aif.ru counter
17.10.2019 12:47
184

Несистемный творец. Что для города лучше - парки или заводы?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. АиФ в Кузбассе №42 16/10/2019
Алексей Михайлов считает парк в Салаире пустой тратой денег.
Алексей Михайлов считает парк в Салаире пустой тратой денег. © / Алексей Михайлов / Из личного архива

Парк Ангелов в Кемерове, сквер Выпова в Новокузнецке, парк культуры и отдыха Попова в Салаире – ландшафты кузбасских городов преображаются. Для одних они становятся местами гордости и восхищения, для других – предметом критики.

Концепт-скульптор Алексей Михайлов за последние годы не пропустил, пожалуй, ни одной культурной новинки в сфере архитектуры, ландшафтного дизайна и скульптуры. Своим взглядом на преобразования он поделился с корреспондентом «АиФ в Кузбассе».

В нише эксперта-общественника

Анна Иванова, «АиФ в Кузбассе»: Алексей Леонидович, вы специально выезжаете в места недавних преобразований и пишете потом рецензии. Для чего?

Алексей Михайлов: Так как я родился с природным даром художника и скульптора в маленьком заводском городке, то ещё с восьмого класса школы мечтал сделать для украшения города красивый уголок в стиле римской архитектуры и скульптуры. И несмотря на то, что я не пытался потом поступать в вуз на курс архитекторов или скульпторов, о чём жалею, при любой возможности покупал книги по архитектуре и ландшафтному дизайну. Меня можно назвать архитектором-дизайнером самоучкой, который учился не пять лет, как официальные профессионалы, а 15, пока жил в Павловском Посаде и ездил в Москву за лучшими книгами.

Мои скульптурные и дизайнерские проекты бойкотируются местной бюрократией с 1990-х годов под предлогом отсутствия у меня диплома или недостатка в бюджете денег. Поэтому мне пришлось занять свободную нишу сетевого общественного эксперта и через рецензии информировать общество. Полагаю, это должно повлиять на официальных архитекторов, скульпторов и чиновников, чтобы они редактировали свои планы на стадии проектирования. Но обратной связи в этой сфере пока нет: кого чиновники и угольные боссы назначат архитектором или скульптором Кузбасса, тот и строит парк или монумент, без конкурса и общественного обсуждения. А потом это объявляется шедевром. Так произошло, например, со сквером им. А. Выпова в Новокузнецке.

Лицо тулеевских городов

– Вы часто критикуете увиденные новинки. Можете выделить общие недостатки и причины, из-за которых они происходят?

– Недостаток послесоветской монументальной скульптуры и ландшафтного дизайна в Кемеровской области, считаю, в отсутствии общей «имперской» национальной идеи. В СССР был культ индустриализации и светлого интернационального будущего. Тогда ставились памятники создателям государства, государственным деятелям, гениям науки и культуры, героям войны и труда. Парки проектировались с продольной главной дорогой – променадом, где можно было пройти шеренгой в 5-10 человек. Был центр, вокруг которого формировался комплекс парка. Ценился панорамный вид вдаль – как символ будущего.

При «тулеевском социализме» на смену культу индустриализации и прогрессизма пришла деиндустриализация сначала промышленности, а потом и мышления областного чиновничества. Даже те кузбасские мэры, которые получили инженерное образование, стали клерикалистами и «сквероводами». Так, в Прокопьевске поставили святого – нищего русского юродивого Прокопия – в виде знатного античного грека, или в Салаире – идол святого Серафима Саровского. Даже после отставки Амана Тулеева в 2018 году эта тенденция продолжилась в попытке кемеровского главы Ильи Середюка поставить самый гигантский в Евразии католический идол Варвары.

Потеря индустриального мышления отражается на геометрии новых парков. Как правило, у них уже нет широких советских променадов. Вместо них зауженные тротуары, петляющие вокруг клумб и деревьев. То есть парки из места коллективного активного отдыха превратились в медитативные рощи для мелких семейных групп, разделённые клумбами и деревьями на камерные пространства с детскими конструкциями.

– Зачастую заметные явления в архитектуре привязываются к правителю того времени, когда они создавались: есть петровская, сталинская архитектура. В Кузбассе есть общие черты тулеевских изменений в облике городов?

– Тулеевская скульптура и архитектура имеют особенности ресурсного капитализма периода первичного накопления капитала, когда у нуворишей нет времени, вкуса и свободных капиталов, чтобы создавать полноценные произведения искусства. Поэтом­у в тулеевский период в малых и средних городах Кузбасса все свободные места просто засаживали деревьями.

Идеалы преображения

– Какие, на ваш взгляд, есть положительные примеры в кузбасской архитектуре и искусстве, на которые стоит равняться нынешним творцам?

– Знаю только один положительный пример – бронзовую скульптуру «Золотая Шория» в Таштаголе авторства бурятского скульптора Даши Намдакова. Все остальные положительные примеры монументальной скульптуры и ландшафтного дизайна, которые могут считаться образцовыми, находятся в Кемерове, Новокузнецке, Прокопьевске и Белове. Это примеры советской, имперской скульптуры и архитектуры.

Парк Ангелов в Кемерове

– На открытый в сентябре парк Ангелов обрушилась критика в соцсетях – убрать качели, не допускать свадьбы, фотосессии. Допустимы ли развлечения в подобных местах памяти?

– Качели и горки для детей в парке Ангелов выглядят очень трогательно. По религиозным представлениям, души умерших радуются вместе с живущими, они будто подпитываются недополученной на земле радостью. Разговоры о том, что на этом месте детям нельзя веселиться или сюда не должны приезжать свадебные кортежи, безосновательны, потому что здесь нет кладбища. Это место, где оборвались жизни детей и их родителей, поэтому скорбную ауру надо заменить светлой энергией новой жизни и счастья.

И эта традиция осветления места трагедии положительными эмоциями встречается в мире часто. Например, парк «Зарядье» в Москве устроен на месте грандиозного пожара гостиницы «Россия» в 1977 г., где погибло 42 человека.

Считаю, надо завершить этот проект строительством поверх­ностного или подземного музея трагедии в ТРЦ «Зимняя вишня» и установкой кованого «Древа Скорби». Иначе этот парк выглядит как чисто развлекательный и, имея только одно благоустроенное помещение – туалет, может считаться самым дорогим и грандиозным туалетом Кузбасса в парковом исполнении. Сомнительное достижение!

– Нужен ли парк на фоне отвала породы или деревенских заборов? Нужен ли дворец, если через пару месяцев он покроется угольной пылью?

– Так как в Салаире живут всего 7000 человек, много пенсионеров, а молодёжь уезжает на работу на вахту и в большие города, то пафосный парк пустует, поэтому напоминает парк призраков. Это парадокс: в таких дотационных «чёрных дырах» Кузбасса типа Салаира на 2 млрд руб. ко Дню шахтёра не создали не то что ни одного гениального памятника, но даже ни одного маленького заводика, чтобы город мог зарабатывать себе на жизнь. Развитый угольный капитализм в Кузбассе не задумывается о будущем. Словно временщик, он пожирает недра, не думая, чем регион будет жить лет через 50. На что, например, будет жить «чёрная дыра» Кузбасса – Салаир, оставшись с мегаполисным пафосным парком, с бронзовым тамбовским мужиком и халтурной девушкой с веслом, но без собственного завода и горожан?

– Каким вы видите идеальное преображение кузбасских городов?

– В целом мне нравится, что при губернаторе Цивилёве кузбасские средние и малые города и центральные дороги стали обустраиваться с большим размахом. Не нравится то, что по-прежнему угольный истеблишмент не дорос до имперских проектов в монументальной скульптуре и архитектуре. По-прежнему главенствует у управленцев области бюрократический кастовый шовинизм, отсеивающий проекты несистемных творцов области, а это значит, что и дальше миллионы рублей будут уходить на кощунственные или шаблонные изделия именитого скульптора-ремесленника Зинича.

Считаю, Кузбассу нужна реанимация идеи индустриализации и прогрессизма, особенно в малых дотационных городках области. Воскресить советский культ индустриализации – инженеров и новаторов, открыть детские технопарки, инкубаторы индустриального мышления. Пора прекратить «залесивать» малые города, заменить культ дауншифтеризации на культ урбанизации. Нужны памятники создателям промышленности Кузбасса. И, наконец, нужно остановить бюрократический кастовый шовинизм по отношению к народному творчеству, чтобы открыть, как при рассвете социализма, шлюзы народной энергии и творчеству. Но пока ресурсный капитализм Кузбасса умеет использовать только минеральные самородки, и никто не пытается научить его использовать людей-самородков.

Досье
Алексей Михайлов - концепт-скульптор фрилансер из Гурьевска. Родился в 1967 г. в Белорецке (Башкортостан). По образованию формовщик художественного литья. В 1990-х работал конструктором-дизайнером на машиностроительном заводе, модельщиком в литейной компании. Отливал в чугуне и бронзе скульптуры и композиции, которые экспонировались в музеях. Награждён медалью ВДНХ за скульптурную композицию «Круги на воде». Его бронзовая композиция «Слон и скорпион» стоит в кабинете федерального министра, а работа «Нефтяная вышка» – у нефтяного магната.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество