Примерное время чтения: 5 минут
381

Шахтёрская кабала. Почему продолжаются ЧП на шахтах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. АиФ в Кузбассе №20 18/05/2022
За каждый шаг под землёй надо платить!
За каждый шаг под землёй надо платить! pixabay.com

Полгода прошло с аварии на шахте «Листвяжная». ЧП на угольных предприятиях, пусть и не такие массовые, продолжают происходить. Шахтёры продолжают не только рисковать жизнью, но и трудятся в кабальных условиях.

Аварии из-за экономии?

На угольных шахтах Кузбасса только за весну произошло несколько аварий. 24 марта обрушилась горная порода на «Осинниковской», под завалами погиб один горняк. По данным заместителя генпрокурора Дмитрия Демешина, случившееся не связано с метаном, это технологическое нарушение: горные работы шли без проведения прогнозного бурения удароопасности.

8 апреля обрушилась горная порода на шахте «Талдинская-Западная-1», за завалом оказались двое работников, их удалось спасти. 25 апреля в горной выработке шахты «Ерунаковская-8» произошла авария из-за прорыва воды с частичным обрушением горной массы, один человек погиб. А 10 мая на том же предприятии случилось задымление, горняков пришлось эвакуировать.

После аварии на «Листвяжной» много говорилось о том, что собственники экономят на безопасности шахтёров. В министерстве угольной промышленности Кузбасса рассказали, сколько предприятия угольной отрасли тратят на обеспечение безопасности труда работников: в 2019 г. - 4,75 млрд руб., в 2020 г. - 3 млрд руб., в 2021 г. - 4,5 млрд руб. Сокращение расходов по сравнению с 2019 г. несущественное, но всё же есть.

За год доходы собственников шахт выросли в 6,5 раза, а расходы на безопасность увеличились лишь в 1,5 раза.

Для сравнения приведём ещё одну цифру: поступления налога на прибыль от угольных предприятий Кузбасса увеличились в 2021 г. почти на 40 млрд руб., или в 6,5 раза по сравнению с 2020 г. При этом, заметим, рост расходов на безопасность гораздо скромнее - в 1,5 раза.

«Все предприятия угольной промышленности являются частными. Соответственно, решение об объёмах финансовых затрат на ту или иную статью расходов принимают самостоятельно», - пояснили в минугля.

Уроки «Листвяжной»

На вопрос, какие меры принимаются в правительстве региона по стимулированию угольных предприятий к повышению правил безопасности и охраны труда, министр угольной промышленности Кузбасса Олег Токарев ответил: «Министерство проводит областные и участвует во всероссийских совещаниях по промышленной безопасности с приглашением представителей предприятий угольной промышленности, прокуратуры, контрольно-надзорных органов, профильных и научных институтов, профсоюзных организаций. На них обсуждаются вопросы, в том числе о безопасных методах работы в области угледобычи, разработке и применении современных технологий и оборудования.

В конце 2021 г. был создан совет по повышению уровня промышленной безопасности на угольных и горнорудных предприятиях при губернаторе. Эта совместная работа позволяет снижать уровень аварийности, а также предупреждать производственный травматизм, аварии и инциденты».

В подтверждение своих слов министр привёл статистику: с 2018 по 2020 гг. было максимальное снижение смертельного травматизма, общего травматизма, количества аварий за всю историю угледобычи в Кузбассе. В 2021 г. произошёл резкий скачок по увеличению смертельного травматизма из-за аварии на шахте «Листвяжная».

В 2021 г. произошёл резкий скачок по увеличению смертельного травматизма из-за аварии на шахте «Листвяжная». Тем не менее в 2021 г. по сравнению с 2010 г. общий травматизм снизился более чем в три раза.

Тем не менее в 2021 г. по сравнению с 2010 г. общий травматизм снизился более чем в три раза. «Для повышения уровня промышленной безопасности ведётся системная работа: производственный процесс оснащается современным (автоматизированным) оборудованием, приборами предупреждения уровня загазованности горных выработок, создаются диспетчерско-аналитические центры по промышленной безопасности, устанавливаются системы видеонаблюдения с фиксацией нарушений, допущенных в процессе производственной деятельности, и другие системы и оборудование», - сообщает министр.

Сравнили с рабством

У надзорных органов выводы иные. Выступая в конце апреля перед Советом Федерации, генеральный прокурор РФ Игорь Краснов назвал условия, в которых работают горняки, кабальными.

«По моему поручению были организованы проверки всех угольных шахт и разрезов. Они показали, что владельцы предприятий при попустительстве контролирующих органов грубо пренебрегали нормативными требованиями. Зачастую шахтёры были вынуждены работать на кабальных условиях, без средств индивидуальной защиты. Не соблюдался режим труда и отдыха», - заявил он.

Итогом стали 3000 нарушений (доля Кузбасса не уточнялась), 500 человек под ответственностью, 20 уголовных дел. С высокой трибуны труд шахтёров сравнили фактически с рабством.

Труд шахтера назвали кабальным.
Труд шахтера назвали кабальным. Фото: АиФ/ Екатерина Волкова

«По поводу СИЗов ничего плохого не скажу. А вот нарушения режима труда и отдыха - повсеместно, причём на всех уровнях: от рядовых работников до инженерно-технических», - комментирует заявление генпрокурора почётный шахтёр России Фёдор Макеев. - В Трудовом кодексе есть только два понятия - время труда и время отдыха. Однако в отраслевое тарифное соглашение закралось понятие «время, связанное с производством». В 7 утра работник спускается в шахту, и только в 8.00 начнётся смена. Он уже целый час по шахте топает - это разве не подземный стаж? Почему он не считается?»

Сын Фёдора Алексеевича поначалу пошёл по стопам отца, выучился и стал инженернотехническим работником, но вынужден был перейти в совершенно другую сферу. Причины - кабальные условия и не соответствующая им зарплата. «Инженерам звонят постоянно - в выходные, по ночам. Они круглые сутки на боевом дежурстве. Это отталкивает от работы в шахте: здоровье дороже такого труда, да и семью они толком не видят», - рассуждает о шахтёрской кабале Макеев.

Ему бы хотелось, чтобы заявление Краснова помогло добиться, чтобы шахтёрам платили за фактически проведённое под землёй время. По его мнению, выявленные тысячи нарушений станут одним из звеньев цепочки к полному отказу от подземной добычи угля, потому что собственники не хотят платить больше за рискованную работу в тяжёлых условиях кузбасских шахт, чем отталкивают квалифицированных специалистов. Словом, установившаяся шахтёрская кабала может свести на нет подземную добычу угля.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах