aif.ru counter
68

Сезон бегунов и потеряшек. При должном внимании проблему можно предупредить

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. АиФ в Кузбассе №21 20/05/2020
528 детей искали в Кузбассе в 2019 году.
528 детей искали в Кузбассе в 2019 году. © / Екатерина Христозова / АиФ

На минувшей неделе в Кузбассе утонули два ребёнка: шестилетний мальчик в Прокопьевском районе и 15-летний подросток в Кемерове. В обоих случаях дети гуляли без взрослых. Корреспондент «АиФ в Кузбассе» выяснил, почему в регионе пропадают дети, и даже двухмесячный режим обязательного пребывания дома не останавливает их гибель.

Всех нашли

«Все дети, пропадавшие за последние пять лет в Кузбассе, были найдены. В 2019 г. в регионе было зарегистрировано 747 сообщений о безвестном исчезновении граждан, из них 528 – о пропаже несовершеннолетних. Подавляющее большинство этих случаев закончилось благополучно. К сожалению, несмотря на принимаемые к розыску меры, не всегда несовершеннолетнего удаётся найти живым», – сообщила помощник руководителя по связям со СМИ СУ СКР по Кемеровской области Ирина Мазеева. По её сведениям, в прошлом году было два случая исчезновения детей, закончившихся трагедией. Один из них произошёл в конце декабря: мать оставила трёхмесячную дочь на обочине, посчитав, что она поперхнулась и умерла. Но поскольку место женщина не запомнила, то на поиск младенца ушло несколько дней. Также в марте 2019 г. в Прокопьевске двое ребятишек, 6 и 7 лет, пошли погулять к реке, на берегу которой жили. После безуспешных попыток найти их самостоятельно мать написала заявление о пропаже. Тела детей были обнаружены в реке.

«Причиной гибели ребёнка, оставшегося без присмотра взрослых, может стать и несчастный случай, и преступление. Анализ поисковой работы подтверждает, что многие случаи безвестного исчезновения детей можно было предупредить при должном внимании и осмотрительности взрослых», – замечает Мазеева.

Привычка или насилие?

Семейный психолог Анна Аксенова отмечает, что случаи ухода детей из дома нередко никто не фиксирует, особенно когда с ребёнком это случается не первый раз. И даже самоизоляция не останавливает «бродяжек». Наоборот, к ним примыкают до этого благополучные дети. Один из таких примеров произошёл недавно. 17-летняя пациентка попала к психологу пять лет назад из-за того, что пила. Последние два года отношения в семье нормализовались, девочка взялась за учёбу и очень сожалела о прошлом опыте. Но в дом пришла самоизоляция. До этого папа никогда так подолгу не бывал с семьёй. Теперь дети стали его раздражать, он срывается на них, унижает. «Девочка даже записала на диктофон, как он её ругает. Так материть можно взрослого мужика, а не свою дочь. Я её уговариваю понять родителей, простить, потерпеть, мол, изоляция скоро закончится. А представьте, что рядом нет такого человека. И тогда она сбежала бы из дома», – полагает Анна Аксенова.

По её мнению, одной их причин того, что дети уходят, является домашнее насилие и неустойчивое психическое состояние взрослых. «Вместо того чтобы пойти к психологу мозги полечить, попить успокаивающее или просто заняться йогой, родители срываются на ребёнке», – замечает эксперт. Также она призывает не списывать на обычные капризы первые признаки будущих хронических бродяжек. По наблюдениям психолога, дети часто берут этот пример с родителей: «Супруги поругались, и жена ушла к маме. Ребёнок это видит и формирует привычку. Потом, когда ему что-то не купили, он психует и запирается в комнате – вот первый звоночек».

Иногда причиной становится безразличие взрослых. Единственный способ привлечь их внимание – это потеряться. Как отмечает психолог, нередко такие дети становятся жертвами насилия. Например, в Новокузнецке был случай: девочка лет пяти рано утром ушла погулять, и искать её начали лишь в 9 вечера, а всё это время сосед-педофил её насиловал. Позже выяснилось, что та с трёх лет уходила из дома и родители это воспринимали как норму – вот какая самостоятельная дочка растёт.

В изоляции, но не под замком

Для куратора волонтёрского поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» по Кемеровской области Егора Кузьмина работы меньше не стало. Мы застали его в момент поисков 14-летнего прокопчанина. «По моим ощущениям, ситуация последних двух месяцев особенно не повлияла на количество пропаж, потому что всё-таки дети не под замком. Да, они теперь не теряются по дороге из школы. Но, если ребёнок хочет уйти из дома, он это сделает, даже находясь на дистанционном обучении», – отмечает волонтёр. По его опыту, количество заявок о пропаже возрастает в период каникул. Летом их больше, потому что теплее. «Если это самовольный уход, то можно дольше находиться на улице, нет необходимости прятаться от холода. Многие летом живут на дачах, где дети больше предоставлены сами себе – теряются в лесу, тонут в реке», – говорит об особенностях пропаж летом Егор.

Традиционно добровольцы-спасатели в Международный день пропавших детей 25 мая проводили выставки, инсталляции, эксперименты. «Прежние эксперименты показали пугающие вещи: дети спокойно уходят с незнакомцами, хотя за несколько минут до этого родители их предупреждали, чтобы они оставались на месте», – отмечает общественник. Нынче из-за эпидемиологической ситуации массовых мероприятий не будет. В этот день добровольцы-спасатели считают нужным предупредить не только родителей, но и общество в целом внимательнее относиться к детям. «Один из недавних поисков трёхлетнего ребёнка в Курске (ушёл со своего участка у дома, пошёл к реке и был найден утонувшим) показал: пока он шёл, его встретило много взрослых, которым было совершенно всё равно, куда идёт малыш один. Если вы видите одинокого ребёнка на улице – сообщите об этом в полицию. Видите открытый люк – позвоните на номер 112, – призывает Егор Кузьмин. – Для взрослого эти ситуации, может, не представляют опасности, а для детей они зачастую заканчиваются несчастным случаем или гибелью».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах