директор Сибирского центра повышения квалификации и переподготовки психологов «СИФЭП».



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество