aif.ru counter
8039

«Я ехал в рай». Кузбасский канадец – о трудностях жизни на чужбине

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. АиФ в Кузбассе № 26 26/06/2019
Таков вид из окна в Торонто.
Таков вид из окна в Торонто. © / Вадим Ермоленко / Из личного архива

Просьба киселевчан к канадскому премьер-министру признать их «экологическими беженцами» прогремела на всю страну. В кузбассе многие подхватили идею как инструмент воздействия на местных чиновников: «Не слышите нас? Напишем Трюдо!»

Коренной кемеровчанин, а последние 20 лет житель Торонто Вадим Ермоленко рассказал, как его приняла Канада, есть ли там лунные ландшафты и чёрный снег, от которых мечтают сбежать кузбассовцы.

За океаном трава зеленее?

Анна Иванова, «АиФ в Кузбассе»: Вадим, когда и почему вы решились на переезд из Кемерова? И почему из всех стран мира выбрали Канаду?‬‬‬‬‬‬‬‬‬‬‬‬‬‬‬‬‬

Вадим Ермоленко

Вадим Ермоленко: Это была моя инициатива. Во-первых, в стране было неспокойно. В Кемерове на улицах часто стреляли. Во-вторых, многие знакомые в те годы разбогатели. А поскольку у меня не получилось стать ни бизнесменом, ни рэкетиром, значит, надо было что-то другое делать. В 1990-е годы многие уезжали в Германию или Израиль. Но у нас с женой нет ни немецких, ни еврейских корней, поэтому выбрали Канаду. Заполнили распечатку-приглашение из газеты и стали ждать. Прошли по баллам и стали оформлять документы, это заняло года три. Одним из требований было открыть счёт в зарубежном банке на 10 тыс. долларов.

Таких денег у нас не имелось, но т. к. все работали, насобирали эту сумму. Заметьте: мы уезжали не по материальным соображениям. Хотели просто попробовать – капитализм лучше изучать из первых рук. Нам было куда вернуться – в Кемерове оставалась квартира.

– Какие мечты и надежды связывали с новой страной?

– Я всегда был «американским мальчиком», и мне казалось, что там происходит всё самое настоящее – машины, музыка, фильмы, модные фотографы. Там солнце греет сильнее и трава зеленее. Хотелось уехать и зажить лучше. Не материально даже (что само собой разумеется), а духовно тоже – стать частью этой западной культуры. Такая была мечта. Я ехал в рай.

– Канада оказалась раем?

– Когда по прилёте мы ехали из Монреаля в Торонто на частном русскоговорящем извозчике, уже тогда я начал подозревать, что мы не туда попали. Было мрачновато, не очень приятно. Устроились в гостинице, платили бешеные деньги – 100 долларов в день. На улицу я не выходил, т. к. кроме «хэнде хох» ничего не знал. Снять жильё мы не могли, т. к. для этого там нужен поручитель. Благо, за нас поручились русскоговорящие девушки-массажистки из весьма сомнительного салона. Это был самый дешёвый вариант – домик с наркоманами, где нельзя было жить с ребёнком (дочери на тот момент было три года). Мы приходили только ночевать. Прожили там месяц и нашли уже нормальное жильё в многоквартирном доме.

Моя мечта «сбылась» на первой же работе: я мыл посуду во французском ресторане, куда заходили модные фотографы со своими моделями. Они обсуждали планы съёмок, и я был совсем рядом. Только мыл посуду, а в перерывах вырывался посмотреть на них из-за угла.

– Если всё оказалось так сложно, почему вы не вернулись в Россию?

– Я предлагал жене вернуться, т. к. мы ожидали другого. Но она возражала: столько уже пройдено, оформлено. Стали пробовать.

Через полгода стало полегче – мы получили право на пособие по безработице. Деньги небольшие, но с подработкой прожить можно. Первые два года я учил язык, а дочка в это время находилась за стенкой – там для детей эмигрантов был оборудован уголок, где они играли и спали, отгородившись друг от друга картонными коробками.

Лунные пейзажи

– Чем отличается ваш уровень жизни от жизни кузбассовца?

– Сложно сравнивать. Например, есть у меня знакомый в Кемерове, который имеет квартиру и строит в пригороде уже второй дом. По сравнению со мной это гораздо круче. У меня в Канаде половинка дома, это примерно 4х8 метров, два этажа и подвал. За него мы всё ещё выплачиваем кредит около 1400 долл. в месяц (при семейном доходе 7-7,5 тыс. долл.). Взяли лет 15 назад, и ещё столько же остаётся платить.

У нас две машины – у жены и дочери, я пешком хожу на работу. Там невозможно жить без машины, а бензин, страховка – это достаточно дорого. Люди в основном ездят отдыхать на Кубу – это недалеко и недорого. Мы в прошлом году ездили в Германию к друзьям. Редко удаётся куда-то выбираться, т. к. и недёшево это, и у жены отпуск короткий.

Есть знакомые россияне, которые стали здесь успешными людьми. Это люди, приехавшие с деньгами (не менее 300 тыс. долл.) и имевшие возможность выбирать работу, учиться, не т­оропиться. В нашей ситуации думать было некогда: бери и греби.

– Киселевчане, попросившиеся в Канаду, называют себя «экологическими беженцами». В Канаде тоже полезные ископаемые добывают, но там, говорят, люди на разрезах и отвалах не живут. Там нет лунных ландшафтов?

– Полгода я работал геологом на севере, и тогда я увидел, как они «лохматят» землю. Там такие мощные машины, «луноходы» – России такое и не снилось. За день вырубают весь лес, который можно охватить взглядом – 5-10 км, наверное.

На второй день там уже ровная пустыня и дорога, отсыпанная камнями и глиной. На третий вскрывают грунт, копают песок с нефтью. На мощных машинах подвозят гигантский железный резервуар диаметром, может, с километр, и забрасывают в него эту массу. Когда он наполняется, то при помощи пара отсоединяют нефть от песка, её перегоняют и продают. Есть «лунные ландшафты» – те же горы и ямы, что в Кузбассе, но гораздо серьёзнее, объёмнее. Канадцы рассмеялись бы над нашими разрезами.

Рядом живут индейцы, травятся водой, в которую часто попадают химикаты. Они тоже бунтуют, постоянно выдвигают требования. Но у индейцев масса привилегий: они не платят налоги, которые составляют 15-18%, открывают предприятия по производству табака, часто нелегальные, торгуют алкоголем.

Надо отдать должное нефтяникам: когда они всё испохабят, находят в себе силы и выполняют условия контракта – засыпают всё землёй, садят деревца. Вид получается вполне приличный. Но эта земля годится разве что под строительство домов. Подземных рек тут уже не будет, это мёртвая территория.

А приезжаешь на юг – всё чисто, подстрижено, миллионеров живёт больше, чем нищих.

– Еще один аргумент киселевчан: климат в Сибири и Канаде похожий. А снег какой – белый или чёрный?

– Природа яркая, очень похожа на российскую: озёра, граниты, скалы. Конечно, бывают снегопады, армия расчищает после них улицы. Метро заливает водой после дождей. Всякие катаклизмы случаются, но чёрного снега нет. Когда ездят гружёные машины, то обязательно на кузове чехол, чтобы ничего не сдувало. Когда машина выезжает со стройки, её обмывают водой, чтобы не выносила грязь на дорогу, иначе получит штраф. Поэтому на дорогах нет грязи, чёрного снега и вонючего дыма из машин.

«Нигде не вижу будущего»

– Что бы вы посоветовали землякам, собирающимся иммигрировать в Канаду?

– Если киселевчане приедут как беженцы, им дадут на семью по 4 тыс. долларов. Такие деньги получает водитель, работающий на тяжёлой машине. Этого будет достаточно. Но надо понимать, что это не будет длиться вечно: какое-то время они будут жить нормально, потом их начнут прессовать – по языку, по работе и пр. Эмигрантам с простым видом на жительство устроиться намного сложнее.

Я бы посоветовал людям после 45 лет никуда не ездить: они не смогут ничем серьёзным там заниматься, до пенсии останется мало, стресс от ностальгии будет серьёзный. Боль неутихающая, на всю жизнь, очень тяжёлая. Они останутся там чужими.

А вот молодым, особенно у кого хорошо с математикой, физикой, химией, я бы посоветовал ехать, сразу учиться – и всё будет в порядке. Они меньше переживают, потому что у них ничего ещё не было.

У них не было настоящих друзей. Там, возможно, и не появятся друзья, как у россиян это принято, но там они и не нужны будут. Есть мнение, что люди там такие же, как здесь. Нет, они другие: более хладнокровные, держат дистанцию, им не понять нашего задушевного общения.

– У многих из тех, кто попросил убежища, есть дети. Как в Канаде обстоят дела с детскими садами, школами, с летним отдыхом?

– Бесплатно только школьное образование. Детские сады стоят дорого, около 1 тыс. долларов в месяц. Причём это не детсады в нашем понимании: утром отдаёшь ребёнка, а забираешь в три часа. Как это возможно, если ты работаешь? Нет сончаса, кормят пиццей и дешёвым соком. Часто вижу, как в детсад машина привозит еду – в последнее время бутерброды, и это уже здорово.

В школах дети учатся до конца июня. Остаётся два месяца на отдых. Мне, как бедному человеку из России, давали за громадную скидку 10-дневную путёвку в лагерь. Там все неимущие. Чего только мы не насмотрелись! Сравниваю наше советское детство – в 100 раз лучше. Ну а после школы всё образование – колледжи, университеты – платное. Я несколько лет откладывал с зарплаты на образование дочери, но немного не хватило, ей пришлось брать кредит.

– Каким вы видите свое будущее и где?

– К сожалению, пока нигде. В Канаде пенсия будет 1100 долларов в месяц – для жизни там этого мало. И не представляю, что там делать на пенсии, с кем общаться – печально и скучно. А если вернусь в Кемерово, то пенсию урежут до 200 долларов – совсем мало.

Досье
Вадим Ермоленко. Родился в 1960 г. в Кемерове. Изучал фото- и киноискусство в Кемеровском институте культуры. Работал фотографом. В 1998 г. эмигрировал в Канаду с женой и дочерью. Работает шофёром в компании, оказывающей услуги старикам. В Кузбассе у него живут родители, друзья. Считает, что за 21 год жизни в Торонто он так и не стал канадцем.

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах