Примерное время чтения: 6 минут
417

Будущее Сибири: копать недра или строить дороги?

Одной из основных проблем Сибири остаётся неразвитая дорожная инфраструктура.
Одной из основных проблем Сибири остаётся неразвитая дорожная инфраструктура. / Инна Лапина / АиФ

В январе 2023 г. Правительство РФ приняло стратегию социально-экономического развития Сибири до 2035 г. Этот документ вызвал неоднозначную реакцию. Губернатор Новосибирской области Андрей Травников раскритиковал его: «Такое ощущение, что судьба Сибири - копать недра и переплавлять в металлы на первом этапе передела. Мне кажется, что стратегия не очень актуальная».

Председатель СО РАН Валентин Пармон заявил, что отрицательный отзыв СО РАН на неё не был учтён и концепцию подготовили без участия сибирских учёных. Губернатор Кузбасса Сергей Цивилёв на Красноярском экономическом форуме в начале марта напомнил, что премьер-министр Михаил Мишустин поручил в течение полугода создать дорожную карту по стратегии и сейчас собираются предложения от всех сибирских регионов, в том числе от экономистов. «Сама стратегия без дорожной карты ничего не стоит, это просто груда бумаги», - отметил он.

Какое будущее Кузбассу сулит новая стратегия, кроме как «копать недра и переплавлять в металлы»?

Андрей Полухин, кандидат исторических наук, политолог.

- Текст мне понравился. Чётко и без прикрас обозначены проблемы Сибирского федерального округа и намечены пути их решения. Удивила прозвучавшая критика со стороны главы Новосибирской области Андрея Травникова и новосибирских учёных, с которыми не посоветовались. Стратегия написана предельно абстрактно, а уточнять и дополнять её можно до бесконечности. Если честно, не вижу тут никаких проблем.

В чём проблема нынешних территорий Сибири (это без Тюмени, Якутии и Забайкалья)? Как прописано в стратегии, они отстают по многим показателям от общероссийских средних параметров и, по сути, являются «недоразвитыми». Действительно, в XX в., начиная с 1917 г., у нас было мало «временных окон», когда можно было эффективно развивать эти земли. Мешали революция, войны - гражданская и Вторая мировая. В восстановительные периоды не до качественного развития было.

С середины 1970-х гг. в тот же Кузбасс перестали поступать большие инвестиции. А потом перестройка, 1990-е и новый восстановительный период. Лишь треть столетия у сибирских регионов ушла на качественный и стабильный рост. В итоге в СФО неразвита, а часто совсем отсутствует, дорожная инфраструктура, многие сибирские города изолированы и не имеют нормального рынка сбыта, недоразвиты международные транзитные коридоры, не хватает населения, которое стареет и сокращается, нет полноценных местных рынков сбыта (так было тут и при царе), в промышленности - низкая глубина переработки, отсюда и низкие доходы населения, проблемы экологии и качества городской среды.

Чего не хватает - построить

Для решения проблем предлагается привлекать инвестиции и создавать индустриальные кластеры (по аналогу с советскими территориально-производственными комплексами), строить полноценную, мирового уровня, социальную, транспортную и инженерную инфраструктуру, улучшать качество жизни, решать проблемы экологии, создавать новые рабочие места, экономически стимулировать рост местного населения. И что немаловажно, запланировано внедрение современных технологий производства и рационального использования природных ресурсов, а также создание предприятий, опирающихся на существующие элементы производственной специализации и человеческого капитала в округе и ориентированных на экспорт услуг и товаров с нулевой или низкой долей транспортных затрат в полной себестоимости. Планируется максимизация длины возможных производственных цепочек с целью максимизации создания добавленной стоимости в рамках округа.

В XX в., начиная с 1917 г., у нас было мало «временных окон», когда можно было эффективно развивать Сибирь. Мешали революция, войны - гражданская и Вторая мировая.

То есть логика предлагаемого проекта развития простая: чего не хватает - построить, рационализировать то, что уже существует, усилить, усложнить для достижения максимального эффекта, добиться максимальной сбалансированности.

Кузбасс попадает в следующие индустриальные кластеры: «Лес, лесопереработка и лесохимия», «Туризм», «Сельское хозяйство и пищевая промышленность» и «Уголь».

Отрадно, что одно из трёх отмеченных основных направлений для развития туристско-рекреационного потенциала Сибири находится в Шерегеше (два других на Байкале).

Помимо этого, Кузбасс уже озвучил в рамках стратегии актуальность строительства транспортного коридора Кузбасс – Хакасия. Также анонсируется мегапроект железнодорожного трансграничного коридора через Таштагол до города Урумчи в Китае. Важность последнего предложения не вызывает сомнения. Этот проект должен быть реализован. Остальные проекты мы узнаем позднее.

Ядро без нормальных дорог

Хочу также напомнить свои инициативы, которые я выдвигал по поводу местных вопросов развития. Нужно мыслить масштабно, а не форматом одного региона. У Сибири есть территориальное ядро, где необходимо создать единую, в первую очередь транспортную, систему взаимосвязанности для создания местного эффективного рынка товаров и услуг.

Этот рынок видит в том числе владелец «Мария-Ра» Александр Ракшин, когда объясняет в интервью, куда выгодно ему по Сибири возить, а куда нет. Это созвездие городов Алтая, Новосибирска, Кузбасса и Томска. Красноярск и Омск туда уже не попадают, поэтому там магазины этой крупнейшей сибирской торговой сети так и не открылись.

Перефразируя, можно сказать: что выгодно торговой сети, то выгодно для развития этой части страны. А что выгодно? Все ключевые города сибирского ядра должны быть связаны прямыми скоростными автомобильными и железными дорогами. Причём это должны быть дороги первой категории – четырёхполосные. Такая есть только между Кемеровом и Новокузнецком и частично в Новосибирской области и в Алтайском крае.

У Сибири есть территориальное ядро, где необходимо создать единую, в первую очередь транспортную, систему взаимосвязанности для создания местного эффективного рынка товаров и услуг.

Полностью отсутствует прямая дорога между Барнаулом и Новокузнецкой агломерацией (1,259 млн жителей, это 12–14 место в стране). По прямой тут всего-то километров двести, а через Белово по существующей трассе - более 400 км. О какой синергии и интенсивном развитии можно говорить, когда приходится преодолевать такие расстояния? Это тупик и изолированность сибирских городов, о которой написано в стратегии. Причём эта прямая дорога, даже почтовый тракт, по которому ездил туда-сюда Достоевский к своей невесте в Кузнецк, существовала с середины XVIII в. до начала XX-го. А при советской власти она куда-то исчезла. В 1916 г. началось строительство прямой железной дороги Кузнецк – Барнаул. Ничего не построили! Считаю, следует возродить этот проект. Только так можно связать в единое целое 2,1 млн жителей Алтайского края, миллионную агломерацию Новокузнецка и население примыкающих с востока Хакасии и юга Красноярского края. Всё это рядом, но нет нормальных железных и автомобильных дорог.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах