aif.ru counter
532

Своё дело на селе. Пекарь - о плюсах и минусах деревенской жизни

Пекарь рассказывает о русской деревне, вьетнамском быте и женской доле.

Крестина Афонасьева привезла своё дело с собой из Вьетнама.
Крестина Афонасьева привезла своё дело с собой из Вьетнама. © / Крестина Афонасьева / Из личного архива

Пекарь-кондитер Крестина Афонасьева (так её имя записано в свидетельстве о рождении) два с половиной года прожила во Вьетнаме, в туристическом городе Нячанг. Девушка открыла там собственную кондитерскую: пекла торты на заказ и делала зефир. Но пять лет назад Крестина вернулась в Кузбасс и начала свой бизнес с нуля в небольшой деревеньке Крапивинского района.

Корреспонденту «АиФ в Кузбассе» Крестина Афонасьева рассказала, почему променяла домик у моря на сибирскую глубинку, чего сегодня не хватает селянину и какая она, современная деревенская женщина.

С тортами на байке

Наталья Исаева, «АиФ в Кузбассе»: Крестина, как вы оказались во Вьетнаме? Как местные жители приняли кондитерку по русским рецептам?

Крестина Афонасьева: Во Вьетнам переехала с семьёй, потому что мужу предложили там поработать. Дочери было четыре года, сыну год и восемь месяцев. В России на тот момент немного стеснялась открывать свою кондитерскую. Боялась, что близкие люди такой порыв не оценят.

А в чужой стране никого не знала, поэтому было всё равно, что обо мне подумают. «Меню» было небольшим: торты «Наполеон» и «Медовый», пирожное «Картошка» и зефир. Началось всё с «Наполеона». Первый тортик испекла ребёнку на день рождения и выложила фотографии в социальных сетях, в русскоязычном сообществе.

На самом деле торты пекла больше для русского населения - во Вьетнаме наших соотечественников много. Многие скучают по Родине, поэтому искренне обрадовались возможности покупать сладости по отечественным рецептам. Сами же вьетнамцы боятся всего нового, у них сильно развиты традиции. Поэтому если среди них и были наши покупатели, то в основном молодёжь, которая натыкалась на рекламу в Фейсбуке.

Торты доставляла сама, на байке. Весёлые были путешествия. Бывало, везу детей на тренировки, а в рюкзаке два торта и на руле тоже два. Не всегда довозила сладости в сохранности: то растают, то перевернутся. Однажды заказали торт, скинули адрес. Это оказалась какая-то деревня: кочки и ямы на дороге, собаки кругом, стройки какие-то, узенькие улочки. Поняла, что выехать обратно будет сложно, тем более темнеет во Вьетнаме очень быстро, буквально за десять минут, как будто лампочку выключают. Подъехала к нужному дому. Вышла огромная компания - европейцы и вьетнамцы. Они забрали торт и стали меня усаживать на стол. А уже темнеет, мне нужно скорее добраться до моря, потому что только по нему смогу сориентироваться, как доехать до дома. Но ребята оказались настолько навязчивые, что не отпустили, пока с ними не поужинала.

– Почему решили вернуться в свою деревню? Курортный город Нячанг всё-таки не сравнить с кузбасскими Шевелями или Берёзовкой. Теперь вместо рассвета на море вид на деревянный туалет?

– На самом деле, морские рассветы и закаты – не главное. Да и в Берёзовке мы живём только летом, зимой – в Кемерове, потому что дети у меня ходят в городскую школу и садик. Сама каждый день езжу на машине в Шевели. Когда дети стали подрастать, поняла, что хочу, чтобы они знали русский язык, получили наше образование. Да и без родных в чужой стране было тяжело. Вьетнам помог чётко осознать, с чем хочу связать свою жизнь.

Но двигаться дальше там было некуда, не у кого учиться. Первое время по приезде работала технологом. Заработала денег на первые курсы в Новосибирске. Потом меня заметил и пригласил сотрудничать кемеровский фермерский кооператив. И всё закрутилось. Выиграла районный грант в 400 тыс. руб., купила большой миксер и две маленькие печи для хлеба. Арендовала помещение. Пока не купила машину, каждый день из города в Шевели ездила на автобусе.

Сегодняшняя деревня более современная. Во многих домах есть санузел, горячая вода и отопление, душевая кабина. Я себя в родной Берёзовке чувствую комфортно. В городе все спешат, и даже сложно выделить время, чтобы встретиться с подругой. В деревне же могут пойти в магазин за булкой хлеба и вернуться домой только через два часа, потому что по дороге встретились соседи. Ритм жизни медленный, люди добрее и улыбчивее.

Но, конечно, есть и свои проблемы. Летом, к примеру, когда все поливают огороды, вода из крана еле бежит. Да и бежит она жёлтая, поэтому пить её нельзя. Мы ставим фильтры. В Шевелях напор лучше, но без фильтров тоже не обойтись. С электричеством настоящая беда. Отключать свет перед Пасхой – это почти традиция. Мы начинаем печь куличи, и всё гаснет. Летом электричество отключают по три раза в неделю. С трудом добились, чтобы нас хотя бы об этом заранее предупреждали. Подстраиваемся.

Как заработать в деревне?

– Многие фермеры жалуются, например, что в деревнях большинство жителей пьёт и работать не хочет. А у вас много единомышленников? Можно вообще, работая в деревне, прокормить семью?

– Торты на заказ в селе популярны.

Каждый день есть заявки. Хлеб хорошо берут. Особенно летом, когда приезжают дачники. А вот с единомышленниками тяжело. Сейчас у меня хороший коллектив, постоянно работают шесть человек. Вообще, пришла к выводу, что женщины в возрасте – самые трудолюбивые и ответственные работницы. Они свернут горы, только дай направление. Я в прошлом году освоила профессию шоколатье и девочек своих научила. Они теперь лучше меня в какао-бобах разбираются! К молодым уже отношусь с осторожностью. Они могут работать месяц-два, а потом прислать sms перед сменой, что устали и больше не придут. Четыре мамочки у меня так поступили. И ты ломаешь голову, как испечь хлеб. Хотя зарплату плачу городскую: 20-25 тыс. руб.

На самом деле любимое дело в деревне может стать прибыльным. Не сразу, конечно, но года через два-три. Сужу не только по своему опыту. У нас живёт семья, которая выращивает и продаёт породистых барашков. Другие ребята выращивают поросят, голов по тридцать-сорок, а потом по осени продают. Отец у меня просто ходит за грибами всё лето и продаёт. Так зарабатывает себе на зиму.

– Крестина, вы любите деревню, но живёте здесь только летом. Почему? Чего, на ваш взгляд, сегодня не хватает селянину?

– Я очень хочу жить в деревне. Но отсутствие медицины и образования меня останавливает. В Берёзовке работает только начальная школа, потом детей возят в Шевели. Не хватает молодых учителей, которые шли бы в ногу со временем. Мир же не стоит на месте, он развивается, а пожилые педагоги не всегда за ним успевают. Родители, которые имеют возможность, возят детей к репетиторам в город, чтобы лучше подготовить к экзаменам.

Медицина – это просто боль. В Шевелях уже два года нет ни фельдшера, ни педиатра, ни терапевта. А ведь это центр сельского поселения, к которому относятся несколько деревень. Получается, что 3-4 тыс. человек остаются без полноценного медицинского обслуживания. Врач приезжает раз в месяц из Зеленогорска без каких-либо объявлений, поэтому никто о приезде не знает. На каждом собрании с главой мы поднимаем этот вопрос, но ответ один: не хватает врачей. В Берёзовке фельдшерский пункт вообще закрыт на замок по этой же причине. Попасть к врачу в Зеленогорск сложно, потому что огромные очереди. Лучше не болеть.

– А каково живётся в деревне женщине? На её плечах всё также большое хозяйство, семья, огород?

– Современная жизнь проще. Не так, как, например, было у моей бабушки: восемь детей, 36 внуков и 38 правнуков. Попробуй всех накорми! На плите всегда огромная кастрюля с супом, тазы булочек, домашний хлеб. Три коровы в стайке. Летом бабушка разрывалась между огородом, стайкой и домом. Целый день на ногах. Сегодня всё-таки жизнь идёт по-другому. И стиральная машина-автомат, и душевая кабина в доме. Редко у кого полная стайка скотины. Конечно, остаются огороды, уборка снега зимой. Поэтому праздной жизни нет.

Но самая страшная женская боль в селе - пьющие мужья. Слышу часто: женщина работает, а мужчина или вовсе тунеядец и пьяница, или же приезжает с вахты и тоже беспробудно пьёт. Поэтому на женских плечах до сих пор остаётся вся самая тяжёлая деревенская работа. И в будни, и в праздничные выходные.

Досье
Крестина Афонасьева родилась в деревне Берёзовка Крапивинского района. Окончила техникум индустрии питания и сферы услуг в Кемерове и Кемеровский государственный сельскохозяйственный институт. Пекарь-кондитер.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество