aif.ru counter
215

Театр детской моды родился из шляпы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. Аргументы и факты - Кузбасс 25/04/2012

 

Фото: kuzbass.aif.ru

– Виктор, невозможно вспомнить все многочисленные награды и достижения вашего необыкновенного коллектива. Знаю, что их много, в том числе есть признания на международном уровне. Расскажите, как вы и ваша жена Надежда, профессиональные архитекторы, вместо того, чтобы проектировать и строить дома, вместе с детьми рубанками начали строгать кедровые стружки и мастерить из них деревянные наряды?

– Насколько знаю, большинство нынешних организаторов детских театров мод в Сибири да и в России по профессии архитекторы. Потому что архитекторы лучше, чем представители других профессий, видят то, что хотят и способны создать. У них лучше выработано чувство пропорций, форм и объемов, что в любом творческом деле важно. Вначале и я трудился главным архитектором города, но работа чиновника с бумагами не нравилась. В 1993‑м пришел работать в школу преподавателем технологии – так сейчас учителей труда называют. Можно сказать, что с того времени и началось рождение нашего театра. Теперь это уже студия декоративно-прикладного творчества при городском дворце культуры.

Учил труду не по учебникам

– Но, насколько мне известно, сейчас в школах детей труду, как было раньше, не учат: ни молоток держать, ни гвоздь вбить, а уж тем более на станках работать. Как же вы начали с детьми ремеслом заниматься?

– Мне повезло в том, что мастерская, где работал, была отдельно от основного помещения школы. Администрация доверяла, иногда по полгода в мастерскую никто из руководства школы не заходил. В школьный журнал я исправно записывал, что изучаем темы по проектированию, как учебные планы требовали. А вместо этого с мальчишками и девчонками пилили деревянные бруски, строгали их рубанками, сверлили, там и придумывали первые наряды.

– А как додумались в платья из стружек девчонок нарядить?

– Мне предложили поучаствовать в конкурсе «Учитель года». Нужно было чем-то удивить жюри. Вот тогда и решил освоить метод плетения из стружек, о котором когда-то читал, но в России он мало известен. Настрогал в мастерской из кедровых брусков стружек, сплели мы из них три шляпы. Шляпки эти продемонстрировали наши ученицы, провели мастер-класс, показали, как можно интересно работать с обычной стружкой. Потом для презентации урока пришла идея придумать к шляпкам и другой наряд для учениц. Навешали им и на платья стружки. Помню, как каждую девчонку обклеивали стружками при помощи степлера и скотча по полтора часа. Нас тогда заметили, пригласили на конкурсы в Кемерово и Новосибирск, где мы победили. С того времени началась череда наших успехов в создании первых коллекций.

– Для которых вы тоже стружками каждый раз перед выходом на сцену обклеивали платья юных моделей?

– Нет, конечно, так было только вначале. Потом мы начали придумывать и осваивать технологии по плетению стружек и щепы.

– Виктор, а почему для нарядов в качестве материала вы выбрали кедр? Плели бы, как некоторые, из соломы или бересты…

– Хотелось чего-то необыкновенного. Город наш называется Тайга, кругом – тоже тайга. Кедр – это как символ Сибири, нам он показался еще и самым доступным материалом. Расход его совсем небольшой. Легко обрабатывается, для этого не нужно какое-то особое оборудование. Плаху распиливаем, бруски замачиваем, ручным рубанком строгаем на стружки. Можно из них любые наряды, панно создавать, у кого сколько фантазии хватит.

– А сколько необходимо перестрогать кедровых брусков, чтобы получилась коллекция?

– Из одного кубометра пиломатериала нам хватает столько настрогать стружек, чтобы хватило поработать с ними два-три года. За это время можем сделать пять-шесть коллекций по десять костюмов в каждой.

Фото: kuzbass.aif.ru

И модели строгают?

– Мне трудно представить, как ваши юные очаровательные модели работают циркулярной пилой, строгают рубанком, точат деревянный бисер на токарном станке или сверлят.

– Весь технологический процесс наши ученицы обязательно проходят вместе с нами. Они умеют сверлить, строгать и обтачивать детали на токарном станке. Но чаще этим занимаюсь сам. Например, нужно наточить и приготовить для коллекции несколько десятков тысяч миниатюрных бисеринок из дерева. Прихожу в мастерскую и каждый день по 4-5 тыс. вытачиваю. Ну а жена с девочками уже с этим бисером экспериментирует, моделирует, скрепляет и мастерит костюмы. Над стилистикой образа работает Ирина Скрипченко. Она пришла в наш театр ученицей седьмого класса, а в девятом работала хореографом. Сейчас ее школу хореографии на межрегиональных конкурсах называют лучшей в Сибири.

На нищету не обрекают

– Наверное, многие из них и во взрослой жизни тоже выбирают творческие профессии?

– К этому мы их не готовим. Это было бы нечестно с нашей стороны – дать им путь в творческую профессию. Потому что в наше время ремесленники – нищие люди. Знаю, что из всех выпускниц только двое поступили в институт культуры, да и то, чтобы стать менеджерами по туризму.

– А что же дают занятия в вашей студии ученицам, которых у вас было уже, наверное, больше сотни?

– Когда принимаем новых учениц, то сразу предупреждаем, что если они хотят благодаря нашей студии стать моделями, то пришли не по адресу. Считаю, главное, что у нас приобретают воспитанницы, – уверенность в себе, чувство собственного достоинства, у них повышается самосознание от того, что они сами могут придумать, своими руками создать модели, да еще и красиво показать их на сцене.

– Ваш коллектив почти за 15 лет существования стал давно знаменитым на международном уровне. Ждут и зовут вас иностранцы, чтобы полюбоваться на невиданные наряды из сибирских стружек. В чем секрет такого успеха?

– Считаю, что мы смогли удачно совместить в своем творчестве возрождение древнего ремесла работы с деревом и современные тенденции показа моделей на сцене. Это сейчас модно, необычно и поэтому интересно.

– А как часто обновляете коллекции?

– За все время работы студии создали больше 20 коллекций. Считаем, что постоянно нужно что-то создавать новое, чтобы двигаться вперед. В Тайге на Масленицу, наверное, самое красивое чучело в России каждый год сжигается. Потому что наряжаем его в наши деревянные платья из старых коллекций. Так мы прощаемся с прошлым, о котором не жалеем. Был такой курьез, когда приготовили очередное чучело для праздника. Какие-то женщины узнали, что его собираются сжигать, умоляли отдать эти наряды им. Взамен предлагали принести свое чучело. Дошли до главы города, чтобы он спас эту красоту от уничтожения. Но все равно сожгли. Для нас это было делом принципа!

Фото: kuzbass.aif.ru

Кедр лечит

– А правда, что кедр обладает какими-то целительными свойствами?

– К нам в мастерскую часто приходят местные жители, которые просят набрать кедровые опилки для подушек. Говорят, что на них хороший и здоровый сон. Был случай, когда перед показом коллекции в Томске у одной из участниц разболелась голова, я тогда посоветовал ей надеть венок из кедровых стружек. Голова перестала болеть минут через 15. А если на плечики из кедра повесить на ночь костюм, то из него исчезают все запахи, в том числе парфюма и табака. Одежда словно очищается.

– Виктор, знаю, что, несмотря на творческие успехи, живете небогато, нет денег на поездки за границу. Может, было бы лучше заняться творчеством ради бизнеса? Сувениры, например, на продажу делать?

– Живем небогато. Недавно из Греции звонили, приглашали приехать, но найти денег на поездку для нас фантастика. На фестивали, конкурсы сейчас выезжаем в основном за счет средств организаторов, которые приглашают. На сувенирах денег не заработаешь. Я лично знаю многих хороших мастеров в Кузбассе, Томске, Новосибирске, но не знаю ни одного, кто бы из них на сувенирах смог заработать себе хотя бы на хлеб.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах