aif.ru counter
223

«Чудо существует!» Иллюзионист — о культуре, фокусах и дорогих билетах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33 12/08/2015
Выступления фокусников как любили и посещали, так любят и посещают до сих пор.
Выступления фокусников как любили и посещали, так любят и посещают до сих пор. © / Ксения Железнова / АиФ-Самара

«Сегодня люди стали более образованными, но менее культурными. В этом в большей степени виноват технический прогресс: многие умеют пользоваться компьютером и Интернетом, но забывают о книгах и скучают на спектаклях», — говорит Владимир Переводчиков, иллюзионист, заслуженный артист РСФСР, размышляя над тем, почему сегодня культура стала менее доступной.

Культура не для всех?

Наталья Исаева, «АиФ-Кузбасс»: – Владимир Андреевич, вы объехали много городов и деревень, пока работали фокусником. Как вы думаете, почему культура сегодня стала такой недоступной? Ведь во многих деревнях нашего региона не то что цирка или театра, часто нет даже клуба и библиотеки.

– Я объехал почти весь бывший Советский Союз, много раз выступал и за границей, долго работал в Кузбассе, по­этому могу сказать, что культура действительно падает. На неё почему-то выделяется не так много денег, как хотелось бы. С одной стороны, упадок культуры — процесс логичный. Ведь всё в жизни развивается по закону взлётов и падений. Но от таких падений, к сожалению, больно становится всей стране. Страна не может быть богатой, если она не культурна.

Мы с директором Государственной филармонии Кузбасса уже несколько лет пишем книгу о нашей областной филармонии. Описываем всё её развитие, вспоминаем всех директоров, артистов. Естественно, что, работая над книгой, мы не можем не увидеть тех проблем, которые сегодня есть в нашей культуре. Если в городах они чувствуются не так остро, то деревня в культурном плане действительно отстаёт: театров нет, артисты сюда не приезжают, потому что гастроли — очень затратное дело.

Фото: АиФ/ Евгений Гаврилов

И это страшно, ведь если сейчас закрыть все дома культуры, театры, библиотеки и другие заведения, то мы сразу попадём в дикий век. Но, к счастью, в Кузбассе до этого пока не дошло. Всё-таки наш губернатор понимает, насколько важна культура для общества и старается её поднимать. Я сам родился в деревне, поэтому прекрасно понимаю, как там не хватает доступа к культуре, поэтому на селе выступать всегда очень любил. Деревенская атмосфера ложится мне на душу. Никогда в местных клубах не было пустого зала. А вот, например, как-то я выступал в Юрмале. Там была огромная площадка, рассчитанная на три тысячи зрителей.

Перед выступлением представлял себе много людей, а зал оказался, считай, пустой. Занято было, наверное, всего тысяча мест. К сожалению, я мало объехал кузбасских деревень, хотя и живу в Кемеровской области с 70-х годов. Но всегда была у меня мечта: дать серию бесплатных концертов по самым отдалённым деревням, в которые артисты никогда не приезжали да и не приедут, скорее всего. Но, к сожалению, это дело требует больших затрат. Хотелось бы также показать своё искусство в домах престарелых и детских домах. То есть сделать его доступным и для обездоленных людей. Ведь именно искусство фокусов заставляет зрителя поверить в то, что чудо существует. Нельзя лишать человека возможности удивляться, потому что без удивления не существует познания.

Фото: АиФ/ Сергей Ильницкий

– Но как тогда развиваться без культуры? Кстати, и в городе ведь тоже есть свои проблемы. Вот, например, в Кемерове стоит типовой советский цирк, но попасть туда не все могут, потому что цены на билеты — отнюдь не советские. Остаётся те же фокусы в Интернете смотреть.

– Смотреть фокусы в Интернете — неинтересно, потому что нет прямого контакта с артистом. Человек перестаёт удивляться, теряет ощущение чудесной реальности. А без этого смысл фокуса теряется. А несерьёзное отношение к искусству фокусов губит его. Наверное, поэтому его сегодня стали считать второсортным. Иллюзионист часто поднимается до определённого уровня и на этом уровне застывает, показывая только простенькие трюки. Вроде бы и удивил, а мистификации-то не произошло. А ведь достижение кульминации в фокусе — это-то и главное!

Искусство фокусов, как совершенно верно сказано в Международном уставе магов, — отнюдь не детская забава, а искусство для взрослых. Кемерово, на мой взгляд, не просто областной центр, а культурная столица нашего региона. У нас есть замечательные артисты, которых знают и ценят не только в Кузбассе. Например, ансамбль танца «Сибирский калейдоскоп», Губернаторский симфонический оркестр. Симфонический оркестр, кстати, был с гастролями и в Венгрии, и в Германии, и в Швейцарии, и в других странах. Везде его принимали очень хорошо. А последние пятнадцать лет им руководит лау­реат международных конкурсов китаец Тао Линь.Сходить есть куда, но билеты в ту же филармонию на некоторые концерты бывают действительно дорогими. Это наша общая боль. И ведь дешёвыми их сделать тоже нельзя, потому что вся филармония существует, по сути, на эти билеты. Приезжих артистов нужно встретить, своих на гастроли проводить. На что-то нужно содержать штат.

Фото: www.russianlook.com

Кроме артистов, в филармонии работают и инженеры, и уборщики, и другой персонал. Всем нужно платить зарплату. Ещё в филармонии периодически нужно делать ремонт. И прак­тически все эти затраты входят в стоимость билета. Просвета тут не видно. И здесь уже всё зависит от человека. Если он хочет наслаждаться хорошей музыкой, то пойдёт на концерт и заплатит. Отмечу, что всё-таки залы филармонии не пустеют. Люди не перестали её посещать. «Платность» культуры я прочувствовал и на себе. В 2003 году я основал свою студию иллюзионного искусства. Мы с моими студентами изучали основы иллюзионного мастерства, пантомимы, манипуляции и многое другое. Давали концерты в филармонии. Студия тоже всегда была платной, ведь мы занимали два кабинета, за которые нужно было платить. К сожалению, студию пришлось закрыть.

Копперфильда не обогнать

– Владимир Андреевич, вы родились в деревне, а с кого вы брали пример и почему стали фокусником?

– Первый свой фокус я показал ещё в школе, мне 12 лет было. Я попробовал скопировать то, что показывал один артист, приехавший накануне в наш деревенский клуб. Внимательно смотрел его выступление и разгадал одну из манипуляций. В деревне сразу об этом стали говорить, и дошли слухи до учительницы. Она дала мне журнал с различными фокусами, несколько я выучил и стал показывать на школьной сцене. Так я и стал фокусником, а ведь до этого мечтал стать шофёром, продукты в деревни возить. Время-то ведь было послевоенное, голодное. Сейчас даже странно представить, а ведь я работал с такими великими людьми! Когда мы выступали вместе с сыном, наш коллектив назывался «Владимир Переводчиков и Переводчиков Владимир».

Помню, Юрий Никулин всегда смеялся и не мог понять, кто из нас кто. Где только я не был и где только не работал! Начинал в читинской филармонии, потом уехал в Красноярск. Помню, платили тогда совсем мало работникам культуры. Кстати, до сих пор проблема эта не решена… Потом меня пригласили в Кузбасс, где я до сих пор и живу. Много раз приглашали в столицу, но не согласился. Она от меня никуда не убежала — выступал в Москве часто. Но из Кузбасса не уехал. Я гастролировал, например, в Германии. Могу сказать, что везде принимали отлично, но в России всё-таки душевнее, больше у людей теплоты и любопытства. Моими представлениями восхищались режиссёр Ролан Быков и телеведущая Ангелина Вовк.

И надо сказать, что даже выступать для знаменитостей мне всегда было легко, потому что они тоже умели удивляться. Сейчас почему-то фокусники стали между собой соревноваться. А ведь наше искусство — это не поле для состязаний. Настоящие фокусы неповторимы. У меня, например, есть такие, которые даже мой сын, у которого тоже большой опыт, повторить не может. А я не смогу сравнивать себя с великим Дэвидом Копперфильдом. Его славу вообще, думаю, очень сложно будет кому-то оспорить — это лучший иллюзионист.

Техника поработила?

– Многие театралы сегодня жалуются на то, что люди стали меньше посещать спектакли. Всё упирается в деньги, или интерес к искусству ослабел?

– Конечно, дорогие билеты отпугивают. Вместе с этим, думаю, что сегодня в целом интерес к культуре стал ослабевать. Мы ударились в технику. Уже даже полёты в космос многих не удивляют. Теперь же в каждом доме есть телевизор, по которому идут многочисленные сериалы, заменившие спектакли. Люди ушли в мир ТВ и Интернета. Но этот мир фальшивый. Сегодня мы стали больше образованны, чем культурны. То есть азбуку-то знают все, у многих есть высшее образование, но нет внутренней культуры. У нас же раньше была самая читающая страна, а теперь некоторые не знакомы даже с произведениями Пушкина. Помню, зайдёшь в комнату к товарищу, а у него там все полки заставлены книгами! Сейчас такое очень редко можно встретить. Это тоже, конечно, понятно.

Ведь книга-то сегодня стала очень дорогой! Уже давно выпускают тоненькие журналы про тайны века, про секреты властей, про скандалы и сенсации. Они стоят где-то по 40 руб. А серьёзная книга о том же будет стоить в два раза дороже. И те журналы сейчас очень востребованы у ауди­тории, их охотнее берут, чем художественную литературу. Но удивляет и радует, что в людях ещё остался интерес к чудесам. Выступления фокусников как любили и посещали, так любят и посещают до сих пор. Люди ходят к фокусникам (у меня сейчас выступают сын и сноха, ездят с гастролями по Кузбассу), потому что тоскуют по удивлению. Удивляться нам просто жизненно необходимо.

Справка
Иллюзионист, заслуженный артист РСФСР, член Союза писателей, лауреат международных конкурсов иллюзионистов. Родился в 1935 году в селе Нижний Калгукан (Читинская обл.). В 1961 году начал выступать с фокусами. Работал в читинской, красноярской и кемеровской филармониях. Награждён орденом Почёта Кузбасса.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах