aif.ru counter
114

«У нас была надежда». Взлёты и падения металлургии

21 июля кузбасские металлурги отмечают профессиональный праздник.

В 1984 г. кузнецкие металлурги выпустили последние рельсы для БАМа.
В 1984 г. кузнецкие металлурги выпустили последние рельсы для БАМа. © / Леонид Калинин / Из личного архива

Чуть больше 31 000 металлургов на сегодняшний день осталось в отрасли, берущей начало от кузнецов и давшей название региону. И число это сокращается: за последние десять лет – на 21%. О расцвете отрасли, её деградации и надежде на новый толчок рассказал корреспонденту «АиФ в Кузбассе» почётный металлург России Леонид Калинин.

«Кругом пирамиды и бараки»

Анна Иванова, «АиФ в Кузбассе»: За пять лет численность молодых людей в Кузбассе сократилась почти на 18%. А в середине прошлого века молодёжь ехала сюда железнодорожными составами – строить и поднимать металлургические гиганты. На той волне прибыли в Сталинск (ныне – Новокузнецк) и вы. Леонид Дмитриевич, почему после военной службы в Москве вас привлекла не столица, а город в далёкой Сибири?

Леонид Калинин

Леонид Калинин: Про Сталинск я узнал из газеты: маленькая область в центре Советского Союза, столько строек. Сейчас кто-то пошлёт ребёнка в Ангарск, Сталинск или в ещё какую-нибудь глухомань? Да боже упаси! А мы ехали, знали, что без крыши над головой нас не оставят. Свои переживания я записал на станции в блокноте, до сих пор храню: «Куда я еду? В неизвестность. Здесь у меня было много друзей, но я молодой, ещё найду новые контакты». В поезде познакомился с парнем, который ехал в отпуск, я у него две недели прожил.

Потом, когда устроился на шахту, поселился в общежитии. Женился – мне дали комнату в коммунальной квартире. Через три года отдельную квартиру дали, и пошло-поехало. У нас была надежда, поэтому не боялись ехать сюда. Знали, что будет работа. А значит можно и жениться, и детей заводить.

- Ваши представления о городе из газет совпали с реальностью?

- Поразили какие-то пирамиды Хеопса. Я позже узнал, что это терриконики шахт. И бараки, бараки, бараки кругом. По Энтузиастов и по Металлургов кое-где были капитальные дома. Люди жили неброско, бедновато, но видели, что всё это строится для них, для детей и внуков. И построили такой город-красавец! Все ехали сюда с надеждой, и всё это осуществилось.

Сейчас тоже город строится. Но нет главного, что притягивало бы сюда молодёжь, – работы. В советские годы мы выплавляли 12,5 млн тонн стали в год, сейчас всего 6 млн тонн. Нет ни одной шахты, нет первой очереди алюминиевого завода, комбината нет, от него только цех по изготовлению рельс остался. А это всё деньги были, которые шли на развитие Новокузнецка! Надо вернуть городу звание экономической столицы.

- Металлурги сегодня неплохо зарабатывают: по данным Кемеровостата, около 47 тыс. руб., что на 23% выше средней зарплаты по региону. А как жили раньше? Престижно было попасть в профессию, устроиться на комбинат?

- У нас раньше такие счастливые пары были: он вальцовщиком работает, она машинистом крана. Два металлурга в семье – да, это зажиточные люди по тем меркам. Никаких забот не знали – ни со школой, ни с детсадом. А сейчас школу на Запсибе строят уже восемь лет. Я у архитектора Журавкова спросил как-то, они строили по две-три школы в год. А сейчас - десятилетиями…

Металлургия в наших краях испокон веков была на первом плане. Тут ещё при царе Горохе строились железоделательные заводы. В советское время металлургия стала базовой отраслью, и государство уделяло внимание социальным вопросам. Для нас в окрестностях Новокузнецка, в Костёнково, например, работали детские лагеря, дома отдыха. На курорты насильно отправляли. Говорили: если не поедешь, не станут больничный оплачивать. Ежегодно ездил то в Ессентуки, то в Сочи. Работа у металлургов тяжёлая, конвейерная, с горячим металлом, поэтому об отдыхе и здоровье рабочих заботились серьёзно.

- Но сейчас-то легче работается металлургам?

- Конечно, условия труда здорово изменились. Помню, как меня впервые привели на рельсобалку: две клети, динамика такая – грандиозное впечатление! Брали туда только крепких парней, потому что, хоть процессы были механизированы, но приходилось многое делать вручную. Я хоть и щупленький был, но взяли меня - спортом занимался. А сейчас всё на автоматике. Знакомый рассказывал: сколько запрограммировано, столько профиля и катают, всё автоматически включается, к этой технике уже с ломом не подойдёшь.

Чужие машины

- Сегодня у всех на слуху чемпионаты молодых рабочих WorldSkills. А у вас какие соревнования и уроки профессионализма были?

- Мы на месяц менялись бригадами. Этот обмен опытом имел огромнейшую роль. В каждой бригаде была своя изюминка. Допустим, я изучил у себя, как сэкономить время, и в новый коллектив этот опыт приносил. А у них брал что-то другое. Самое главное - самому стремиться.

Парни из ПТУ приходили на практику. По ним сразу видно, будет толк или нет. Один всё время спрашивает, допытывается, значит, впитывает знания. А другой сидит смену на скамейке. Научил его делать метёлки, чтобы пыль убирать. Так даже эту элементарную работу он только из-под палки выполнял. Естественный отбор прошёл - лентяи ушли. В нашей работе важно понимание ответственности, что это нужно. Например, сила звука в цехе до 120 децибел, и в этой какофонии я должен распознать, где что неправильно настроено. Это приходит со временем, с опытом.

- О потере каких трудовых завоеваний вы сожалеете больше всего?

- СССР занимал первое место в мире по выплавке стали, проката. Мы строили заводы в десятках стран мира. Это было нашей гордостью. Я тоже был в загранкомандировке в Болгарии. Помню, как рабочий с Магнитки восхищался: «Вот бы у нас такой завод построили!» Потому что это были предприятия современные, по последнему слову техники. Сейчас в других государствах строим разве что атомные электростанции, и то единично.

Самый большой машиностроительный комплекс был у нас в стране. Машиностроительные заводы работали на металлургию, ведь здесь нужны были не только станки, но и прокатные клети, доменные печи и прочее. Сейчас, слышал, идёт демонтаж последнего машиностроительного завода в Орске, а ведь это был самый современный завод на Урале.

В моей родной рельсобалке провели модернизацию, даже не строительство. Свезли оборудование из Китая, Италии, Франции, Канады, Чехии, Австрии. Ничего нашего! Когда после войны строили ЗСМК, тоже привозили оборудование из-за рубежа, но его наши машиностроители полностью модернизировали, с 600 тыс. тонн стало выдавать 1,5 млн тонн продукции. Сегодня без машиностроительного комплекса мы деградируем. Его развитие поднимет металлургию. Считаю, это возможно, только если государство вмешается.

Рельсобалочный цех сегодня. После модернизации тут выпускают 100-метровые рельсы.
Рельсобалочный цех сегодня. После модернизации тут выпускают 100-метровые рельсы. Фото: РЦКО «Сибирь»

- Что рассказывают вам работающие металлурги: с какими проблемами они сегодня сталкиваются на производстве?

- Раньше у нас был госплан, мы выпускали до 60-ти видов рельсобалочной продукции. Все думают, что легко поменять один вид на другой: кнопку нажал – и вместо трамвайных рельсов пошли железнодорожные. А прокатать один профиль, потом подготовить оборудование к другому виду продукции – это адский труд. У нас заказы на один вид были по 1,5-3 тыс. тонн, а сейчас – по 150 - 200 тонн. Это смех! Крупного строительства нет, крупных заказов нет. Себестоимость таких мелких партий настолько невыгодная, что овчинка выделки не стоит. В наше время были межобластные, межреспубликанские конторы, которые собирали все заказы, и мы производили большие партии. Или, скажем, маленькие профили делали с запасом, они на базе хранились, их по потребности забирали. А сейчас все хозяева, им надо сразу деньги. Рассуждают так: чего это будет мёртвым грузом на базе лежать.

Машиностроительные заводы работали на металлургию, ведь нужны были не только станки, но и прокатные клети, доменные печи и прочее. Сейчас идёт демонтаж последнего машиностроительного завода в Орске, а ведь это был самый современный завод на Урале.

Надежда на БАМ

- Что, по вашему мнению, может стать толчком для возрождения кузнецкой металлургии?

- На днях наш президент Владимир Путин поздравлял строителей Байкало-Амурской железнодорожной магистрали (БАМ) с 45-летием начала этого грандиозного проекта. В 1970-80-х годах металлургические комбинаты Новокузнецка выпускали продукцию для БАМа, я сам там был в 1984 г. в командировке, участвовал в укладке золотого звена. Полностью верхняя часть железнодорожного полотна – наша, КМКовская. Мы вкладывали душу в это строительство. И 20 с лишним лет была тяжесть на душе от того, что травили БАМ, говорили, он не нужен. А ведь это живая артерия. Нельзя жить на старом, ведь время проходит, здесь уже ресурсы вырабатываются, а там несметные природные богатства, месторождения полезных ископаемых. Президент сказал, что планируется модернизация БАМа. Если так произойдёт, то будет невероятный толчок, и в первую очередь для нашей металлургии.

Досье
Леонид Калинин родился в 1936 г. в д. Майское (Белоруссия). В ноябре 1958 г. приехал в Сталинск строить Западно-Сибирский металлургический комбинат, а попал на шахту им. Димитрова такелажником. С 1963 г. стал работать на Кузнецком металлургическом комбинате, прошёл путь от подручного вальцовщика до старшего вальцовщика стана горячей прокатки рельсобалочного цеха. Почётный металлург России. Кавалер трёх орденов Славы. Почётный гражданин Новокузнецка, член городского совета старейшин.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество