aif.ru counter
508

Никак не договориться? Эколог - о проблемах, которых могло не быть

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22 31/05/2017
Разрез или карьер может работать и 10, и 60 лет, в этом нет ничего сверхъестественного. Главное, чтобы после себя горняки оставили порядок.
Разрез или карьер может работать и 10, и 60 лет, в этом нет ничего сверхъестественного. Главное, чтобы после себя горняки оставили порядок. © / Павел Казаков / АиФ

Жить с минимумом экологических проблем возможно, если договариваться о строительстве разрезов и шахт, об ответственности угольщиков и судьбе близлежащих деревень «на берегу», уверен эколог, региональный координатор Программы развития ООН, Глобального экологического фонда и Министерства природных ресурсов и экологии РФ «Задачи сохранения биоразнообразия в политике и программах развития энергетического сектора России» в Кемеровской области и Республике Хакасия Юрий МАНАКОВ.

Кого спасли?

Павел Казаков, «АиФ – Кузбасс»: Юрий Александрович, самая актуальная тема на сегодняшний день, связанная с экологией и добычей угля, наверное, выступление жителей Менчерепа против строительства очередного разреза в районе их посёлка. Они с петицией пробиваются к президенту. Какие у них перспективы, на ваш взгляд, как у члена Общественной палаты Кемеровской области?

Юрий Манаков

Юрий Манаков: Под Менчерепом, как я знаю, строительство разреза ещё не началось, но по новому закону у собственников могут изымать земельные участки под угледобычу для государственных нужд. Владелец лицензии на недра заинтересован выкупить землю по низкой цене. Жители, наоборот, хотят получить деньги, которые компенсируют им убытки. Закон обязывает всех в течение 30 дней договориться. Если не договариваются, то дело идёт в суд. И на основании решения суда земля изымается (с минимальной компенсацией) в пользу недропользователя.

Письмо - это попытка людей обратить внимание властей на творимую, по их мнению, несправедливость. Но жители села уже получили ответ, что всё в рамках закона, землю изымают для госнужд. Менчерепский инцидент – первый такой.

- Однако вам, учёным Кузбасса, удалось однажды отстоять у угольщиков территорию, создать заказник на Караканском хребте. Как вам это удалось?

- Караканскому хребту, можно сказать, повезло. Лицензию на разработку угля получила «Кузбасская топливная компания», собственники которой – это жители Кемеровской области. Если бы разрез принадлежал москвичам, хребта уже не было бы, т. к. у компании были все разрешительные документы. А так учёным удалось договориться с угольщиками сохранить природный комплекс. Вот так и получилось, что компания предоставила собственные земли для организации природного заказника. Случай уникальный в своём роде.

- Но ведь, чтобы создать заказник на земле, под которой лежит уголь, нужно лишить кого-то денег. Как удалось убедить?

- Это так! Угольный пласт заходит под южный склон, и уголь нельзя добыть, не разрушив базальтовый остов хребта. При этом именно на южном склоне находилось основное разнообразие степных экосистем, редкие и исчезающие виды растений. Акционеры компании поняли, что если уничтожат этот хребет, то совершат большую ошибку. Поэтому они приняли решение о сохранении уникального природного ландшафта. Хотя им и пришлось для этого отказаться от части угольных залежей.

- А как быть людям? Они ценности для природы не составляют. Например, в той же истории вокруг нового разреза в окрестностях Менчерепа как можно действовать?

- В этом-то и проблема... Государство продаёт бизнесу недра и совершенно не заботится о земле, которая на поверхности, и о людях, работающих на земле. Изъятие земельных участков под недропользование ставит людей под двойной удар - они остаются без земли как средства производства и без денег для того, чтобы начать новое дело или переехать из экологически неблагополучного района.

- А как угадать, где будет следующий разрез? Где селиться?

-  Уголь у нас практически везде. Кузбасс является одним из крупнейших месторождений каменного угля в мире, потому что здесь, на очень ограниченной территории, залегают гигантские объёмы этого полезного ископаемого. Уголь лежит сплошными пластами от Междуреченска до Анжерки, под посёлками, пашнями, дорогами.

Поэтому расширение площадей под угледобычу неминуемо будет приводить к столкновению интересов государства, бизнеса и населения. Выход видится в том, что федеральная власть должна решить прежде все вопросы по земле (связанные с интересами людей, экологической безопасностью, биоразнообразием) и только после этого разрешить продажу недр. Бизнес должен заходить на беспроблемную территорию. Тогда не будет конфликтов.

Когда научимся работать?

- То, что у нас случаются конфликты, только сибирская специфика ведения бизнеса?

- Нет, конечно. Это вообще присуще любому развивающемуся молодому бизнесу. На начальных этапах во всех странах добыча полезных ископаемых велась хищнически, невзирая на нужды людей и сохранность природы. На проблемы стали обращать внимание примерно в 70-е годы прошлого века. И всё это происходило на фоне техногенных катастроф. Тогда же началось формирование экологического законодательства в ряде стран: в США, Германии, Англии, Австралии, Канаде и у нас в СССР. Но потом у нас случилась перестройка, которая привела к глубокому кризису в угольной отрасли. В нулевые годы Кузбасс вышел на устойчивое повышение экономических показателей. Однако частные угольные компании, пользуясь разными преференциями, стали откровенно экономить на экологии.

- До каких пор мы будем находиться на хищническом этапе природопользования?

- В 1992 году на конференции ООН по окружающей среде и развитию собрались главы государств для поиска решения проблемы преодоления мирового экологического кризиса на планете. Впервые объявили, что биологическое разнообразие есть главная ценность. Была сформулирована презумпция виновности всех промышленных предприятий в уничтожении биологических видов. Одной из главных угроз биоразнообразию во всём мире считается горнодобывающая промышленность, поэтому специалисты стали разрабатывать различные механизмы природоохранной деятельности в самих компаниях. Сейчас на Западе очень широко развито кредитование бизнеса на экологических условиях, стала иметь значение положительная экологическая история предприятия, отсутствие конфликтов с местным населением, количество и масштаб мероприятий по защите и восстановлению популяций редких видов. До 2007 года западные компании полностью перешли на новые международные стандарты работы, и бизнес там в основном стал социально ответственным.

В России в настоящий момент идёт новая волна изменения федерального законодательства в соответствии с нормами международного права. Одним из наиболее важных направлений является переход отечественной промышленности на наилучшие доступные технологии, которые обеспечивают экологически благоприятное техническое решение для производства продукции. Формируются отраслевые справочники по НДТ и новые нацстандарты. Например, в прошлом году мне поручили принять участие в разработке нового национального стандарта по рекультивации нарушенных земель и восстановлению биоразнообразия, который внедрят с 1 декабря 2017 года.

В правительстве ведётся большая работа в этом направлении. В мае нынешнего года выпущено Распоряжение Правительства РФ о Концепции публичной нефинансовой отчётности промышленных предприятий. Сейчас разрабатывается план по реализации недавно утверждённой президентом «Стратегии экологической безопасности РФ». В общем, поставлена суперзадача - добиться того, чтобы в России было выгодно работать экологически ответственным компаниям. Как я понимаю ситуацию, у наших угольщиков просто не остаётся выбора. Пора пересматривать свою политику природопользования и начать учитывать экологические и социальные последствия своей деятельности.

Досье
Юрий Манаков родился в с. Курья Алтайского края. Закончил Томский государственный университет, по специальности биология. Доктор биологических наук. зам. председателя комиссии по охране здоровья, экологии и развитию спорта Общественной Палаты Кемеровской области, Председатель Общественного совета при департаменте природных ресурсов и экологии Кемеровской области, региональный координатор Проекта ПРООН-ГЭФ/Минприроды РФ «Задачи сохранения биоразнообразия в политике и программах развития энергетического сектора России».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах