aif.ru counter
Елена БЕЗДАНЧЕНКО 228

Женить нельзя помиловать

Интервью с режиссёром Камраном Шахмарданом о кризисе брака, Сибири и Гоголе.

Любить хотим, а жениться боимся, как Подколёсин.
Любить хотим, а жениться боимся, как Подколёсин. © / Никита Анульев / Кемеровский областной театр драмы им.А.В.Луначарского

По статистике, количество браков в Кузбассе с каждым годом уменьшается, а количество разводов, наоборот, растёт. Почему? Режиссёр Камран Шахмардан считает, что разобраться в этом и в чувствах нам поможет классика и Н. В. Гоголь.

Режиссёр Камран Шахмардан. Фото: Кемеровский областной театр драмы им.А.В.Луначарского / Никита Анульев

– Камран, что случилось сегодня с институтом брака? Куда делись наши народные Митрофанушки, которые «не хотят учиться, а хотят жениться»?

– Как обычно шутят: нормальное дело браком не назовут. Человек человеку волк, когда он ставит себе рамки, условия. Слишком долго нас заставляли жить в семье. Это вылилось в то, что сейчас многие боятся жениться и выходить замуж. Для многих это стало чем-то вроде бермудского треугольника, в который попадать нельзя. Ведь бывает так, что можно разлюбить человека, а ты уже окольцован и никуда не можешь выбраться, потому что пошли дети, карьера, и общество поставило тебя в рамки.

Человек начинает жить двойной жизнью: в семье он играет роль хорошего отца или матери, а по ночам каждый уходит в свою комнату, сидит в Интернете и виртуально ведёт свою вторую жизнь. А у некоторой части вообще двойная жизнь: реальные любовники. 5% вообще не представляют свою жизнь в семье. И это нормально, их даже так воспитывают родители, прошедшие советскую школу.

ДОСЬЕ
Камран ШАХМАРДАН – финский режиссёр театра и кино с советскими корнями. Художественный руководитель и директор Театра Чёрного и Белого и одноимённого фестиваля в г. Иматра. Поставил в кемеровском драмтеатре три спектакля («Беккет» С. Беккета, «Записки из Мёртвого дома» Ф. Достоевского, «Женитьба» Н. Гоголя).
Государство нас женит – попарно расселяет по пастбищам, ячейкам, как животных, – так легче контролировать. Но пропадает личность. Где мы? Мы растворились в общественной жизни, морали. Нам добавили цифры в паспорте, которые заменили наше имя. Главное, назвать код личности. Ты – ячейка общества. Вот чего боятся молодые люди. Институт брака себя изжил.

– Ваша новая постановка – «Женитьба» Н. Гоголя – про это же?

– Именно Гоголь говорил про это же! Он осмеял сам институт женитьбы. Он показывает Петербург, показывает, как люди хотят себя продать подороже, а купить подешевле. Давно уже человек превратился в товар. Нет личности. Но в чём просчитался друг нашего жениха Кочкарёв? Подколёсин полюбил. Но в этот прайс не входит любовь, потому что её нельзя рассчитать и продать.

Эта история на самом деле очень грустная, несмотря на то, что я её ставлю как гротесковую комедию. История о двух абсолютно чистых и невинных душах – они никогда не видели любви. И даже сексом не занимались – их надо показывать в зоопарке как большую редкость. Этот спектакль, как писал сам Гоголь, кривое зеркало для общества. На самом деле Подколёсин – сам Гоголь и есть, который до конца жизни так и не женился.

Шекспир бьёт по лбу без мата

– Зритель сможет почерпнуть из вашего спектакля какие-то практические рецепты? Как удачно выйти замуж, например?

– Спектакль даст понять, что ни в коем случае не стоит ходить ни в какие брачные агентства – никто вас «правильно» не женит. Самое важное – любить, а виртуально ни одна сваха не сможет сделать счастливый брак. Считаю, что мы должны вернуться к началу всего. Мы ушли от самой темы, от Адама и Евы, от мужчины и женщины, которые созданы друг для друга – две дольки, которые должны найти друг друга. Нам надо перестать сидеть в виртуальной реальности и просто начать искать людей.

– В Кузбассе вы каких людей нашли? Что вас привлекло в суровом угольном крае?

– Мне понравились сибиряки. Здесь много талантливых людей. Труппа кемеровского театра драмы очень талантливая – актёры, особенно старшего поколения, сохранили основы той настоящей советской школы психологического театра. Иногда в провинции больше интересного, чем в столице. Вы говорите об угольном крае, а в столице иногда только пыль и песок – понты, понты, понты. Некоторые театры вообще далеко уходят от искусства, опускаются до уровня табуретки, развлекают. Мне кажется, театр должен возвращаться к фундаменту классики и черпать оттуда – там есть истина. На сцене не 3D, не кино, не виртуальное, а живой человек, и он рассказывает о своих человеческих проблемах. Ты сопереживаешь проблемам этого живого человека. В этом вся ценность театра.

– Современный театр подчас придерживается более простой позиции. Надо, чтобы спектакль бил по лбу, будоражил. Поэтому ставят современную драматургию, новую драму.

СПРАВКА
По данным Кемеровостата, в 2013 зарегистрировано 14748 разводов, в 2012 - 14197. При этом число заключённых браков составило соответственно 23219 и 24371. "Количество браков, зарегистрированных в органах ЗАГС, по сравнению с предыдущим годом уменьшилось на 4,7%, зарегистрированных разводов - увеличилось на 3,9%. На 1000 образовавшихся пар приходилось 635 распавшихся (в 2012г. - 583)", - отмечается в тексте документа.
– А, по-вашему, Шекспир по лбу уже не бьёт? Разве у Гамлета не заострённая проблема – быть или не быть? А в «Дяде Ване»? Современные режиссёры хотят, чтобы было правдиво, и высасывают из пальца. Они говорят, что без мата современная драматургия не работает. Да если из моего спектакля вынут даже половину, он должен работать, иначе это плохой спектакль. Просто надо уметь ставить классику так, чтобы зритель понял, что это про него, это его проблемы. И мат не понадобится.

Мир спасёт Сибирь

– Нам в последнее время всё чаще напоминают о маркетинговых технологиях. В том числе и в искусстве: изучить аудиторию, понять их запросы и, исходя из этого, готовить продукт. Должен ли режиссёр задумываться о коммерческой успешности спектакля?

– Могу сказать одно: любой спектакль должен быть коммерческим. Но бывают и промахи – не всегда это получается. Возьмём того же Гоголя: ведь его пьеса «Женитьба» изначально была не принята. Общество не было готово, оно ждало водевиль. А получилось кривое зеркало – зрители себя увидели и испугались. Им было не до смеха. Я настаиваю, что «Женитьбу» нельзя играть смешно. Надо играть очень серьёзно, и это будет смешно, потому как Гоголь показал смешных людей. Это ярмарка тщеславия. И в этой ярмарке Гоголь оказался плохим продавцом – ему не удалось продать свою комедию.

– Вы уже третий раз ставите спектакль в Кузбассе. Развеялись ли какие-то мифы о Сибири за это время?

– У меня брат живёт в Америке, в Балтиморе. Когда он звонит и спрашивает: «Как ты там в своей Сибири живёшь?», я отвечаю: «Я не в Сибири живу, я в Финляндии». Для некоторых вся Евразия – Сибирь. Сейчас много по европейскому ТВ рассказывают о вашем крае: о природе, ископаемых, широкой душе. Сибирь сейчас – надежда всей планеты. Если начнутся глобальные экологические проблемы, то Сибирь-матушка спасёт весь мир, и отсюда начнётся новая жизнь.

Но у вас и криминальная составляющая очень сильна. Есть зона риска. Я вижу на улице молодых людей, у которых нет дела. Они пьют пиво, ходят по всему городу. Рано или поздно у них появляются вопросы: кто виноват в том, что нет работы, нормальной жизни? Отсюда уныние, неверие в будущее, беспробудное пьянство, агрессия. Им нужно чем-то заняться. Это социальная проблема. Но такое есть везде: вы посмотрите на Европу. Люди в Сибири не злые – добрые, просто иногда их заносит.

– Что вас удивило в Сибири, было неожиданным?

– Меня удивила красота сибирских женщин. Очень красивые, но в то же время строгие, недоступные, а порой слишком открытые и сентиментальные. Сибирская женщина достойна комплиментов, и у меня нет сил сдержать в себе восторг!

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество