Примерное время чтения: 8 минут
5553

«Подозревали рак». Как кемеровчанка живёт с ВИЧ 14 лет

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. АиФ в Кузбассе № 20 15/05/2024
В поисках новых возможностей и даже себя кемеровчанка переехала в Москву.
В поисках новых возможностей и даже себя кемеровчанка переехала в Москву. / Екатерина Кузнецова / Из личного архива

В мае проходит Всемирный день памяти людей, умерших от СПИДа. Этот день стал символом поддержки тех, кто борется с вирусом, и памяти тех, кого уже нет с нами. «АиФ в Кузбассе» рассказывает историю кемеровчанки, которая почти 15 лет живёт с ВИЧ как полноценный здоровый человек.

Необычная простуда

45-летняя бывшая кемеровчанка Екатерина Кузнецова узнала о своём диагнозе случайно: зимой заболела простудой и попала в больницу. Хоть симптоматика немного отличалась от обычной ОРВИ (как-то иначе ломило суставы и позвоночник), врачи ничего не заподозрили, не взяли анализ на ВИЧ и, избавив от неприятных болей, выписали. Всё было в порядке пару месяцев, а потом в области шеи и головы появились небольшие шишечки, и снова начались обследования.

«Так я дошла до онкодиспансера. Там молодой доктор сразу мне задал вопрос: “А вы на ВИЧ анализ сдавали? Нет? Тогда сначала сдайте, а потом будем смотреть”. Конечно, в онкодиспансер мне больше не пришлось приходить, так как моей больницей стал СПИД-Центр. 25 мая 2010 года мне озвучили, как на тот момент казалось, посмертный приговор», — вспоминает женщина.

Даже врачи не сразу стали подозревать у болеющей женщины ВИЧ.
Даже врачи не сразу стали подозревать у болеющей женщины ВИЧ. Фото: Из личного архива/ Екатерина Кузнецова

Анализируя произошедшее, Екатерина поняла, что заразилась осенью 2009-го — был незащищённый сексуальный контакт. Инфицированный мужчина, как выяснилось, о своём диагнозе знал, но не принимал терапию и не предупреждал своих партнёров о болезни. Вскоре он умер. А у кемеровчанки началась совсем другая жизнь.

«Я уже давно приняла и полюбила свой диагноз, отчасти даже благодарна Богу, что он дал мне такой лёгкий крест. Я работаю в медицинском страховании и часто сталкиваюсь с историями болезней. Однажды пришла мама молодого парня, которому всего 21 год, но у него тяжёлая саркома ноги (злокачественное образование — Ред.). Я просто поняла для себя, что здоровых людей нет, каждый болен по-своему: кто-то физически, кто-то душевно», — делится Екатерина.

Перемены принесли большую любовь

Поначалу Кузнецова очень боялась, что кто-то узнает о диагнозе, и чувствовала себя изгоем для общества, но в итоге ВИЧ никак не изменил отношения с людьми. Первые депрессивные мысли отразились и на поведении: Екатерина замкнулась. Но рассказать о диагнозе всё-таки пришлось. Сначала узнала руководительница, которая сама спросила, что случилось.

«На тот момент я уже так устала жить с постоянным страхом, что подумала: пусть знают и или уже примут, или отвергнут! Я ждала самого худшего, а получила слова утешения и поддержки. Мне так легко стало», — говорит женщина.

Постепенно она начала открываться людям и возвращаться к жизни, а в 2019 году уехала в Москву. Хотелось изменить что-то и двигаться навстречу новому. Чувство не подвело — в столице ждала огромная любовь.

Екатерина встретила мужчину, которому открылась, но не сразу. Он оказался из тех людей, считающих, что ВИЧ-инфицированных лучше сослать жить на отдельный остров. Признаться ему было особенно нелегко, но и оттягивать долго было тоже невозможно: «Когда я сообщила новость про свой диагноз, любимый стал белым, его трясло, я решила уйти, но он меня не отпустил. Сказал, что мы будем вместе, несмотря ни на что. Шестой год я замужем!»

По началу нелегко было признаться близким в своей болезни, но в итоге от Екатерины никто не отвернулся.
Поначалу нелегко было признаться близким в своей болезни, но в итоге от Екатерины никто не отвернулся. Фото: Из личного архива/ Екатерина Кузнецова

Муж относится к Екатерине с трепетом и каждый вечер спрашивает, выпила ли она таблетки, не забыла ли, когда ей на приём. Если нужно сдать кровь, пройти флюорографию, он всегда интересуется здоровьем жены и заботится о ней, как о маленьком ребёнке.

Чуть позже о диагнозе узнал 19-летний сын. Хоть сама Екатерина не говорила открыто о том, чем болеет, позже спросила, знает ли он, что за лекарства она принимает? Сын знал и отнёсся к диагнозу нормально, успокоив, что миллионы людей болеют, а ВИЧ — обычное заболевание, которое передаётся половым путём или через кровь.

Молодое поколение грамотнее

«Я за то, чтобы об этом заболевании говорили и писали открыто. Молодое поколение относится к диагнозу ВИЧ, как и положено, оно получает уже правильную и изученную информацию. А вот у поколения моего возраста ВИЧ зачастую вызывает страх, и мне бы не хотелось, чтобы оно боялось», — говорит Екатерина.

У Екатерины есть мечты и планы на будущее.
У Екатерины есть мечты и планы на будущее. Фото: Из личного архива/ Екатерина Кузнецова

На протяжении 12 лет она пьёт таблетки, по три штуки каждый день, и на фоне регулярного приёма терапии риск заражения практически нулевой. Препараты получает бесплатно и считает своими пожизненными витаминами. Врачи после того, как узнают о диагнозе, относятся внимательнее и бережнее.

«С диагнозом я живу как полноценный человек! И я хочу так прожить всю жизнь. На моём здоровье он никак не сказывается. У меня есть мечта, и в будущем она непременно сбудется. Всё, что я хочу, — это жить у моря в доме с фруктовым садом. Так что мои планы — перебраться поближе к морскому воздуху, ласковому солнцу и песочному берегу с криком чаек», — заключает бывшая кемеровчанка.

Не синоним неизбежной смерти

Главный областной специалист по ВИЧ-инфекции в Кузбассе Татьяна Булатова говорит, что за последние 40 лет прогресс в области медицины и фармацевтики привёл к тому, что ВИЧ превратился из смертельно опасной болезни в хроническую. На самом раннем этапе появления болезни, когда и обычные люди, и врачи, и учёные очень мало знали об этом вирусе, диагноз «ВИЧ-инфекция» или «СПИД» приравнивали смертному приговору. И выявляли его в те годы (речь про 90-е) преимущественно у наркопотребителей и работников секс-индустрии.

«С тех пор медицина продвинулась вперёд. Мы многое узнали про этот вирус. С ним точно сейчас можно справиться и контролировать, как он влияет на организм. Наука и медицина накопили достаточно знаний, чтобы утверждать: время, когда слова “ВИЧ” и “СПИД” были синонимами неизбежной смерти, прошло. ВИЧ-инфекция – это лекарственно управляемое заболевание. Пациенты принимают регулярную терапию, как при гипертонии, диабете, и живут полноценной обычной жизнью», — объясняет Татьяна Николаевна.

Учёные всего мира продолжают работать над вакциной от ВИЧ-инфекции. Сложность работы состоит в том, что этот вирус чрезвычайно изменчив, он мутирует раньше, чем антитела успевают его «догнать». Но исследования продолжаются так же, как и в области выявления и терапии ВИЧ-инфекции. Если раньше люди, живущие с вирусом, принимали таблетки горстями и много раз в день, то современные препараты позволяют обходиться одной или несколькими таблетками в день в зависимости от схемы лечения. Врач подбирает их индивидуально. Современные препараты даже безопасны для беременной женщины и будущего ребёнка, поэтому будущая ВИЧ-позитивная мама может родить здорового малыша.

Кстати
Если вначале основной защитой от вируса служили ограничительные меры, то сегодня это широкое информирование общества, массовая доступность анонимного экспресс-тестирования на ВИЧ, создание толерантной среды для людей с ВИЧ и обеспечение их бесплатными лекарствами и различными мерами поддержки.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах