aif.ru counter
02.10.2015 16:10
201

Под колпаком кризиса. Когда начнётся экономический рост?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40 30/09/2015
Для полноценного импортозамещения нам понадобится несколько лет.
Для полноценного импортозамещения нам понадобится несколько лет. © / Vitaly Raduntsev / Shutterstock.com

Владимир Шабашев, доктор экономических наук, профессор КемГУ, считает, что кризисные явления в экономике страны и Кузбасса сохранятся как минимум ближайшие год-полтора. Придётся не только ждать, когда они закончатся, и затягивать пояса, но и искать резервы и ресурсы для их преодоления.

Нерешённые проблемы

Анна Городкова, «АиФ-Кузбасс»: Владимир Алексеевич, чуть ли не все 90-е годы прошлого века – сплошные кризисы. Как вы считаете, кризис, начавшийся в 2014 году и продолжающийся до сих пор, похож на кризисы 90-х? И какой серьёзнее, сильнее сказался на простых людях?

Владимир Шабашев: Кризисные процессы начала экономических реформ с 1991 года оказались для нас самыми тяжёлыми – значительная часть людей практически нищенствовала, каждый класс населения приспосабливался по-своему, чтобы выжить (искал вторую работу, брал полторы-две ставки).

Тогда указы Ельцина предполагали полную свободу в рыночной экономике. Чем это обернулось? По итогам 1992 года цены выросли в 26 раз, а производство упало на 50%. Сейчас это вообще не укладывается в голове.

Любой кризис тем хорош, что кончается и быстро забывается.
Любой кризис тем хорош, что кончается и быстро забывается. Фото: АиФ/ Сергей Ильницкий

Экономический кризис 2008-2009 годов стал мировым. ВВП упал почти на 8%, уровень жизни – на 3%, безработица выросла до 8,6%. Что происходит сейчас? Главные причины кризиса, которые вызревали с периода создания рыночной экономики, не были преодолены в полной мере. Слабое стимулирование малого и среднего предпринимательства, нерешённые проблемы, особенно кредитной системы и высоких процентных ставок, привели к тому, что прирост ВВП в 2013 году был 1,3%, а в 2014 году – почти ноль. Наш Центробанк боится выдавать кредиты по более низким ценам, потому что это может повлечь за собой инфляцию. Политикой банка руководит команда, которую не интересует экономический рост. Выдача дешёвых и долгосрочных кредитов – одна из стержневых проблем развития российской экономики.

Предложения разных экономистов о кредитной поддержке производства игнорируются. А инфляция не останавливается при зажиме кредитных ресурсов, к концу года она составит 15%. Конечно, из-за нынешнего кризиса пострадало в основном бедное население, у которого доходы ниже прожиточного минимума. Страдает средний класс, которого 25-30%. Отнесём ли мы к среднему классу врачей, учителей, преподавателей вузов? Казалось бы, люди образованные. Но по оплате труда это разве средний класс? По нашему региону в среднем зарплата около 24 тысяч в месяц, тот же доцент вуза получает около 18 тысяч. Для сравнения: в советское время доцент, кандидат наук получал 360 рублей при средней зарплате по стране 140 рублей.

– Возможны ли снова гиперинфляция и деноминация?

– Нет, конечно, это совсем разные кризисы. Модель 90-х годов – модель либерально-олигархическая, которая работала только на крупный и иностранный капитал. Она, кстати, и сейчас сохраняется. Ведь главными игроками на рынке были не только наши, но и иностранные банки, которые на кризисе зарабатывали. Тогда рынок был просто свободный, а сейчас есть хоть какие-то государственные ограничения, которые, правда, отечественному производителю особо не помогают.

Сейчас государство даже готово простить олигархов, у которых капиталы в офшорах, чтобы вернуть деньги, которые должны работать в России. Но результатов пока нет. В 2014 году у нас «утекло» около 150 млрд долларов из страны, в этом году будет около 100 млрд долларов. А ограничения на вывоз капитала из страны правительство вводить боится, чтобы не выглядеть плохо в глазах западных стран.
Гиперинфляции и деноминации не будет, инфляция будет колебаться до 15-16 %, немного снизится 2016 в году.

Конкуренция спасёт население

– Как считаете, на кузбасские реалии нынешний кризис оказал какое-то влияние?

– Большое! Потому что мировые цены на уголь упали в 2014 году на 70%. И 70% угля из области отправляется на экс­порт. Из-за падения этих цен стало меньше денег в бюджете региона. Надо заметить, что объёмы производства угольщики увеличили на 6-7%, а цены упали. В Кузбассе давно поставлена задача: внедрять глубокую переработку угля. Ведь транспортировка угля очень дорогая: в цене угля около 50% приходится на перевозки.

Наши металлурги порадовали: смогли выйти на рынок со стометровыми рельсами более высокого качества, которые делают движение поездов менее шумным. Мы соз­дали конкуренцию японцам, у которых раньше железная дорога покупала такие рельсы. Ряд отраслей сработали в 2014 году у нас неплохо: текстильная, швейная, нефтеперерабатывающая, сельское хозяйство. Разные сектора по-разному реагируют на кризис, но в основном удаётся постепенно с ним справляться. По бюджетникам, наверное, кризис ударил не так сильно, а говорить за весь Кузбасс мне сложно.

– Если сравнить наше положение с другими регионами, как мы выбираемся из кризиса?

– У каждой области своя специфика, и они разрабатывают свои антикризисные меры. Надо брать пример с Томской области, которая славится тем, что Т­УСУР, ТПУ и ТГУ разрабатывают и внедряют инновации вместе с действующими предприятиями. Есть антикризисная программа и в Кузбассе, но у нас инновации внедряются медленно, хотя и работают углехимический, биомедицинский кластеры.

– Мы уже успели почувствовать «вкус» санкций, ощущение, когда доллар вырос практически до 100 рублей, упал и снова... Как долго может ещё продлиться этот кризис, который обусловлен не только экономикой?

– Когда кончится кризис – вечный вопрос, этот вялотекущий кризис нам даже не с чем сравнить. Были прогнозы Минэкономразвития, что «дна» мы достигнем в августе 2015 года, а потом подъём будет. Но «дно» мы ещё не прошли. По разным оценкам, крохотный экономический рост начнётся в 2016 году – прирост ВВП будет 0,5-1%. В 2017 году ВВП может расти быстрее. Вообще, рост цен и санкции обнажили важную проблему: 40% продовольствия у нас импортное, а по некоторым товарам – более 80%. Для импортозамещения, которое сейчас разворачивается, нужно несколько лет.

Чтобы страна могла нормально наращивать объёмы производства, нужны большие инвестиции, а они как раз сокращаются. Кто в данной ситуации царствует? Только крупные торговые компании, диктующие свои цены. Возьмём рыбу. Рыбак от неё получает 30%, посредник – 40%, остальное получает розничная торговля. Она, кстати, периодически всё повышает и повышает цены на 3–5% в надежде, что никто не заметит, и управы на неё нет. Выходом из положения может быть только жёсткое исполнение закона о торговле, где есть определённые ограничения и условия конкуренции, тогда торговые сети будут снижать цены.

Четыре последних мировых кризиса. Инфографика
Четыре последних мировых кризиса. Инфографика: АиФ

Доверяй, но проверяй

– В нашей стране кризис усугубился ещё и политикой. Мы вернули Крым, нам «урезали» партнёрство. Без присоединения Крыма что могло бы быть?

– Полуостров Крым – важнейший стратегический, экономический и военный объект. Его присоединение – восстановление исторической справедливости. На Крым уже нацеливался Китай, а приход кораблей США в порты Крыма, что планировали прежние власти Украины, совершенно был нежелателен.

Тогда Чёрное море было бы заблокировано для нас. Чем это может кончиться? Сейчас там постепенно решаются проблемы, и, я думаю, все издержки окупятся благодаря развитию туризма через два-три года. Хотя Пётр Порошенко и заявляет, что вернёт Крым (как президент Украины он не может не заявлять об этом), но это уже невозможно.

В домашней обстановке: атмосфера новой жизни Крыма

– В особо острые моменты украинского кризиса Кузбасс активно принимал беженцев, обеспечивая их и кровом, и всеми необходимыми для начала жизни на новом месте ресурсами. В этой ситуации мы выиграли или проиграли?

– С финансовой точки зрения мы проиграли. Содержать «гостей» затратно, ведь всё ложится на бюджет. Но не принять беженцев мы не можем по гуманитарным и цивилизационным соображениям. С другой точки зрения мы выиграли. В область пришли действительно хорошие профессионалы, в том числе в наш университет. Думаю, постепенно русскоязычные украинцы адаптируются и принесут пользу Кузбассу.

– Как вы думаете, в современное нестабильное экономическое время можно ли доверять банкам, вкладывать свои сбережения под проценты, чтобы сохранить?

– Банкам можем доверять только тем, кто устойчив. Банки с государственным участием – устойчивые банки. Но решать, куда нести свои деньги, каждый должен сам: туда, где предлагают больше процент, или туда, где процент ниже, но вклад надёжнее. Надо учитывать, что за последние пару лет у двухсот банков ЦБ отобрал лицензии. Однако не­ясно, почему их никто до этого не проверял, не выявлял проблемы.

Кто за это должен ответить в ЦБ? Ответа нет.А сохранить свои деньги поможет давний совет: если денег много, то их нужно раскладывать по разным корзинам! На самом деле можно вкладывать деньги в надёжные банки и ждать прироста. Или можно вкладывать в недвижимость, покупать полезные вещи, которые будут долго служить.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество