aif.ru counter
576

Кузбасский археолог – о романтике, сокровищах и предках

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. Аргументы и факты в Кузбассе 17/07/2013

О том, что удалось найти кемеровчанам в Тисульском районе, а также о тех, кто жил здесь до нас, рассказал руководитель археологический экспедиции, кандидат исторических наук Павел ГЕРМАН.

Тагарцы – наши предки?

Е.О.: — Павел Викторович, зачем вы ездили в деревню Большое Пичугино? Большепичугинский могильник известен с конца XIX века. В 50-х годах XX века там начинал работу археолог А.И. Мартынов. Неужели там ещё что-то осталось?

П.Г.: — Мартынов раскопал 14 курганов. В 2007 году я выяснил, что в Большепичугино осталось ещё несколько тагарских захоронений.

Тагарцы – условное название племён, которые жили в раннем железном веке (IX-III вв. до н. э. – Прим. ред.). Это время первых кочевников. Но сами тагарцы в большей мере занимались животноводством и земледелием. Они делали оружие, добывали медь, изготавливали бронзовые изделия, глиняную посуду. Всё производили своими руками. Их ареал охватывал всю Минусинскую котловину и Мариинско-Ачинскую лесостепь.

 

Сокровище для археолога – это вовсе не золото. Фото: Из личного архива

На рубеже эр гунны вытеснили их на север. Там, вероятно, они и остались. Многие спрашивают, можно ли их считать нашими предками. Я думаю, нет. Хотя по антропологии они были европеоидами и не исключено, что в каждом из нас есть тагарские гены.

«Они шли и кричали моё имя»

Е.О.: — В большепичугинскую экспедицию поехали девять человек, в т.ч. были и волонтёры, молодёжь. Молодые люди вообще тянутся к истории, к науке?

Досье:
Павел ГЕРМАН — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института экологии человека СО РАН. Работал в музее-заповеднике «Томская писаница». В 2007 защитил кандидатскую диссертацию.

П.Г.: — Кому нравится такая жизнь, тот каждый год в экспедиции ездит. Вот, например, девушка, студентка истфака, которая ездила с нами в этот раз, пишет курсовые по тагарской культуре. С нами она пробыла до 1 июля, потом уехала в Хакасию. Сейчас она уже в Туве, в другой экспедиции.

Е.О.: — Павел Викторович, вы побывали в полутора десятках экспедиций. Скажите, а на раскопках могильников не случались ли с вами необъяснимые истории?

П.Г.: — Сейчас я в мистику уже не верю. Но некоторые ощущения сверхъестественного у меня были в 2003 году. Тогда раскапывали один из курганов в Хакасии. А т. к. жили в соседней деревне, возле раскопа поставили палатку, в которой дежурили по ночам.

Так вот, в могиле был склеп, а в нём 13 покойников. Когда настала моя очередь дежурить, я такого страху натерпелся! Вот, представьте: ночь, одинокая палатка, рядом раскопанная могила, у меня пачка сигарет, две спички и свечка. Уснуть никак не могу: то ветер завоет, то померещится что-то. И вдруг в ночи со стороны деревни зажглись фонари, и люди пошли ко мне толпой. Идут и идут, а дойти не могут. Я сижу и думаю: когда же это кончится? И тут они начали кричать моё имя. Они шли и звали: «Паша! Паша!» Вот тут вообще стало страшно. Я не знал, что делать, стою и с ужасом смотрю на курган. Захотелось убежать от могильника, забраться на гору и там ждать рассвета. В итоге всё стихло, и кое-как под утро я уснул.

А всё оказалось до банального просто: между курганом и деревней поставили строительный вагончик, сторож позвал гостей. Застолье закончилось тем, что они потеряли какого-то Пашу, которого ходили и искали полночи с фонарями.

Е.О.: — Что нашли в большепичугинском кургане?

П.Г.: — Под дёрном мы увидели часть каменной ограды. Это ценная находка, потому что раньше в Мариинской лесостепи ничего подобного не фиксировали. Из камня были только кладки над могилой. В этот раз мы обнаружили классическую, как в Минусинской котловине, прямоугольную ограду. Это определённая маркировка сакрального пространства, в котором происходил основной этап обряда – захоронение.

 

Каменная ограда. Фото: Из личного архива

Могила оказалось довольно большой. Размер сруба, установленного на дне могилы, – 2,5 на 2,5 метра. Первая мысль: здесь может быть склеп. Как правило, в склепах хоронили от пяти до ста человек. Когда мы начали расчищать могилу, стало понятно, что она разграблена. Человеческие кости были раскиданы как попало. Но мы выяснили, что погребены здесь два человека, а разоряли захоронение свои же, причём несколько раз. Причиной для этого могла быть нажива или осквернение. Но, возможно, перед нами свидетельство практиковавшегося в древности обряда инициации. Для того чтобы стать полноценными членами социума, т. е. стать воинами, мальчикам предстояло добыть себе оружие из могилы предка – забраться в склеп, победить могильного жителя и завладеть заветным акинаком.

У археологов свои сокровища

Е.О.: — А после разорений в могиле остались какие-то сокровища?

П.Г.: — Наш район археологическим золотом небогат. Древние грабители тех лет искали прежде всего металлические вещи – бронзовые предметы быта и оружие. Т. е. в общепринятом понимании каких-то особых ценностей, золота и дорогих украшений в могиле никогда не было. Мы там обнаружили сокровища с научной точки зрения: пять полусферических бронзовых бляшек, которые нашивали на головной убор, две каменные бусины и пять костяных наконечников стрел. Причём стрелы, скорее всего, были в колчане, но со временем он истлел.

 

Наконечники стрел. Фото: Из личного архива

Возле северной стенки, у которой сохранились бревна перекрытия могилы, мы нашли два керамических сосуда, кости лошади и тот самый набор стрел. Все это сохранилось в своём изначальном положении. На этом месте лежал мужчина-воин. Без всякого сомнения.

Е.О.: — Получается, что один человек – это мужчина, а второй?

П.Г.: — А вторым, наверное, была женщина. Т. к. каменные бусины – это составные части женского украшения.

Е.О.: — А вы не планируете вернуться к большепичугинскому кургану, чтобы продолжить раскопки?

П.Г.: — Нет, раскапываем мы курганы только один раз. Т. е., изучая памятник археологии, мы уничтожаем его. Нам остаются только найденные предметы, фотографии, полевые чертежи и записи в дневнике. Ну и ещё воспоминания участников.

В этом году мы хотим найти один памятник на реке Яя, который в конце XIX века открыл библиотекарь Томского университета Степан Кузнецов. Он описал его как культовое место возле Лысой горы. Но с того момента информация о её местонахождении была утрачена. Хотим поискать это место в августе.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах