590

Озёра-призраки. Кузбассовцы отдыхают на водоемах, которых нет

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. АиФ в Кузбассе №48 25/11/2020
Местные жители считают водоём озером, а угольная компания - спонтанно образовавшимся скоплением вод.
Местные жители считают водоём озером, а угольная компания - спонтанно образовавшимся скоплением вод. © / Читатели / Из личного архива

В редакцию «АиФ в Кузбассе» пришло обращение читателей о том, как в Киселёвске засыпают одно из озёр. Возмущённые местные жители опасаются, что весной, когда снег растает, они уже не обнаружат полюбившегося водоёма.

Памятуя о техногенном оползне Большого Кийзаса под Мысками в 2019 году, корреспондент «АиФ в Кузбассе» выяснял, не повторится ли такая ситуация.

Озеро находится в черте Киселёвска, недалеко от посёлка Суртаиха. «Раньше это был водоём, сейчас лужа с угольной породой. Это озеро больше не будет пригодным для жителей, они уже валят туда отходы!» - возмущаются киселевчане, попросившие не называть их имён. С их слов, они обращались и на угольное предприятие, и в мэрию, но получали ответ, что всё по закону.

Объект без статуса

В ООО «Участок «Коксовый» информацию о засыпанном озере опровергли. И сообщили, что предприятие осуществляет свою деятельность по рекультивации нарушенных земель с попутной добычей полезных ископаемых на основании лицензии на право пользования недрами и технического проекта, согласованного с городской администрацией. В проектных границах разреза какие-либо водные объекты, тем более озёра, отсутствуют. А водоём, о котором идёт речь в письме киселевчан, вообще не имеет статуса водного объекта.

«На данной территории в результате техногенеза земной поверхности происходят многочисленные изменения её рельефа, в результате чего создаются условия для аккумулирования воды. В отличие от водохранилищ, образование таких скоп­лений является своевременно неучтённым побочным эффектом деятельности. В отличие от луж, спонтанно образовавшиеся скопления вод существуют длительное время и могут достигать значительных размеров. Но их наличие не отражается в водном кадастре и других документах в области водного хозяйства. По этой причине статуса водных объектов они не имеют», - объ­яснили в компании.

«Доводы некоторых жителей посёлка о наличии озера в центре города вблизи посёлка Суртаиха являются домыслом, а не доказанным фактом», - утверждает заместитель губернатора Андрей Панов. По его словам, указанный водоём является лишь местом скопления грунтовых вод в образовавшемся просевшем слое земли (провале) на горном отводе ликвидированной шахты «Суртаиха».

«В связи с тем, что данное скопление воды сформировано в результате ведения горных работ и как водный объект на учёте не состоит, его использование в рекреационных целях жителями города Киселёвска невозможно. Так как оно представляет опасность для жизни людей, было принято решение произвести рекультивацию данного участка», - объяснил замгубернатора.

Между тем прокуратура области организовала проверку по информации о загрязнении озера. На момент публикации свои выводы в ведомстве ещё не были  готовы озвучить.

Проще засыпать

По словам доктора технических наук, профессора СибГИУ Витаутаса Сенкуса, в Кузбассе действительно наберётся до сот­ни подобных неучтённых участков, поскольку полноценная рекультивация земель в регионе не ведётся с 1978 года.

«Если рекультивация не была проведена должным образом, то открытые горные выработки заполняются водой за счёт восстановления гидрологических режимов, а их борта и отвалы зарастают - природа не терпит пустоты. В экологии есть такое понятие, как самозарост, когда нарушенные территории сами медленно и постепенно зарастают травой, кустарниками и деревьями, т. е. возникает новый техногенный ландшафт. Подъездом к образовавшимся водоёмам, как правило, служат бывшие технологические дороги, а жители нередко используют водоёмы для купания, мытья машин и других нужд», - объясняет Витаутас Сенкус.

Такие водоёмы могут существовать десятки лет, но на учёте не состоять, потому что территория или горный отвод не был сдан и принят на баланс административного района после рекультивации земель, и земельный отвод всё это время сохраняется за горнодобывающим предприятием.

«По идее, предприятие должно рекультивировать территорию и передать её на баланс муниципалитета. В отношении возникших водоёмов должна быть проведена инвентаризация земель и выработана политика их рекультивации и использования с привлечением виновных к административной и уголовной ответственности за нарушение экологического законодательства», - считает профессор.

При этом зачастую в Кузбассе оставшиеся от промпредприятий водоёмы становятся не только дикими, но и оборудованными пляжами. Так, доставшееся в наследство от рудника озеро в Темиртау облюбовали дайверы. А в Гурьевском районе в 2016 году на пруду, некогда служившем для нужд металлургического завода, оборудовали зону отдыха «Салаирские плёсы».

«Если жители хотят сохранить полюбившийся водоём, чтобы использовать как место отдыха, они могут обратиться к руководителю предприятия или администрации с заявлением о корректировке проекта рекультивации. При этом обязательно согласие проектировщиков и органов власти на использование внутренних отвалов карьеров. При положительном решении часть горного отвода отрезается и переводится на баланс муниципалитета», - советует Витаутас Сенкус. Хотя такой путь сулит лишние затраты как для бизнеса, так и для власти. По нему почти никто не следует. Ведь муниципалитет теряет налоги с земли, а водоём требует дополнительного ухода и содержания: обеспечивать безопасность граждан, соблюдать стандарты и нести ответственность за их выполнение. Выходит, что теоретически оформить горную выработку как озеро можно, но на деле - чересчур хлопотное занятие. Выбор в пользу рекультивации очевиден. Он проще и с юридической, и с экономической точки зрения. Дешевле засыпать карьер, нежели переоборудовать его под отдых горожан или разведение рыбы.

Мнение

Юрий Манаков, доктор биологических наук, главный научный сотрудник Федерального исследовательского центра угля и углехимии СО РАН: «

В Кузбассе довольно много гидротехнических объектов, которые не стоят на государственном учёте. Это старые горные выработки, затопленные водой, гидротехнические сооружения - пруды, гидроотвалы. Что-то оформлено, но чаще всего документов нет. Совершенно точно, что ни один затопленный карьер в Кузбассе не был рекультивирован, и такого опыта у нас в регионе нет. Сколько их, я затрудняюсь сказать. Все сведения о водных ресурсах содержатся в автоматизированной информационной системе государственного водного реестра. Там же есть информация обо всех водопользователях на территории субъектов РФ.

В нашем регионе разработана информационная система «Сохранение биологического разнообразия Кемеровской области». В частности, на этой карте указаны остаточные выработки, заполненные подземными водами. Любой может войти в систему и посмотреть расположение водоёмов. Для органов власти, считаю, это готовый рабочий инструмент».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах