(обновлено )
Примерное время чтения: 7 минут
230

Оценили риски. В Кузбассе не будут закрывать опасные шахты

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ в Кузбассе №29 19/07/2023
Очередной горький опыт с «Листвяжной» показал, что добыча угля остаётся опасной.
Очередной горький опыт с «Листвяжной» показал, что добыча угля остаётся опасной. правительство Кузбасса

Тема опасности труда на угольных предприятий в Кемеровской области актуальна как ни в каком ином регионе страны. Более того, именно авария на кузбасской шахте «Листвяжная» стала поводом для серьёзных размышлений: не отказаться ли вовсе от подземной добычи? kuzbass.aif.ru выяснял подробности. 

Жизнь или экология?

Почётный шахтёр России Фёдор Макеев, 40 лет проработавший на шахтах региона, не раз заявлял, что не видит будущего у подземной добычи. «Надо ли вообще спускаться в шахты и рисковать жизнями? Ведь забой - как минное поле: никогда не знаешь, что рванёт. В Кузбассе много пластов, которые расположены у поверхности - можно брать уголь открытым способом и при этом не рисковать, не тратиться на дорогую технику. Так что я не сторонник развивать подземную добычу. Когда на одной чаше весов жизни, а на другой - экология, я выбираю первое», - рассуждает ветеран.

После аварии на «Листвяжной» президент Владимир Путин поручил проработать вопрос возможной ликвидации шахт с высоким риском аварийности. Над ним трудилась группа экспертов - представителей федеральных органов власти, угольных компаний, научного сообщества, профсоюзов.

О будущем шахт с высоким риском аварийности и о возможных последствиях их закрытия для экономики и социальной сферы отчитался замдиректора департамента угольной промышленности минэнерго Михаил Верзилов. Рабочая группа проанализировала состояние 55-ти российских шахт. По внезапным выбросам газа 12 из них относятся к опасным, по взрывчатости угольной пыли - большинство, 49 предприятий. Пласты, опасные по горным ударам, разрабатывает 21 шахта, а пласты, склонные к самовозгоранию, - 31. Как правило, все шахты являются опасными сразу по нескольким горно-геологическим факторам, при этом на 14-ти присутствует не менее четырёх видов опасности.

Копают всё глубже

Рабочая группа также отметила тенденцию роста глубины ведения горных работ: за последнее десятилетие она увеличилась с 432 до 504 метров. На двух шахтах горные работы ведутся на глубине более 1000 метров, на 22 шахтах - более 500 метров.

До аварии на «Листвяжной» в угольной отрасли наблюдалось стабильное снижение смертельного травматизма: в 2017-2020 гг. не произошло ни одной крупной аварии с человеческими жертвами. В 2022 г. в отрасли достигнуты рекордно низкие показатели по удельному смертельному травматизму - 0,016 человек на миллион добытого угля. Для сравнения, в США этот показатель - 0,019 чел./млн тонн, в Евросоюзе - 0,03. В СССР нормой была одна смерть на каждый добытый миллион угля. По нынешним меркам получается: одна смерть на 62,5 млн тонн.

Нерентабельная ликвидация

«Были отобраны 12 представительных шахт с характерными видами опасности проведения горных работ, а также с региональными особенностями последствий возможного вывода их из эксплуатации», - рассказал представитель минэнерго, уточнив, что эти предприятия находятся в Воркуте и в семи углепромышленных муниципалитетах Кузбасса. Выяснилось, что стоимость возможной ликвидации выбранных шахт в 3,7 раза превысит затраты на мероприятия по повышению уровня промбезопасности.

Чтобы ликвидировать кузбасские шахты, понадобится от 2,6 до 3,6 млрд руб. на каждую, при этом 10% от суммы уйдёт на соцподдержку работников. А стоимость ликвидации крупной шахты «Распадская» и вовсе оценили более чем в 9,5 млрд руб. Кроме того, для компенсации выбывающих объёмов добычи угля понадобится более 75 млрд руб. инвестиций.

«Вывод из эксплуатации шахт и последующего освобождения персонала несёт в себе риски возникновения социальной напряжённости в регионах РФ, сокращение рабочих мест в смежных отраслях, снижение бюджетных доходов. Уменьшение поступления налогов и страховых взносов оценивается в размере почти 37 млрд руб.», - рассказал о возможных рисках Верзилов.

Рабочая группа пришла к выводу: закрывать наиболее опасные угольные шахты допустимо только после того, как в угледобывающих регионах пройдут социально-экономические преобразования с перепрофилированием производств и созданием новых рабочих мест в других секторах экономики.

Внедрить безлюдные шахты в ближайшее время тоже не получится. Учёные проанализировали существующие способы выемки угля. «В перспективе возможно только минимизировать число шахтёров, одновременно работающих в опасных условиях. При существующем уровне технологий полностью исключить нахождение людей под землёй не представляется возможным», - огласил вывод экспертов представитель министерства.

Словом, опасные шахты не закроют, шахтёров роботами не заменят. Чтобы не допустить аварий и выжить, работникам остаётся чётко следовать установленным правилам.

Причины - в непрофессионализме

- С января по май 2023 г. в угольной отрасли Кузбасса произошёл 21 несчастный случай, из них четыре - смертельных. Основными причинами производственного травматизма является неудовлетворительная организация работ, а также нарушение технологического процесса, трудового распорядка, неудовлетворительное состояние зданий, несовершенство технологического процесса, - рассказала начальник отдела надзора и контроля Государственной инспекции труда в Кузбассе Татьяна Шолева. - При анализе актов расследования несчастных случаев вырисовывается неблагоприятная картина относительно лиц, которые допускают нарушения требований по охране труда: везде фигурирует инженерно-технический состав. При опросе выявляется факт недостаточной их квалификации.

Считаю, что руководителям и собственникам нужно обратить на это внимание и закладывать средства не только на обучение по охране труда, но и на повышение квалификации работников. Также одна из причин такой ситуации - недостаток кадров. Рынок труда испытывает дефицит профессионалов, и это сказывается в первую очередь на таких отраслях, как угольная.

Парадоксы и жадность

- В прошлом году на подземных работах погибло шесть человек, на открытых горных работах - 11. А за пять месяцев 2022 г. - пять и 10 соответственно. Мы дошли до парадокса: на поверхности, в казалось бы, более безопасных условиях, погибает вдвое больше, чем под землёй. Это вопрос к тому, как мы занимаемся безопасностью охраны труда, - рассуждает председатель Росуглепрофа Иван Мохначук. - У нас в прошлом году было 15 случаев естественной смерти. То есть человек проходит медкомиссию, проходит ежедневно все медосмотры, приходит на рабочее место, садится - и умирает.

1 декабря был принят приказ Минздрава об обязанности работодателей проводить послесменную реабилитацию для работников, попавших в группу риска. Но в подавляющем большинстве она не организована по причине жадности работодателей. Потому что людей привезли на предприятие, они отработали, вышли, их посадили в автобус и отвезли домой. Если кому-то необходимо пройти послесменную реабилитацию, потом нужно отдельно организовать транспорт, доставить его домой. Работодатель, как правило, этим не занимается.

От чего уберегут уполномоченные?

- Самая частая причина несчастных случаев - отсутствие административного контроля за охраной труда, – говорит Олег МАРШАЛКО, председатель Федерации профсоюзных организаций Кузбасса. – Представители власти, которые заинтересованы в снижении травматизма, не могут присутствовать на каждом предприятии. Этим должны заниматься сами работники. На угольных предприятиях Кузбасса профсоюзный контроль осуществляют уполномоченные: порядка 700 человек, которые прошли обучение, контролируют охрану труда непосредственно в процессе работы.

При повсеместной нехватке сотрудников контролирующих и надзорных органов, при моратории на проверки именно институт профсоюзных уполномоченных может в достаточной мере восполнить этот пробел. Это не значит, что профсоюз с ножом к горлу подходит к работодателю. Это значит, что вовремя будут устраняться нарушения. И фактически это помощь работодателю. Наша задача сделать так, чтобы каждый работник вернулся домой живым и невредимым, а работодатель не сел в тюрьму.

Кстати
В 2013-2015 гг. в Кузбассе по настоянию областной власти и минэнерго закрыли 11 опасных старых шахт. Их собственники потратили 4,5 млрд руб. на решение технических вопросов, а взамен получили лицензии на строительство разрезов.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах