Примерное время чтения: 7 минут
157

Люди переднего края. В драме Кемерова показали пьесу местных авторов о СВО

Перед спектаклем зрителям показали видеоряд.
Перед спектаклем зрителям показали видеоряд. / Яна Край / АиФ

В Театре драмы Кузбасса им. А. В. Луначарского состоялась премьера спектакля «Позывной «Кузбасс»» по пьесе кузбасских авторов Виталия Дорофеева и Алексея Поселенова. Произведение повествует о событиях в зоне СВО на Донбассе. 

У каждого своя судьба

Сюжет такой: в одном из добровольческих батальонов на Донбассе служат три товарища — командир подразделения Захар, бывший заключённый Андрей и снайпер Илья. У каждого за плечами своя судьба и своя причина записаться в добровольческий батальон. Хоть образ главного героя собирательный, драматурги отталкивались от вполне реальных историй.

Мне кажется правильным сокращение названия спектакля в отличие от полного названия пьесы. «Боги переднего края» звучит чрезмерным. Хоть в культуре боги были покровителями и отчасти защитниками, но всё же для меня такое обозначение преуменьшает личную трагедию и силы каждого, кто сейчас там, и слишком преувеличивает суть пьесы.

Нам не понять ощущения тех, кто сейчас воюет. Пьеса не передаст сути конфликта и личностные переживания. Что же она способна показать и что она может дать?

Фото: АиФ/ Яна Край

Стоит учитывать, что идея была заложена Дорофеевым ещё до его поездки в зону конфликта, а художественно оформлена и доработана уже Поселеновым. Интересно было бы узнать, изменилось ли в его восприятии что-то за это время.

Военный быт

Зрителя вводят в спектакль видеорядом с места боевых действий: техника едет и летит, стрекочут автоматы. Кадры меняются на работу пехоты, и в один из моментов затемнений появляются наши персонажи. Тут очень интересно оформлено решение с началом спектакля, которое и вызывает эмоции (особенно ужасающие залпы РСЗО), и увлекает нас в процесс повествования, сохраняя нарратив с видеорядом. Мы в той же обстановке (вниманием, погружённостью в атмосферу), и вот с нами и действующие лица.

К сожалению, в начале нас не ждали. Диалоги размазаны, актёры не разогреты. Да и сложно им было что-то играть с таким текстом. Это походило либо на пустое заполнение времени, либо на забытый текст и импровизацию.

Захара нам презентуют как поэта. И стихи у Захара не только о войне, как можно было бы подумать. Это может намекнуть не о стремлении командира выразить свои переживания, а о его склонности к искусству в целом, и тогда перед нами уже концепция самурая, у которого искусство владения оружием и искусство владения пером/кистью должны быть на высоком уровне. Хотя в пьесе (тексте) не один Захар занимался поэзией.

В постановке показывают элементы демонизации врага, указывается символика современных нацистов и как следует с ней поступать. Делаются вкрапления иностранных наёмников и отсылки к вездесущей «руке» Запада. Хочется поблагодарить, что таких моментов немного.

Фото: АиФ/ Яна Край

Пьеса, на мой взгляд, больше показывает повседневность и персонажей в условиях войны, не затрагивая сложные вопросы, отчего это напоминает художественную постановку «для своих», нежели что-то глубокое и сложное. Хотя стоит отметить, что вызывать эмоции у зрителя авторы умеют вполне успешно.

Зритель получит эмоции

Если смотреть в целом, то место конфликта в пьесе не имеет значения. Мне показалось, что в пьесе не раскрывается ничего, связанное с СВО, кроме названий и отсылок. На персонажей влияют именно обстановка, ситуация в которой они находятся, а не контекст.

Личная история каждого бойца является перед зрителем чуть ли не фантастической: тут и британский снайпер, который испортил жизнь Захару с детства, тут и неожиданно взрослый сын у Андрея (Тарана), тут и чудом нашедшаяся невеста Ильи. Хотя сложись история иначе, о ней не написал бы автор (особенно это касается вымышленных историй). От того не реалистичность происходящего ощущается ещё сильней и уводит постановку от реализма и исследования человеческой души «там» к развлекательности и постановки «для своих». Но мастера не могут не оставить свой отпечаток и то тут, то там цепляют чувства, а порой даже неожиданно и удачно шутят.

Фото: АиФ/ Яна Край

Немного раскрывается психология «сейчас» в отношениях Ильи и Насти. Они стремятся реализовать желанное как можно скорее, что отсылает к остроте чувств перед ликом непредсказуемого момента конца. Сейчас, ведь завтра может и не быть — это очень важный момент и здорово, что он есть на сцене. Это реверанс к реализму, который авторы и актёры безусловно могут сделать, но, к сожалению, не в рамках данной постановки.

В отличие от вялого начала всё ближе к концу представление набирает вес, а актёры входят в роли, и диалоги перестают быть пустыми. Последние сцены неотвратимо зацепят общечеловеческим состраданием, надеждой и сочувствием.

Было ещё много интересных моментов и деталей, о которых можно рассказать и записать в плюс, но я лучше посоветую сходить на спектакль. Главное, не относитесь к нему строго и не ожидайте чего-то глубокого. Расслабьтесь и посмотрите. Вы и улыбнётесь, и взгрустнёте, а эмоции у зрителя — это уже показатель мастерства театра.

Мы писали, что с началом СВО жизнь кемеровчанина Виталия Дорофеева резко изменилась. Удачный управленец и предприниматель ушёл на фронт и начал писать стихи. О том, почему такой переворот произошёл в его жизни, о творчестве и передовой, kuzbass.aif.ru рассказал сам герой.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах