aif.ru counter
12.08.2019 13:55
295

Жизнь как путешествие. Путешественник – о Памире, пустынях и тайге

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ в Кузбассе №32 07/08/2019
В экспедиции путешественники едут не для того, чтобы «прятаться» в гостиницах.
В экспедиции путешественники едут не для того, чтобы «прятаться» в гостиницах. © / Олег Жмыхов / Из личного архива

В 2014 г. Олег Жмыхов в полном одиночестве пересёк пустыню Гоби, а в 2015-м доехал до Памира – это была акция в память о героях Великой Отечественной войны и воинах-афганцах.

Корреспондент «АиФ в Кузбассе» спросил у путешественника о том, зачем ему экстремальный отдых, как легко он оставляет комфортную городскую среду и можно ли найти что-то удивительное, не выезжая из региона.

Русский «аттракцион»

Наталья Исаева, «АиФ в Кузбассе»: Олег, чем вас так затянули «внедорожные» путешествия? Ведь часто можно услышать, что люди не понимают, зачем нужен этот экстрим, когда есть проверенные маршруты от турагентств.

Олег Жмыхов

Олег Жмыхов: Впервые в экспедицию на внедорожнике я попал в 2006 г. Тогда мой товарищ, сегодня полковник в отставке, предложил поехать в сторону Лужбы (Поднебесные Зубья). Уехали на несколько дней. Зацепило. Я не хотел бы быть организатором, но мне никто ничего и не предлагает, поэтому я делаю для себя то, что мне интересно. Недавно услышал фразу, что туризм – это когда ты отдыхаешь, а путешествие и экспедиция – это когда ты открываешь мир. Так и есть. Мы не идём за экстримом в прямом смысле этого слова, мы просто хотим увидеть и узнать лучше этот мир. Многие почему-то думают, что если ты, к примеру, живёшь в Новокузнецке, то для тебя тут всё настолько понятно, что нужно обязательно ехать отдыхать на тёплые пляжи Турции. При этом огромное количество людей не знают, какие открытия могут ждать их рядом, буквально в 20-ти километрах.

Когда ты первый раз это видишь, охватывает восторг. А потом хочется чего-то нового, потому что мир большой. Путешествие – это наркотик, и дозу нужно увеличивать каждый раз. Поэтому каждая экспедиция – это новый маршрут. При этом для меня важно, чтобы всё происходило со смыслом. Просто поехать, сфотографироваться на фоне машины и написать, что мы покорили Памир, – неинтересно. Мы ничего не можем покорить – нас кое-где пускают. Это было совместное мероприятие с воинами Афганистана. Экспедиция проехала бывшие союзные республики, возложила цветы к монументам. В каждом городе мы встречались с ветеранами.

– Как рискнули пересечь в одиночестве пустыню Гоби?

– На самом деле это не было моим решением – меня подвёл попутчик. Мы договорились встретиться в Улан-Баторе и отправиться в экспедицию на двух машинах. Я ждал три дня, но он так и не приехал. Был выбор: вернуться домой тем же самым маршрутом, через Улан-Удэ и Иркутск, или всё-таки пересечь пустыню. Выбрал второе. Было страшно. Ехал по бумажной карте, которую купил в Улан-Баторе, и по компасу. В пустыне машина просто встала, двигатель не заводился. До ближайшей границы с Россией – почти 1000 км. Надеяться на помощь встречных автомобилистов смысла не было, потому что за последние 16 часов езды не встретил ни одну машину. Адреналин зашкаливал. Июль, на улице жара… Я надел шапку, чтобы голову не напекло, и пошёл в ближайшее селение.

Прикинул, что запасов денег, тушёнки и лапши хватит до сентября, с голоду не пропаду. Добрался до селения. Народу сбежалось! В 2014 году путешественников было немного, поэтому я и мой сломанный внедорожник для местных жителей были как русский аттракцион. Монгольского не знаю, они не знают русского, но как-то общались. Мою машину на буксире дотянули в селение. До ближайшего СТО оказалось 600 км. Сделал двигатель, буквально на соплях добрался до места. С этого момента точно знаю, что такое счастье.

Где экстрим, а где идиотизм

– Как встречают путешественников аборигены? Чем жители гор и вообще труднодоступных мест отличаются от горожан, привыкших к комфорту?

– В любой стране, где я был, путешественников встречают доброжелательно. Были, конечно, «залёты», но люди не делятся по нациям, просто есть плохие и хорошие. Это не национальное, а индивидуальное. К примеру, в городе Хорог – самой южной точке Таджикистана – у меня украли все деньги и документы. Граница с Афганистаном, а мне ещё нужно ехать дальше, пройти границу с Казахстаном… Но благодаря друзьям и другим местным жителям всё разрешилось. Уже в следующем городе мне самолётом переправили все мои вещи.

Конечно, в каждой стране образ жизни у людей другой. Если я еду в Монголию, то вспоминаю, что это первая страна, которая стала союзником Советского Союза в Великой Отечественной войне. Поставляла валенки, тулупы, коней. С учётом того, что живут люди небогато, считаю это подвигом. У монголов до сих пор шаманизм, совмещённый с буддизмом, поэтому мышление плавное. Они никуда не спешат. Время течёт по-другому. Нет постороннего шума, рёва машин, лишних событий. Есть юрта, в которой только то, что реально нужно для жизни. Нет «понтов», есть только вещи с конкретным функционалом.

И у нас в экспедиции так. Нет ничего для того, чтобы выделиться, – только самое необходимое. Мы едем не для того, чтобы показать, какие мы крутые, и похвалиться чем-то, а для того, чтобы познать мир.

– Как вы считаете, стоит ли ехать в подобное экстремальное путешествие, если никогда в жизни даже в поле в палатке не жил больше двух дней? Какой быт у путешественников?

– У нас давно есть важное правило: не путать экстрим с идиотизмом. Мне кажется, страшнее не путешествие по Гоби, а прожить свою жизнь бесцельно и неинтересно, бегая, как пони по кругу, в поисках денег на покупку ненужных вещей, чтобы что-то доказать окружающим, которые, в свою очередь, занимаются тем же самым. Мы не рискуем здоровьем и жизнью. Ни одно путешествие ни с какими целями и задачами этого не стоит. А вот рискнуть потерять «трясину» своего покоя может каждый. Неважно, есть опыт или нет. Важно чёткое осознание того, куда вы едете.

Девочкам нужно понимать, что если ты набьёшь рюкзак 30‑ю килограммами своих вещей, по большей части ненужных в пустыне, эту тяжесть тебе придётся таскать самой. Вместе с тем надо понимать, что с собой нужно иметь три комплекта одежды: лето, осень, зима. Резко континентальный климат, поэтому может произойти всё что угодно.

За 15 минут можно сначала сгореть, а потом замёрзнуть. Мы сами готовим всё необходимое: палатки и спальники, холодильники и коробки с продуктами, столы и стулья, инструменты и т. д. В автономном режиме мы также имеем газовый проточный душ и кабинку с двумя комнатками: раздеться и помыться. Но для этого нужен какой-то водоём. Мы не для этого едем на внедорожниках в Монголию, чтобы ночевать в гостиницах. Но они нужны: выспаться, хорошо поесть, помыться и получить доступ к Интернету, чтобы элементарно связаться с родственниками. При этом нужно быть готовыми к внештатным ситуациям. Приезжаем, к примеру, в город Хархорин. Стоит огромный монастырь, 108 огромных ступ по периметру. Рядом есть гостиница – двух­этажное панельное здание. Заселяемся и узнаём, что там нет ни воды, ни туалета. Никогда не было, просто не предусмотрено. И таких вариантов по Монголии много. Местные жители не испытывают от этого дискомфорт.

Ситуации бывают разные, но я всегда знаю, что всё благополучно разрешится, команда поможет, поэтому всегда важно, чтобы люди в экспедиции были надёжными. В Тыве, к примеру, был случай, когда мы встали по пороги в верховом болоте. Получилось так, что три машины, вместо того чтобы ехать по дороге за мной, поехали вверх по гребню. И потерялись. Мы двумя машинами поехали их спасать. Но второй водитель не успел зарядить рацию, потерял меня из виду и решил никуда не ехать. В итоге я тоже оказался потерянным и сел на сутки. У меня была вода, пачка сухофруктов и тетрапаки с вином. У второй группы – еда, медицинский спирт и минералка. Постепенно рации восстановили, сначала высвободили одну группу, потом приехали за мной. Из этой ситуации мы сделали выводы, и сейчас уже просто вспоминаем как моменты своей жизни.

Удивительное рядом

– Как вы думаете, в Кузбассе можно найти места для путешествий? Или за приключениями и красотой обязательно ехать куда-то далеко?

– У нас ездить – не пере­ездить. Тайга просто необыкновенная. Есть куча маршрутов, где дичайшее бездорожье, а есть и умеренное. Можно взять любой прямой маршрут и восхититься видами. К примеру, от Междуреченска до Хакасии всего 120 км, а впечатлений будет масса. Горная Шория – вообще кладезь. У нас есть что открыть, просто важно понимать, для чего вам это нужно.

В тайге нет гостиниц, поэтому все ночёвки в палатках. Считаю так: если вы попадаете в нормальную команду, вам всё расскажут, и вы поймёте, что палатка – это не страшно. Но нужен нормальный коврик, нормальный спальник. Если вам дадут двухсантиметровый коврик и несезонный спальник, вы околеете, и наутро все кости будут болеть. У нас, к примеру, десятисантиметровые ковры. В любую погоду будет комфортно спать. Это важно, чтобы человек высыпался, а не чувствовал каждую складку земли. Мы не пытаемся никого испытать на прочность. Зачем?

Досье
Олег Жмыхов родился в Новокузнецке.В 2003 г. окончил СибГИУ, по образованию инженер автоматизации технических процессов. С 2012 г. профессионально организует поездки на внедорожниках. За это время провёл 13 экспедиций, которые включают себя в общей сложности 177 дней в труднодоступных местах: Монголия, Горный Алтай, республики Тыва, Хакасия. Сейчас готовится к поездке на Каспий.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество