Примерное время чтения: 7 минут
197

ТЭЦ пора на пенсию? Учёный – о том, что делать с угольными электростанциями

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. АиФ в Кузбассе № 11 13/03/2024 Сюжет Наука Кузбасса. История и современность (2024)
Трубы любой угольной станции будут чадить, но отказываться от них нет смысла.
Трубы любой угольной станции будут чадить, но отказываться от них нет смысла. правительство Кузбасса

После ситуации на ГРЭС в Калтане Кемеровской области остро встал вопрос о состоянии старых угольных станций. Люди всё чаще спрашивают: может, вовсе отказаться от угольной генерации, раз она такая неэкологичная и ненадёжная? Может, всем ТЭЦ и ГРЭС тоже пора на пенсию, как это повсеместно делается с отработавшими свой век котельными?

На вопросы корреспондента «АиФ в Кузбассе» ответил учёный секретарь Экспертного совета президиума СО РАН по проблематике Парижского соглашения по климату, кандидат физико-математических наук Валентин Данилов.

Заменить уголь на газ?

Как и большинство сибирских учёных, Валентин Данилов не призывает закрывать угольные электростанции, как это сделали в Европе: «Наша энергетика одна из самых лучших в мире. Свет, тепло, вода — всё подаётся централизованно». У учёных СО РАН разработаны технологии повышения эффективности и экологичности использования топлива. По мнению собеседника, следующий шаг за региональными властями — организовать трёхсторонний диалог представителей науки, бизнеса и власти.

Строился завод, вокруг селились рабочие, рядом ставили ТЭЦ, электричество она отдавала предприятию, тепло — людям. Так возникли многие города в Сибири, тот же Калтан, например. А сегодня чёрный дым от станции у одних жителей вызывает недовольство, других заставляет переезжать.

По-хорошему, эти станции вместе с трубами надо выносить из городов. Но это в идеале. В реальности же решения зависят от конкретной ситуации. Один вариант: закрыть старые котельные, а потребителей подключить к ТЭЦ, как сделали в Новокузнецке и Красноярске. Другой: перевести станцию с угольного топлива на газовое, так сделали в южной столице Кузбасса больше десяти лет назад и недавно во Владивостоке. Вообще «газовое будущее», на обывательский взгляд, видится наиболее оптимальной заменой чадящим угляркам.

«Если территория газифицирована, то, конечно, проще поставить газовый котёл, а не тянуть туда теплотрассу от угольной ТЭЦ. Но на самом деле газ — не самое оптимальное решение. Из его минусов — более высокая цена, да и его экологичность преувеличена. Сажи нет, но при сжигании газа выбрасывается ряд ароматических веществ, которые не способствуют сохранению здоровья», — рассуждает собеседник. Он настаивает: не нужно ставить крест на угольных станциях. Есть проверенные способы наладить их работу: снижать выбросы, добившись качественного сжигания за счёт модернизации оборудования и подбора проектного топлива, и подстраховаться от аварий, установив резервные электрокотлы.

Учёный считает, что наша генерация — лучшая в мире.
Учёный считает, что наша генерация — лучшая в мире. Фото: Из личного архивa/ Валентин Данилов

По мнению учёного, будущее за угольными энерготехнологическими комплексами, на которых из угля получается не только тепловая и электрическая энергия, но и дополнительный продукт, например, полукокс для металлургии или сорбент для химии и растениеводства.

Энергия из отходов

Учёные из института теплофизики СО РАН с советских времён разработали технологию водоугольного топлива из отходов углеобогащения. «Этих отходов в Кузбассе море разливанное. В них содержится углерод. Но если вы просто кинете эти отходы в топку, они гореть не будут. Наши учёные умеют приготовить их так, чтобы они горели. Предлагали внедрить эту технологию в Кузбассе — оказалась не нужна. Угольщикам выгоднее добывать уголь и продавать его», — сетует Данилов. Новосибирцы нашли угольную компанию в своём регионе, сейчас делают пилотный проект котельной на отходах углеобогащения. Потом планируют продемонстрировать использование технологии на практике кузбасским энергетикам. «Это «зелёный» проект: не только отходы перерабатываем, но и получаем тепло с пониженным углеродным следом», — отмечает учёный.

Трава обнулит след?

Сажа и чёрный снег, которые жители видят на своей территории, — это локальная экология. А есть выбросы парниковых газов и углеродный след — это уже понятия из глобальной экологии. В России принята Стратегия социально-экономического развития с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 г. Власти обещают ввести для предприятий налог на углеродный след. Для его подсчёта в регионах создают карбоновые полигоны.

В Кузбассе такой полигон только появится. А в Новосибирске он уже работает, всё подсчитали: 80% выбросов СО2 даёт энергетика.

Чтобы сократить выбросы парниковых газов, в Европе закрыли угольные станции, поставили ветряки и солнечные батареи. По мнению Данилова, это неумный путь. Выбросы СО2 от угольных станций можно «связывать»: растения за счёт фотосинтеза поглощают углекислый газ.

Это свойство легло в основу агроклиматических проектов. Скажем, выбросила станция тонну СО2 в год — пусть засадит поле травой, которая эту тонну «свяжет» и тем самым обнулит углеродный след. На вопрос, почему лучше сажать не лес, а технические растения, учёный отвечает: «Лесопосадки дольше и затратнее, а технические растения в разы лучше поглощают углекислый газ. Например, гектар поля, засеянного мискантусом, «связывает» около 20 тонн СО2. К тому же, если сажать техническую коноплю или мискантус, можно их переработать и получить ткань или целлюлозу — экспортные товары, востребованные за границей не меньше угля. По разным оценкам, в России более 50 млн га пустующих пахотных земель, так что это реально».

Тепло не на выброс

Глобальная климатическая повестка вскоре заставит бизнес всерьёз задуматься об утилизации тепла. Сейчас предприятия выбрасывают его, не задумываясь о масштабах. Наглядный пример — алюминиевые заводы, где только 40% электрической энергии идёт на электролиз, а 60% отправляется в небо в виде тепла. А если это тепло уловить и подать людям в виде горячей воды?

На ТЭЦ тоже тепло выбрасывают на градирнях. В советские годы рядом с ними строили теплицы и отапливали их сбросным теплом. А когда станции стали частными — хозяева отказались от теплиц как от непрофильного актива. Вскоре энергетикам, похоже, придётся вернуться к этому опыту, поскольку поставленное в теплицу тепло станция может пересчитать в СО2 и тем самым снизить свой углеродный след, а следовательно, и налог на углерод.

«Глобальная климатическая повестка не только решает экологическую проблему с парниковыми газами, но и устанавливает новые принципы международного экономического взаимодействия», — резюмирует Валентин Данилов.

Справка
Экспертный совет президиума Сибирского отделения РАН по проблематике Парижского соглашения по климату создан в 2018 г., в него вошли более 30 экспертов высокого уровня. Их задача — аккумулировать научные разработки и давать рекомендации региональным органам власти по снижению углеродного следа.

Когда начнут взимать налог?

Андрей Панов, замгубернатора Кузбасса по ТЭК, транспорту и экологии:

«В ближайшие годы планируется сформировать законодательную базу для взимания «углеродного налога». К первому кварталу 2028 года планируется запуск системы взимания такой платы.

Перечень отраслей, а также стоимость одной тонны выбросов CO2-эквивалента будут определены при разработке концепции ценообразования. Чистая эмиссия парниковых газов должна снизиться на 60% от уровня 2019 года и на 80% от уровня 1990-го (согласно Стратегии социально-экономического развития России с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года). В перспективе это позволит нашей стране к 2060 году достичь углеродной нейтральности».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах