Примерное время чтения: 8 минут
241

Цена угля? Каждые 4 млн тонн добытого угля достаются жизнью одного шахтёра

Шахтёрский труд: с одной стороны, награды и звания, с другой - смертельная опасность.
Шахтёрский труд: с одной стороны, награды и звания, с другой - смертельная опасность. / Сергей Кельберг / Коллаж АиФ

За полгода в Кузбассе произошло несколько аварий в шахтах, последняя - 5 июля в шахте «Распадская-Коксовая» (Междуреченск), где обрушилась порода. По официальной версии, авария произошла из-за землетрясения. Под завалом остались двое машинистов буровой установки. Через несколько часов после спасательной операции одного горняка обнаружили погибшим. Второго искали неделю и нашли травмированным, но живым!

Почему, несмотря на современные технологии, продолжают травмироваться и гибнуть горняки, разбирался корреспондент kuzbass.aif.ru.

Антилидер по травмам

Аварии и травмы на кузбасских шахтах происходят регулярно. За первые четыре месяца 2022 г. травмы получили 47 работников, произошли две аварии, три человека погибли. Теперь добавились новые жертвы. Как отмечают в государственной инспекции труда, на углепром приходится 35% от всех несчастных случаев на производстве. Это антилидер среди всех отраслей. Однако статистика показывает: не всё так страшно, за последние годы шахтёрский труд стал безопаснее.

«С 2010 по 2020 г. была положительная динамика состояния промбезопасности. Шло снижение смертельного травматизма, общего травматизма, количества аварий, и при этом мы видели значительный прирост добычи угля. С 2018 по 2020 г. было максимальное снижение смертельного и общего травматизма и количества аварий за всю историю угледобычи Кузбасса», - отмечает министр угольной промышленности области Олег Токарев. В 2021 г. произошёл резкий скачок в увеличении смертельного травматизма из-за аварии на «Листвяжной».

За пять месяцев 2022 года на угольных предприятиях Кузбасса погибло четыре человека (по данным ГИТ).

Тем не менее, по словам министра, в 2021 г. общий травматизм составил 253 несчастных случая - это в три раза меньше, чем в 2010 г. «Показатель частоты смертельного травматизма в 2010 г. был равен 0,64 - это один человек на 1,5 млн тонн добытого угля. В 2020 г. - 0,05 - один человек на 20 млн тонн. В 2021 г. он увеличился до 0,26 - один человек на 4 млн тонн», - сообщил министр.

Шлемы и видеорегистраторы

По данным регионального минтруда, промышленники вложили 11 млрд руб. в охрану труда в 2021 г. и чуть меньше в 2020 г. Львиная доля этих средств идёт на инновационные разработки. Кроме того, по количеству обученных охране труда Кузбасс занимает первое место за Уралом и восьмое - в России. Угольщики закупают современные технологии.

Например, в компаниях СУЭК и Кузбассразрезуголь разработали и внедрили систему предсменного экспресс-обучения. Она напоминает сдачу на права в ГИБДД: один вопрос, три варианта. Отличие в том, что при неверном ответе работнику демонстрируются последствия - варианты развития аварийной ситуации и травмы, которые он может получить. В компаниях считают, что таким образом у горняков активируется внутренняя мотивация на безопасный труд.

Как результат, в СУЭК за три года травматизм снизился в два раза. Вдохновлённые такими успехами разработчики из компании «Кузбасс-ЦОТ» предлагают внедрять в обучение возможности VR-технологий: надел шлем виртуальной реальности - и оказался в шахте в момент аварии.

Заместитель генерального директора ООО «Трансмаш» Дмитрий Распопин предлагает повсеместно внедрять на угольных предприятиях системы видеонаблюдения, с помощью них можно следить не только за людьми, но и за техникой, за состоянием газовой атмосферы. Например, на шахтах Распадской угольной компании испытывается головной светильник шахтёра, в который встроен видеорегистратор, передающий данные на сервер. По задумке разработчиков, огромный массив записей с камер обрабатывает искусственный интеллект.

С 2018 по 2020 г. было максимальное снижение смертельного и общего травматизма и количества аварий за всю историю угледобычи Кузбасса.

Видеонаблюдение внедряется повсеместно. На разрезах КРУ самосвалы оснастили камерами, которые регистрируют движение глаз, направление взгляда водителя, и, если тот отвлёкся или уснул, система контроля усталости подаёт звуковой и вибросигналы. Говорят, за несколько месяцев с момента внедрения повысился уровень дисциплины: водители теперь не ездят без ремня или уткнувшись в телефон.

Деньги не на пользу

Однако зачастую работники не принимают новинки и выводят их из строя. Так было, например, с камерами на «БелАЗах»: поначалу водители их попросту разбирали - не хотели, чтобы начальство постоянно наблюдало за ними. Уже никого не удивишь историями про заклеенные датчики метана. Комиссия по расследованию аварии на «Листвяжной» нашла очередное подтверждение - датчик был забит тканью. А автоматической системой анализа шахтного воздуха «умельцы» управляли вручную. Дорогие инструменты и установки выходят из строя.

О неправильном обслуживании автоматической системы взрывоподавления на «Листвяжной» рассказал замначальника управления по надзору в угольной промышленности Ростехнадзора Сергей Мясников: «Мы расследовали, почему они не сработали. Они не обслуживались должным образом. Пожаротушащий порошок должен заменяться. Но на шахте досыпали туда не тот порошок, который необходим для эксплуатации данной системы. А это другая фракция и вес частиц. При испытаниях мы пытались привести в действие систему - порошок просто вывалился, не приобрёл, как положено, состояния аэрозоля».

Почему, даже если руководство не скупится на охрану труда, всё равно вложения не идут на пользу? Многие специалисты сходятся во мнении, что уровень подготовки работников невысок. Зачастую добывают уголь не пойми кто. Так, комиссия трудовой инспекции обнаружила на одном из разрезов 13 мигрантов, которые не имели права на управление техникой.

Министр труда посетовал на проблему «пьяных подрядчиков»: мол, заключает шахта договор на аутсорсинг, а за сторонними работниками никто не следит. С «генералов» тоже никто ответственности не снимает: вряд ли по своему усмотрению «умельцы» переводили автоматику в ручной режим. Можно напичкать угольные предприятия самой современной техникой и опутать нейросетями, но будет ли всё это работать как надо? - вот вопрос. И пока он без ответа.

Труд шахтёра остаётся опасным, несмотря на современные технологии.
Труд шахтёра остаётся опасным, несмотря на современные технологии. Фото: АиФ/ Сергей Кельберг

Почему инновации не приживаются?

«На технические новинки тратятся миллиарды. Однако зачастую ноу-хау не приживаются на угольных предприятиях. Почему это происходит? - По поводу видеокамер скажу честно: попробуйте 12 часов отъездить на «БелАЗе» без продыху. Это нереально. Где-то всё равно прикорнёшь, встанешь, отдохнёшь. К тому же молодёжь нынче невыносливая. Естественно, люди ищут выходы, чтобы нахимичить с аппаратурой. Да и вообще я ещё не встречал человека, которому нравится, что за ним постоянно наблюдают.

Если в шахтах установят видеонаблюдение, то его тоже будут ломать. Это человеческая природа. А вывод из строя датчиков - это, считаю, от безграмотности. После таких взрывов, как был на «Листвяжной», всех шахтёров надо провести по разрушенным выработкам, чтобы увидели последствия подобных действий. И рядовых работников, и инженерно-технических, и управленцев, которые придумали систему зависимости зарплаты от объёмов добычи. Чтобы у всех чувство страха появилось.

Сегодня наблюдается низкий уровень специалистов, которые диплом получили и в шахте не работали. Раньше назначали начальниками крепких сообразительных мужиков, отработавших не один год в забое. С их мнением считались коллеги. Они могли и за шкирку тряхануть нарушителя: «Ты что творишь?!» Там, где жёсткая дисциплина, там и порядок. Считаю, нынешние нарушения от того, что шахтёрам план надо выполнить во что бы то ни стало», - считает почётный шахтёр России Фёдор Макеев.

Точка зрения

«Основными причинами производственного травматизма с тяжёлыми и смертельными последствиями по-прежнему остаются неудовлетворительная организация работ (более 35% случаев) и нарушение технологических процессов (22%). Поэтому необходимо строжайше регулировать производственные процессы на всех уровнях: как со стороны руководства угольных предприятий, так и со стороны надзорноконтрольных органов, - считает заместитель руководителя Государственной инспекции труда в Кузбассе Валерий Бучнев. – В 2022 г. вышло постановление правительства РФ, которое ограничило проведение плановых проверок. Но это не даёт повода для ослабления контроля за безопасностью со стороны руководства предприятий. Помимо этого, сегодня проверки проводятся во внеплановом режиме: по поручению президента или правительства, на основании обращений работников, по факту произошедших несчастных случаев».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах