aif.ru counter
459

«Папа Карло» из Тайги. Учитель труда стал законодателем «деревянной» моды

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. АиФ в Кузбассе №7 12/02/2020
Ну как этой красотой не залюбоваться!
Ну как этой красотой не залюбоваться! © / Студия «Любавушка»

Мариинск славится картошкой, Осинники – вишней, Гурьевск – пряниками… Такие звучные и запоминающиеся символы (а по-современному – бренды) имеет далеко не каждый город. Обычно их подсказывают история или природа, а внимательные жители замечают эти особенности и создают городские изюминки.

У кузбасской Тайги тоже есть такая изюминка: здесь мастерят одежду из… дерева, и местные красавицы завоёвывают в этих нарядах награды российских и зарубежных конкурсов. Педагог Виктор Кошкарёв рассказал корреспонденту «АиФ в Кузбассе», как рождалась идея, превратившаяся в городской бренд.

От шляпы – к коллекциям костюмов

Анна Иванова, «АиФ в Кузбассе»: Виктор Никифорович, ваша идея создавать костюмы из сибирского кедра органично вписалась в говорящее название города Тайга. Смотришь на моделей в деревянной одежде и складывается впечатление, будто со дня основания города тайгинские красавицы щеголяли в таких оригинальных нарядах. Как у вас возникла идея одеть горожанок в дерево?

Виктор Кошкарёв: Поделками из дерева я занимался и сам, и с ребятами в школе, где работал учителем труда. В середине 1990-х мы с супругой загорелись идеей сделать шляпу из стружки. Раньше их носили в Белоруссии и на Украине, мы освоили эту технологию. Попробовали – получилось, да и отложили эту шляпу.

В 1998 г. я участвовал в конкурсе «Учитель года». По его условиям надо было провести урок в незнакомом классе. А из незнакомых в школе только девчонки оставались. Тогда-то я и вспомнил про эту шляпу, она стала темой занятия. Со своей оригинальной идеей я прошёл на городской этап, и там мне уже предстояло подготовить творческий номер. Мы разыграли сценку по мотивам сказки про Буратино: я в роли папы Карло мастерил деревянных девчонок, которые оживали и щеголяли по подиуму в одежде из стружек. Первые костюмы делали так: деревянные элементы мы крепили на одежду с помощью скотча, булавок, скрепок. Одну девчонку впятером одевали минут по 40.

Нас заметили и стали приглашать на разные конкурсы. Когда позвали в Новосибирск, то решили уже полностью шить коллекцию, с надёжными крепкими элементами. А с 2003 г. наш театр моды «Любавушка» перешёл в тайгинский Дворец культуры. За 21 год работы наш коллектив побывал во многих российских городах, получил международное признание в Париже и Арабских Эмиратах.

Одного куба кедра коллективу хватает на 5-6 лет работы.
Одного куба кедра коллективу хватает на 5-6 лет работы. Фото: Студия «Любавушка»

– Почему вы выбрали именно кедр в качестве материала, ведь в окрестностях Тайги немало деревьев разных видов?

– Это только кажется, что раз Тайга, то вокруг всё есть. Лиственницы и сосны, например, нет. Зато много пихты и ёлки. Но у первой древесина рыхлая, с ней не поработаешь, а у второй слишком много сучков. Для декоративных работ по дереву в основном все резчики используют кедр. Даже сосна слишком жёсткая, хотя текстура у нее красивее, ярче.

– Сколько стоит одеть одного человека с ног до головы в дерево? Много кедра ушло на костюмы за все годы работы?

– Если считать обувь, головной убор, платье, украшения, то затраты по материалам составят 1500-2000 руб. Причём большая часть денег уйдёт на ткань. Кажется, что много дерева идёт на костюм, но это не так. Обычно мы покупаем куб кедра (это 16 досок), тратим около 6 тыс. руб., и его хватает на пять-шесть лет работы.

Самое дорогостоящее в нашей работе – это оборудование. Как правило, пользуемся бытовыми станками. Они не вечные, менять приходится. Самый дорогой станок – с числовым программным управлением, он стоил больше 150 тыс. руб. Купить его помогла область: нам выдали субсидию. Ещё наш коллектив участвовал в областном конкурсе «Успех», занял третье место, за что получил грант на 150 тыс. руб. На эти деньги мы обновили оборудование.

Жизнь после подиума

– Расскажите о «Любавушке»: сколько в ней человек, какого возраста? Есть ли внутри коллектива разделение: скажем, одни изготавливают деревянные детали, вторые сшивают их в костюмы, третьи участвуют в показах?

– Занимаются в коллективе 25-30 человек в двух группах – основной (как правило, она выступает) и подготовительной. Это девчонки от 13 лет до выпуска из школы. Разделения как такового нет. Два раза в неделю проходят репетиции. Дефилировать воспитанниц учит наш художественный руководитель Ирина Скрипченко. И раз в неделю дети занимаются костюмами. Тут уже есть разделение: у одних лучше получается плетение, у других – сборка. Но основную работу по созданию коллекций выполняют дизайнеры Екатерина Ефимова и Ольга Скороходова.

Мы не ставим детям задачу – пройти всю технологическую цепочку. Они прежде всего должны испытывать удовлетворение от своей работы.

– За 20 лет вы уже немало девчонок выпустили. Куда они уходят, когда вырастают? Наверняка строят карьеру дизайнеров одежды или моделей?

– В «Любавушке» участницы неплохо выступают, ездят по разным городам, имеют успех на сцене. В подобных случаях многие творческие коллективы ориентируют своих выпускников идти в танцоры или певцы. Но я считаю, зря – это всё-таки хобби. Молодёжь должна сама выбирать себе профессию, набивать шишки, а не поддаваться внушению со стороны. В модельном бизнесе конкуренция бешеная, и провалы в карьере там случаются нередко, а с ними рушатся надежды. И непонятно, что потом будет с девушками, выбравшими этот путь.

Поэтому, когда новый состав принимаем, говорим: «Если кто-то хочет стать профессиональной моделью, это не к нам. Здесь вы вышли на сцену, поиграли, душу отвели – и всё». Мы не пытаемся профессионально ориентировать наших участников. Выпускники поступают в институты на разные специальности. Не агитируем, но и не запрещаем. Есть две выпускницы, которые, поступив в институт, продолжили заниматься в модельных студиях, но для них это хобби, а профессию они получают в других областях.

Основное наше направление – это всё-таки декоративно-прикладное творчество: резьба по дереву, плетение. Часто выпускницы приходят в гости со словами: «Где тут мои любимые деревяшечки?» Им с детства прививалось уважение к труду, они что-то научились создавать своими руками, понимают, какой труд вложен в каждую вещь – этого, я считаю, достаточно.

– Вам приходилось создавать деревянную одежду на заказ?

– В основном заказы на деревянную одежду поступают от творческих коллективов. Всё-таки она больше пригодна для сцены, а не для повседневной носки. Выглядит эффектно, но постоянно носить её не будешь. Исключением, пожалуй, являются украшения и шляпы – они пригодны для будней. Кстати, наш коллега-певец попросил как-то объяснить технологию плетения и сделал себе ковбойскую шляпу из кедровой стружки. Она в его гардеробе уже лет пять, он носит её летом как обыч­ный головной убор от солнца.

В Томске есть центр народного творчества, мы для него делали две коллекции одежды – полностью костюмы с обувью и головными уборами. В них выступает хорео­графический коллектив – видел их несколько раз по телевизору на торжественных церемониях.

– А у вас в гардеробе есть элемент одежды из дерева?

– К областному этапу «Учителя года» девчонки мне сплели и подарили галстук из дерева. Я тогда всю неделю в нём проходил, пока длился конкурс, прошёл в финал. А сейчас он хранится у меня дома как сувенир.

Спрос на куклы и бусы

– Сколько времени и сил уходит на одну коллекцию одежды и над чем вы сейчас работаете?

– Каждый год мы выпускаем по одной-две коллекции, в каждой по 8-10 костюмов. Если одному делать костюм, то на это уходит до полутора месяцев. Но у нас выходит быстрее, потому что весь коллектив участвует в создании. Есть коллекции без ткани, в которых используются только плетёные элементы из дерева, такие как «Кедровые кружева». Много коллекций из ткани с деревянной отделкой. Эффектно смотрятся костюмы с наклеенной деревянной «чешуёй» – по 4-5 тысяч чешуек уходит на одно платье.

Мы участвуем в передвижных выставках по городам севера Кузбасса. На их открытии и закрытии театр моды устраивает показы одежды, а в остальное время это экспозиции, на которых представлены наши поделки из дерева. Ведь мы мастерим не только костюмы, но и декоративные панно, куклы, украшения, миниатюры. Например, в Мариинске сейчас проходит выставка, на которой представлена наша новинка – деревянные сапоги. Пока это первая попытка, и технология несовершенна, поэтому они не совсем удобные. Но уверен, мы добьёмся своего и будем делать плетёные сапоги. Всё хочется попробовать. Главное – поставить себе невыполнимую задачу и пытаться её решить. Это интересно.

Сейчас костюмы и выставки – это наша основная деятельность. Здесь мы хоть что-то можем заработать на инструменты и материалы для студии. Наибольшим спросом пользуются куколки, но они по трудозатратам дороговаты. Неплохо расходятся украшения, шляпы, панно, миниатюры, особенно иконы.

– В Кузбассе самое туристическое место – это Шерегеш. Наверняка ваши поделки разлетались бы там на сувениры, как горячие пирожки.

– Один раз мы участвовали в Шерегеше в выставке сувениров, попали в число лидеров. Но, во-первых, пока для нас слишком долго и накладно ездить туда регулярно. А во-вторых, у нас не так много возможностей для изготовления сувениров, чтобы поставить их производство на поток. Территориально ближе к нам Мариинск, оттуда, например, было много заказов на птичек счастья. Но опять же у нас нет времени поставить их на поток, да и задачи такой мы себе не ставим. Всё-таки «Любавушка» – это детский творческий коллектив.

Виктор Кошкарёв
родился в 1952 г. в пос. Мамаевка Кемеровского района. По образованию архитектор, работал в школе учителем труда, последние 16 лет работает в тайгинском ДК. Заведующий производственной мастерской студии «Любавушка». Лауреат премии Кузбасса, награждён золотой медалью ВДНХ (2005 г.) и др.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах