536

Уголь за жизнь. Как связаны травмы шахтёров с объёмами добычи

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. АиФ в Кузбассе №9 03/03/2021
Шахтёры вынужденно нарушают правила техники безопасности.
Шахтёры вынужденно нарушают правила техники безопасности. pixabay.com

В 2021 году на угольных предприятиях Кузбасса погибло девять человек. Эта печальная статистика приближается к годовым показателям последних лет. А ведь прошло всего два месяца! В причинах аварий, травм и смертей на кузбасских шахтах и разрезах разбирался корреспондент «АиФ в Кузбассе».

Хроника потерь

Три шахтёра погибли 22 января под завалами на ленинск-кузнецкой шахте им. Тихова. В горной выработке предприятия произошёл внезапный выброс угля и газа, горняки оказались заблокированными в забое. Инспекторы Ростехнадзора выявили многочисленные нарушения требований безопасности: несоблюдение мер по предотвращению внезапных выбросов угля (породы и газа) в части бурения разгрузочных скважин, превышение допустимой концентрации метана в забое конвейерного штрека и др. Суд приостановил работу подготовительного забоя на 90 дней.

Спустя две недели эта шахта вновь попала в хронику потерь: погиб молодой работник. Он регулировал ролики конвейерной ленты, и его затянуло в работающий механизм. 14 февраля погиб шахтёр - вновь под завалами.

Несчастный случай произошёл в конвейерном штреке шахты «Юбилейной» в Новокузнецке. Порода обрушилась на машиниста горновыемочных машин, когда тот отбивал гонную массу комбайном.

Работники угольных предприятий гибли не только в забое, но и на поверхности. Так, в январе в Киселёвске смертельно травмировался электрослесарь. Он участвовал в демонтаже ЛЭП на технологической дороге угольного предприятия. Когда кран перемещал бетонный столб, стропы оборвались, при падении конструкция задела электрослесаря.

Пандемия виновата?

Каждый смертельный случай детально анализируется как на самих предприятиях, так и на комиссиях с представителями власти, надзорных ведомств, угольщиков. Одно из таких совещаний по итогам прошлого года состоялось в начале февраля в Кемерове. Как сообщили на нём представители Ростехнадзора, в 2020 г. на угольных предприятиях Кузбасса было травмировано 106 человек, из них 11 погибли. По сравнению с 2019 г. общий травматизм снижен на семь случаев, а смертельный увеличен на два. Одной из причин роста смертельного травматизма в надзорном ведомстве считают сокращение количества проверок угольных компаний, вызванное пандемией коронавируса.

Так, в результате проверок в 2020 году эксплуатация опасных производственных объектов была приостановлена 412 раз, а в 2019-м - 521.

По мнению заместителя руководителя СУ Ростехнадзора Михаила Сербиновича, службы производственного контроля в условиях пандемии оказались не готовы взять на себя в полной мере надзорные функции и обеспечить безопасную работу на своих предприятиях. Представители надзорного ведомства также отметили низкий уровень знаний технической документации у инженерно-технических работников.

По неосторожности

Подземный электрослесарь Виталий Титов получил травму в сентябре 2020 г. Он работает на шахте Кыргайской в Прокопьевском районе, обслуживает проходческие комбайны. У Виталия 10-летний подземный стаж, эта травма первая и, дай бог, последняя в его карьере. Он признаётся, что травмировался по неосторожности: торопился выполнить задание, не рассчитал силы. Итог - перелом скулы, вывих шейных позвонков. Больше пяти месяцев шахтёр пробыл на больничном.

Человеческий фактор - пожалуй, одна из самых часто называемых причин аварий и травм. На вопрос, почему горняки нарушают технику безопасности, собеседник отвечает: «Не секрет, что живём мы в капиталистическом обществе, и цель любого предприятия - заработать деньги. Если бы каждый работник дотошно соблюдал технику безопасности, травм было бы намного меньше, но наряд, а значит и в целом план по предприятию, не всегда удавалось бы выполнить. Выписали наряд - надо сделать. Ни для кого не секрет, что размер заработной платы зависит от выполнения плана».

Обычно говорится, что на миллион тонн добытого угля приходится одна смерть шахтёра. В Кузбассе последние два года добыча сократилась, но травматизм при этом меньше не стал.

«Согласен: чем больше предприятие, тем больше вероятность получения работниками различных травм. Тем более шахта относится к особо опасным производственным объектам. Это как с машинами на дороге: с увеличением их количества растёт аварийность, которая зависит не только от участников движения, но и от технического состояния транспорта, погодных условий, состояния дороги и т. д. На многих угольных предприятиях в нашей области было сокращено производство или вовсе их закрыли по различным причинам. Но у нас ничего не изменилось: как добывали 3 млн тонн в год, так и добываем, и, дай бог, чтобы так было и в дальнейшем», - резюмирует Титов.

Остаются от безысходности

Заслуженный шахтёр России Фёдор Макеев, напротив, считает, что высокие объёмы добычи не означают увеличение травматизма. Наоборот, по его мнению, большинство ЧП происходит из-за несобранности, неосторожности работников: когда нет гонки за углём, то и горняки теряют бдительность.

Исключение составляют крупные аварии: глобальные взрывы с многочисленными жертвами и есть следствие высокой производительности. Когда добыча ведётся рекордными темпами, забои не успевают проветриваться, скапливаются газ, угольная пыль, которые могут рвануть.

«Из моей практики половина травм происходит из-за езды на необорудованных ленточных конвейерах. Кому хочется идти в гору по 2 км? Это не зависит от того, много угля добывают или мало», - рассказывает ветеран.

Бывали и смертельные случаи: как-то шахтёр ехал, причём на оборудованной ленте, но надо было лежать, а он привстал, зацепился за кровлю, упал, сломал позвоночник и умер.

«Изменить ситуацию можно. Надо обеспечить комфортную и безопасную доставку людей до забоя и обратно. Но собственники должны вложить хорошие средства в монорельсовую дизельную дорогу. На некоторых предприятиях такие есть», - рассуждает Фёдор Алексеевич.

Заслуженный шахтёр считает, что есть глобальная причина травматизма: «Сейчас и механизмы работают более совершенные, и на средства защиты предприятия не скупятся, и техника безопасности соблюдается в десятки раз лучше, а народ всё равно травмируется. А всё потому, что за 50-60 тыс. руб. мало кто из профессионалов пойдёт, многие остаются работать от безысходности. В СССР где больше всего можно было заработать? Только в угольной шахте. Там платили до 1 тыс. руб. И потому шли самые сильные, умные специалисты, светлые головы. А сейчас такие же деньги, даже больше, можно легко заработать на поверхности. Так что нынешний травматизм, я считаю, из-за низкого уровня специалистов». 

Фото: АиФ

Системные причины

Олег Токарев, министр угольной промышленности Кузбасса: «В ходе анализа смертельных несчастных случаев, происшедших с начала 2021  г., определены следующие основные системные причины травматизма на угольных предприятиях Кузбасса: неудовлетворительная организация производства работ; слабый контроль за соблюдением требований промышленной безопасности со стороны инженерно-технических работников; производство работ с нарушением требований промышленной безопасности и охраны труда; низкая производственная и технологическая дисциплина со стороны исполнителей работ, руководителей и специалистов. На предприятиях в целях повышения безопасности шахтёрского труда внедряются современные технологии и оборудование, создаются диспетчерско-аналитические центры по промышленной безопасности, проводится обучение по охране труда и аттестация по промбезопасности. В целом применение перечисленных мер за последние 10 лет привело к снижению смертельного травматизма на 91% и аварийности на 88%».

Следите за сейсмикой

Николай Торгаев, горный инженер-геофизик: - Давно известно , что перемещение горных масс до одного миллиарда тонн возбуждает верхнюю часть земной коры, которая отвечает сейсмическими толчками. «Железный» признак: если началась динамика на шахтах - жди землетрясения, или наоборот. Например, 20 января трясло Байкал, а 22-го произошло газодинамическое явление на шахте им. Тихова в Ленинске-Кузнецком, в результате выброса газа и угля с обрушением кровли горной выработки погибли три шахтёра. Тектоническая активность нашего региона не прекращается. Все сейсмические толчки на юге области происходят в местах интенсивной добычи угля. В Кузбассе нужно следить за тектонической активностью и давать прогноз на 1-2 месяца вперёд. Такую оценку можно сделать только по геофизическим данным участка прогноза горных ударов Таштагольского рудника. Но доступ на него не дают, сколько бы я ни обращался. Поэтому прогноз горных ударов на добывающих предприятиях и землетрясений лежит на совести хозяев предприятий и администрации области. Российская привычка получать блага на халяву потом обходится значительными затратами бюджетных средств на ликвидацию катастроф и гибелью людей. При этом начинается скорый поиск виновников и их осуждение. Прав был дедушка Крылов, писавший: «У сильного всегда бессильный виноват».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


                     
        Самое интересное в регионах