655

«Жизнь ещё не прожита». Зачем ветеран ВОВ высаживает кедры в местах боев?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18 04/05/2016
«У нас растёт хорошая достойная смена! Молодое поколение помнит и чтит наш подвиг», - уверен Анатолий Терехов.
«У нас растёт хорошая достойная смена! Молодое поколение помнит и чтит наш подвиг», - уверен Анатолий Терехов. © / Павел Казаков / АиФ

Девяностолетний ветеран Великой Отечественной войны Анатолий Терехов ездит по России и сажает кедры в память о павших товарищах. Он рассказал корреспонденту «АиФ-Кузбасс» о войне, боевых товарищах и памяти.

Ранняя зима 1941‑го

Наталья Исаева, «АиФ-Кузбасс»: Анатолий Михайлович, как вы узнали о войне? Вы ведь только-только закончили седьмой класс, как вчерашние одноклассники стали боевыми товарищами.

Анатолий Терехов: В 1941 г. мне было ровно 15 лет. Конечно, в Кемерове давно шли разговоры о приближающейся войне, а мы, мальчишки и девчонки, всего масштаба беды ещё не понимали. Как и любые выпускники, думали о том, куда поступать, чем дальше заниматься, строили планы, мечтали. Почти все мальчишки из моего класса грезили авиацией.

Я тоже со второго класса начал заниматься авиамоделизмом, а в 7 классе, когда вступил в комсомол, уже мечтал, что буду авиаконструктором.Жили мы в частном доме на ул. Профсоюзной, по сегодняшним меркам это недалеко от автовокзала. Рядом был аэро­дром, территория закрытая, но нас туда пускали на соревнования по авиамоделированию. 22 июня у нас как раз были соревнования. Домой вернулись уже часов в пять-шесть вечера. Мама плачет, девчонки плачут – началась война…

Наша юность оборвалась вмиг. Всё, о чём мечтали, было уничтожено одним махом. Но какой был патриотизм! Все сразу бросились в военкоматы. В том числе я и мои братья – Боря, Гурий и Коля. Гуру тогда не взяли, потому что ему 18 лет исполнялось только 11 октября 1941. Со мной же даже разговаривать не стали: слишком маленький, мол.

Я в то время так обиделся! Сказал, что всё равно на фронт пойду. 24 июня к нам пришёл классный руководитель и сказал, что по решению комитета комсомола все семиклассники мобилизуются на сельскохозяйственные работы. И уже 26-го мы на поезде ехали в Топкинский район, в колхоз. Ещё вчера мы с одноклассниками сидели за партами, немного шалили на переменах, как все дети.

А теперь вроде и тот же состав, но, кажется, все такие взрослые. В колхозе работали мы с июля по ноябрь, косили сено, убирали пшеницу, овёс, гречиху. Жили в деревянной школе. Как сейчас помню, слева спали девочки, справа – мальчики. Спали на полу, сено или солому подстилали. Было тяжело, но никто не плакал. Расстраивало нас то, что в той деревне не было радио. Все новости мы получали только через людей, которые попутно ехали сюда.

Рабочий день наш начинался, как только солнышко взойдёт, заканчивался поздно вечером. В школу возвращались измотанные, просто с ног валились. Но друг другу всегда помогали. В ноябре, когда закончили работу в колхозе, на дворе была уже настоящая зима. Она ведь в 1941-м была ранняя. Домой шли пешком, это где-то 60 км от Кемерова. Шли два дня, ночевали в скирдах. На улице было так холодно, а в сено зароешься – тепло.

Досье
Анатолий Терехов родился 16 апреля 1926 г. в городе Тюкалинске Омской области. В 1931 году семья переехала в Кемерово. После войны окончил горный техникум, трудился на кузбасских шахтах. Анатолий Михайлович – полный кавалер ордена «Шахтёрская Слава», ветеран знака «За особый вклад в развитие Кузбасса» III степени. Награждён орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны I степени, медалями «За взятие Кёнигсберга», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне».
– В войну вы и в тылу трудились, и в боевых действиях участвовали. Свидетелями каких побед стали вы и ваши однополчане?

– После колхоза большинство ребят из нашего класса пошли работать на военные заводы. Я трудился на оборонном заводе № 652, потом он стал КЭМЗо­м. Мы выпускали танковые электромоторы. Работали по 12 часов, без выходных и отгулов. Сначала с 8 утра до 8 вечера, потом пересменок и снова работа с 8 вечера до 8 утра. Когда исполнилось 16 лет, то ко всему ещё добавились курсы трактористов и вечерняя школа. Прямо скажу, было тяжело и голодно. Но мы работали!

За всё время не было ни одной жалобы, моторы обратно не возвращались.Тяжелее всего нам давались ночные смены. Мы так ждали обеденный перерыв с 3 до 4 часов ночи и, как только звенел звонок, падали у станков и спали. Наше поколение закалённое. Сейчас, когда мы встречаемся с ветеранами и вспоминаем военные годы, и плачем и смеёмся одновременно. На фронт ушёл я в марте 1944 г. Хоть мне ещё и не исполнилось 18, но я всё же добился, чтобы меня призвали в армию. Морально к этому я был уже готов давно. Меня направили в 183-ю танковую бригаду. Нас прибыло туда 197 человек. Наша задача была – освобождение Польши и Восточной Пруссии.

В одном из своих первых боёв я был тяжело контужен, но товарищей своих покинуть не смог, от госпиталя отказался и остался в своей медсанчасти. Страшно болела голова, я ничего не слышал, говорил с трудом. Медсестра предупреждала, что контузия может откликнуться даже через 20 лет. Но меня это не остановило. После лечения я вернулся в танковый батальон, когда шли бои в районе Кёнигсберга. Мы его взяли, и 10 апреля 1945 г. наша фронтовая жизнь закончилась. Бои были тяжелейшие, практически вся техника была повреждена, из наших 197 человек выжили только 12.

Это страшно, когда ты каждый день видишь, как умирают твои боевые товарищи. Через неделю нас загрузили в воинский эшелон и привезли под город Катовице в Польше. Там уже мы начали получать оружие на тот случай, если бы в Берлине произошли серьёзные бои. И самый счастливый день – День Победы – мы встретили именно там. Я был в казарме, когда услышал пальбу из автоматов, выбежал на улицу и увидел наших солдат, которые кричали: «Победа!» и стреляли в воздух. Какая была радость!

Кедры в память о товарищах

– Вы уже много лет ездите практически по всей стране и сажаете кедры. Зачем? Где вы бываете? Кто вам помогает?

– Где мы только не сажали кедры! Москва, Калининград, Белоруссия, станция Горшечная. Есть кедровая аллея и в Старой Руссе, это Новгородская область. Здесь был наш пересадочный пункт. На войну из моей семьи ушли шестеро братьев вместе со мной. Вернулись трое. 14 лет я искал, где погибли и где захоронены Гурий и Борис! Когда нашёл, понял, что нужно как-то увековечить их память и память всех погибших в эту страшную войну солдат. Решил сажать саженцы сибирского кедра из Кузбасса.

Первые посадки были в 1983 г. Это была 40-я годовщина освобождения станции Горшечная (Курская обл.) от немецко-фашистских захватчиков. На этой станции погиб Гурий в 1943 г. Мы с ещё одним братом привезли туда саженцы и посадили Аллею боевой Славы. Затем в 1985 г. на сорокалетие Победы мы высадили кедры с однополчанами в г. Борисове, в Белоруссии. Там после войны дислоцировался наш 10-й танковый корпус. Я разыскал своих боевых товарищей, мы встретились с ними. Они, конечно, поддержали мою идею с кедрами. Сейчас из саженцев выросли большие деревья. Кстати, первые саженцы уже два раза плодоносили!

А вторые один раз, в этом году должны плодоносить снова. Каждый год я езжу и сажаю кедры, ухаживаю за ними. В 2010 г. мы заложили кедровую аллею в Москворецком парке в Москве, там же установили стелу. Кстати, всего мы установили четыре стелы, изготовленные в Кемерове. Кедры – это память о тех, кто приближал День Победы, но так его и не увидел. Наши потомки, когда приедут на ту же станцию Горшечная, не должны удивляться, что задолго до них на этой земле была пролита кровь солдат, защищавших Родину от фашистов.

Надо сказать, что вот эти посадки – не развлечение! Это работа, и сажаю их не я один, у нас целая команда. Всегда в посадках участвуют школьники, кадеты, ветераны. Это наше общее дело. Думаю, моя жизнь ещё не прожита.

– Анатолий Михайлович, как вы считаете, память о подвиге наших отцов, дедов и прадедов ещё живёт в молодом поколении? Будем ли мы так же масштабно праздновать 100-летие Победы, как 70-летие?

– Уверен, что память есть и, главное, её есть кому хранить! Мне очень отрадно, что сегодня снова стали много говорить о патриотизме. И наша молодёжь знает, что это такое, знает, что такое любовь к Родине. Россию всегда жали со всех сторон, жмут и будут жать. Никогда мы с Западом общего языка не найдём. Поэтому патриотизм – это то, что должно объединить весь наш народ. Нам нужно ещё работать в этом направлении и поменьше роптать на советскую власть.

В советское время тоже было много доброго. Люди были теснее связаны друг с другом. Вот это нам нужно вернуть – больше коллективизма и заботы друг о друге. Посмотрите, мы же сегодня годами живём на одной лестничной площадке, но часто ничего не знаем друг о друге.

Ещё я думаю, что сегодня государству нужно по­думать о простом человеке. Ведь слишком часто государственные вопросы решаются за счёт трудящихся: неподъёмные налоги, рост цен. Это неправильно. Тем не менее уверен, что и сегодня мы готовы защищать свою Родину!

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах