aif.ru counter
72

Суровая норма. В Кузбассе вспоминают, как ленинградцы выживали в войну

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. АиФ в Кузбассе №5 29/01/2020
По всей стране в эти дни раздавали блокадную пайку, чтобы люди понимали, каково было ленинградцам.
По всей стране в эти дни раздавали блокадную пайку, чтобы люди понимали, каково было ленинградцам. © / Екатерина Волкова / АиФ

125 г на ребёнка и 250 г на взрослого – такие нормы хлеба были в Ленинграде в самые суровые дни блокады. В дни памяти о полном освобождении города этот 125-граммовый кусочек стал символом тех событий. С 18 по 27 января в Кузбассе проходила акция «Блокадный хлеб».

«С огнём и кровью пополам» – не просто поэтическая метафора: еду в те голодные дни могли украсть, за краюшку хлеба – избить и даже убить. Об этом вспоминают блокадники и ветераны.

Побили за крошку хлеба

Лето 1942 года, город в полной блокаде. В очереди за хлебом – 10-летняя Рая Бутенина с младшей сестрёнкой Юлей. Женщина, стоящая перед ними, получает паёк, с него на землю падает крохотный кусочек. Рая бросается за ним, поднимает и мигом проглатывает. Что тут началось! Люди набрасываются на девочку и избивают. Малышка Юля заливается слезами, не в силах вырвать сестрёнку из лап обозлённой изголодавшейся толпы.

Рая умерла в июне 1942 г. – от побоев и голода. За полгода до этого прямо на заводе, где работал токарем и делал снаряды для фронта, от истощения скончался отец. И пошла мать просить эвакуационный лист. Её отговаривали: «Зачем тебе это нужно? Сейчас стало получше с питанием, стали нормы хлеба прибавлять». Но женщина была настроена решительно: не могла она рисковать единственным оставшимся в живых ребёнком.

Лишь в конце 1942 г. Татьяна Бутенина с дочкой Юлей перебралась под Сталинск (ныне Новокузнецк) в деревню Гавриловка.

Такими воспоминаниями о блокадном детстве делится Юлия Васильевна Рязанова (Бутенина). Она живёт в Новокузнецке, давно на пенсии, возглавляет городское общественное объединение жителей блокадного Ленинграда. В её мирной жизни тоже были потери: похоронила мужа, сына (погиб на шахте «Юбилейной»). Живёт одна, ей помогает второй сын, есть четверо внуков. «Я благодарю судьбу, что меня сюда привела. Спасибо людям, которые меня приютили, накормили», – говорит блокадница.

«Беременные» от голода

«Хоть бы пронесло! Неужели судьба наша закончится под этим толстым льдом?» – с такими мыслями новокузнечанин Иван Рогинцев плыл на пароходике по прорубленному во льду Ладожского озера каналу поздней осенью 1942 г. Вокруг всё смешалось – хлопки зениток, взрывы бомб, куски льда, брызги. «Сейчас смотрю новости: в Ленинграде в январе собирают грибы. А тогда Ладога замерзла в ноябре. Видать, или Господь Бог есть, или счастье выпало Ленинграду, что в тот год зима началась рано, лёд встал, и появилась Дорога жизни через озеро», – размышляет ветеран.

«Когда мы прибыли в Ленинград, для меня открылась жуткая картина: громадный город, лучший в нашей стране, а людей почти не видно на улицах. Если кто-то появится, то идёт как тень, согнувшись, медленно», – вспоминает Иван Иванович.

Два года он пробыл в Ленин­граде, до полного снятия блокады 27 января 1944 г. В его память тоже врезались очереди за продовольствием. Правда, люди были уже не такие ожесточённые, как в воспоминаниях Юлии Рязановой. Однажды он оказался возле магазина, очередники приветливо предложили солдату пройти вперёд. Не пошёл. Глядя на измождённых людей, ему стыдно было даже подумать о том, чтобы пройти без очереди. Тогда его, 20-летнего парнишку, поразило множество беременных женщин в очереди. Позже ленинградец растолковал юноше, что это последствия постоянного голода: человек превращается в ходячий скелет с большим животом.

Случаи воровства еды бывали даже среди военных. Будучи командиром, Иван Иванович однажды влепил пощёчину сержанту – тот съел кашу своего подчинённого. «Года два назад получил письмо от этого сержанта. Он стал полковником, писал: «Товарищ командир, мне та ваша оплеуха очень помогла в жизни». Самое страшное на войне – не бомбы, не снаряды и не пули, а голод. Если от пули или снаряда можно укрыться в землянке, за углом, в траншее, то от голода никуда не спрятаться», – уверяет ветеран, прошедший войну от Ленинграда до Берлина.

Выставка «Ленинград. 900 дней мужества»

Поддержка и память

Во время войны в наши края попали 350 тыс. ленинградцев: взрослые работали на заводах, дети переживали беду в безопасности. Сейчас в Кузбассе живут 194 блокадника.

О региональных льготах для бывших блокадников нам рассказали в областном департаменте социальной защиты. Ежегодно по 1500 руб. получают те, кто награждён медалью «За оборону Ленинграда» и знаком «Жителю блокадного Ленинграда» (199 человек на начало 2020 г.). Блокадникам предоставляется ежемесячная региональная доплата к пенсии – 750-770 руб. Также есть льготы на оплату жилья, зубные протезы и слуховые аппараты, на проезд внутри региона и прочее.

Во многих городах Кузбасса существуют мемориалы в память о блокаде Ленинграда. В Новокузнецке на бульваре Героев табличка: «В 1942 г. Сталинск принял 300 детей блокадного Ленинграда». Она появилась в 1997 г. по инициативе Юлии Рязановой. В 2018 г. в Кемерове на Лениградском проспекте была установлена трогательная скульптура: женщина обнимает прижавшихся к ней мальчика и девочку. Она символизирует область, принявшую в годы войны ребятишек (15 детских домов были эвакуированы в Кузбасс). А в Прокопьевске, в Зенковском парке есть памятное место, созданное руками маленьких ленинградцев. Перед возвращением домой в 1945 г. они высадили 11 сосен в форме разорванного блокадного кольца.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах