aif.ru counter
223

Работа со словом – жизнь впроголодь? Союзу журналистов Кузбасса 55 лет

Аргументы и факты в Кузбассе № 41 09/10/2013

«Все, что нужно для издания ежедневной газеты, — это честолюбие, честность и 10 миллионов долларов», – шутил кто-то из западных журналистов. Что нужно кузбасским журналистам, чтобы работать, – мы спросили у председателя Кеме­ров­ского отделения Союза журналистов России Валерия КАЧИНА.

Анна Колесникова, «АиФ-Кузбасс»: – Валерий Александрович, легко ли журналистике оставаться «четвёртой властью», когда миром правят деньги? Или она уже превратилась в «служанку для бизнеса»?

Валерий Качин: – Журналистика по-прежнему имеет влияние и на власть, и на бизнес. Насколько вообще востребована сейчас свобода слова – другой вопрос. Естественно, у нас сильная областная власть, она выстраивает средства массовой информации под себя, и это нормально. СМИ, выстроенные как бизнес, не страдают, издательская деятельность не страдает. Оппозиционная журналистика, может, и испытывает трудности. Но стоит ли за такими изданиями чёткая внятная идеология – непонятно. Критиковать – это не идеология, а корень журналистики.

Наши журналисты побывали и в Чернобыле, и в горячих точках. И там их вопрос денег, думается, волновал меньше всего. Фото: В. Грызыхин / В. Грызыхин

– Как же тогда журналисту остаться независимым, чтобы критиковать?

– Если у журналиста есть потребность в независимости, он её реализует. Вопрос лишь в материальной стороне дела: конечно, независимому журналисту в этом плане сложнее. Свобода слова и материальный достаток на практике редко совместимы. Можно уйти в оппозиционную журналистику, но нельзя с полной уверенностью назвать её независимой. Журналисты и там отстаивают чьи-то интересы.

– Почему, несмотря на особую «миссию» журналистики, зарплата остаётся низкой?

– А чтобы правду не говорили (смеется). А если серьёзно, то зарплата маленькая, потому что профессия сейчас не востребована. Продать журналистский труд гораздо сложнее, чем контент, который можно создать без журналиста. На рынке труда сложилась именно такая ситуация. Если журналиста можно «купить» за 15 тысяч, никто не будет платить больше.

Молодому человеку придётся потратить время, чтобы найти свою тему, нажить имя. Тогда можно и продаться дороже. В итоге всё равно больше получает тот, кто больше пишет. Другого рецепта нет.

Всевластие упустили

– Не это ли причина того, что журналисты охотнее пишут рекламу, нежели проводят громкие расследования, на которые требуется время?

– Приходят в редакцию читатели: «Проведите журналистское расследование: меня неправильно осудили». Сами функции газеты помогать людям, конечно, остались, сохранился и стереотип о всесильности профессии, но этого мало, чтобы выжить на рынке. Поэтому большинство газет существует как бизнес либо отражение взглядов власти.

– В кузбасской журналистике дела обстоят так же?

– Разгульной свободы, как на том же Дону, Кубани, где крепнет оппозиция власти, у нас, конечно, нет – там власть слабая, а у нас сильная. Журналистике, может, и хуже, а людям лучше, когда всё предсказуемо. В неспокойном обществе журналистика всегда чувствует себя хорошо. Самые высокие тиражи у нас были в 90-х, когда начались митинги и забастовки.

– Если сравнивать с федеральным уровнем, чего нам не хватает?

– Думаю, есть потребность именно в сильных журналистах. Обычно, когда человек чувствует себя уверенно, он уезжает в Москву, Питер. Естественно, там больше возможностей. В итоге в Кузбассе складывается непростая ситуация: и мест работы не очень много, и журналистов хороших мало. Молодые люди сейчас идут в пиар, пресс-службы, на телевидение. А заняться журналистикой некому.

Журналист журналисту друг?

– Почему в профессии складывается такая ситуация? Можно ли как-то решить проблемы журналистов?

– Журналисты сейчас крайне разобщены: они существуют в рамках своего издания, а не в рамках сообщества. Мы сами должны лоббировать свои интересы: выстраивать систему зарплат, создавать профсоюзы. Союз журналистов не выполняет эти функции до конца, но замены ему пока нет. Это материально и профессионально не востребовано.

Раньше газеты были политизированы, партия продвигала идеологию. Теперь у нас нет национальной идеи, нет заинтересованности в её продвижении. Мы имеем ситуацию, когда ни журналисты, ни общество не заинтересованы в поднятии престижа профессии. На мой взгляд, это толчок к развитию – рано или поздно ситуация изменится.

– Несмотря на не совсем благоприятную обстановку, насколько престижной остаётся профессия?

– Журналистика всегда сохраняла романтический ореол служения правде, свободе слова. Но престижна она ровно настолько, насколько престижно сейчас высшее образование. Складывается так, что человек заканчивает вуз, а профессия не востребована. Есть определённый престиж, но он не оценивается материально. Редакции нужен человек, умеющий налаживать связи, контакты, чтобы параллельно привлекать рекламу. Только так возникает перспектива хорошо зарабатывать и продвинуться в медиабизнесе, сделав себе имя.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах