aif.ru counter
524

В шаге от кровопролития. Ветеран спецслужб - о борьбе с терроризмом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15 12/04/2017
Тренировки для ФСБ - дело обычное, ведь тяжело в учении - легко в бою.
Тренировки для ФСБ - дело обычное, ведь тяжело в учении - легко в бою. © / Пресс-служба УФСБ России по Кемеровской области

Александр ДОБРЫНИН, ветеран федеральной службы безопасности, 60 лет отдавший обеспечению безопасности граждан, убеждён, что терроризм – это зло, с которым нужно бороться всем миром, как это было в СССР. Корреспондент «АиФ – Кузбасс» спросила, какие методы хороши в такой борьбе.

«Домашняя» бомба

Анна Городкова, «АиФ – Кузбасс»: Александр Васильевич, для любой бомбы нужна взрывчатка. И если она пропала в одном месте, то при должном уровне контроля можно установить, куда она отправилась. Так где террористы берут взрывчатку «незаметно»?

Александр Добрынин

Александр Добрынин: Каналы распространения существуют различные. Действительно, если украли взрывчатку или её составляющую в одном месте (на заводе, шахте), начинается поиск человека, который мог её украсть. К примеру, на кузбасских шахтах периодически пропадала селитра. Обычно её воруют рыбаки, чтобы глушить рыбу. Если мешок просто теряли, мы находили его тут же на шахте. Если украли, искали (даже несколько лет), пока не закроем сигнал.

Также взрывчатку люди делают сами (особенно это доступно сейчас, когда все схемы и инструкции можно найти в Интернете). Однажды в середине 80-х гг. мне сообщили, что взорвали будку связи на железной дороге в районе Белово и Киселёвска. За 18 дней мы нашли преступников. Они украли на шахте 25 метров детонирующего шнура, взрывчатку и батарейку. А ведь сначала хотели, как выяснилось на допросах, подорвать мост! Но без какой бы то ни было идеи, просто из хулиганских побуждений.

Силовые же структуры поиском террористов занимаются постоянно: они вскрывают планы экстремистских групп, отдельных лиц в Кузбассе и пресекают их. Постоянно пресекают каналы незаконного оборота оружия. Как это происходит? Успех оперативной работы правоохранителей зиждется на превосходстве мышления. Очень важно обыграть противника. С нами работает весь народ. Мы получаем информацию из разных источников. Допустим, узнали, что мальчишка стал приносить домой какие-то детали: бачок, трубы, порошок и до двух ночи что-то мастерит у себя дома. Он сразу попадает в поле зрения органов службы безопасности: мы начинаем беседовать с его друзьями, соседями по дому… Так и выясняется, конструирует он, к примеру, машину или делает бомбу.

В Кузбассе часто находят схроны с оружием. Это и эхо Великой Отечественной, и отголоски «лихих» 90-х.
В Кузбассе часто находят схроны с оружием. Это и эхо Великой Отечественной, и отголоски «лихих» 90-х. Фото: Пресс-служба УФСБ России по Кемеровской области

– С кем боролись силовики в СССР и с кем борются сейчас?

– Из-за того, что резко увеличилось число анонимных телефонных диверсионных и террористических угроз, мы вместе с администрацией области стали тщательнее и успешнее искать анонимов и беседовать с ними. Сейчас сотрудники УФСБ сосредоточены на поиске незаконных вооружённых, радикальных религиозных формирований, общественных объединений, которые хотят изменить конституционный строй РФ (в СССР больше защищали не людей, а партию). По этим линиям борьбы в Кузбассе мы обнаружили организацию, которая состояла из граждан одной из бывших наших азиатских республик. Главу осудили за публичные призывы поддержать исламистов в Сирии.

В советское время особое внимание органы госбезопасности уделяли чеченским сепаратистам, которые могли развязать гражданскую войну, что и случилось после прихода к власти Бориса Ельцина. Именно они представляли главную угрозу. Московские власти ожидали, что кровь польётся по всей России и начнётся война, как ни странно, с Кузбасса (шахтёры тогда уже бастовали из-за нехватки мыла). Без нашего согласия в Кемерово направили группу «Альфа» – специальное подразделение комитета госбезопасности. Но наше руководство не позволило им выйти на площадь и начать кровопролитие.

Порох не утаишь

– На каком этапе обезвреживают террористов? Прослушивают их телефоны, ловят на проходных в зданиях, метро и аэропортах?

– Наша задача – как можно раньше обнаружить террориста или экстремиста. Никто просто так не слушает телефонные разговоры - это запрещено законом. Но сотрудники служб безопасности проверяют все секты (недавно закрыли секту свидетелей Иеговы), следят за режимными предприятиями, метро и аэропортами. С этой системой многие граждане давно знакомы. Например, на заводе «Прогресс» когда-то стояла войсковая часть. Военные обеспечивали пропуск на предприятие и следили, чтобы на завод никто ничего не принёс и не вынес. Теперь отчасти этим занимается и вневедомственная, и частная охрана.

– Но если раньше досмотр касался только работников режимных предприятий, то сейчас тебя могут обыскать где угодно. Заходишь, например, в госучреждение, частную фирму или спортзал с паспортом, с пропуском, а охранник просит показать содержимое сумки. Разве это законно? А если там нижнее бельё или ещё что-то, что не хочется показывать посторонним? Как проверка сумки соотносится с борьбой с терроризмом?

– Охранник отвечает за безопасность на вверенном ему посту, поэтому он имеет полное право проверить сумку. Террористы тоже предъявляют документы, но, как правило, не свои, а поддельные. Поэтому не нужно смущаться или пытаться спорить с охранником – это дополнительная мера безопасности, а не любопытство.

– Как вы считаете, может ли террористов интересовать Кузбасс как объект для очередной акции устрашения? Ни для кого не секрет, что теракты в основном происходят в крупных городах.

– Кузбасс всегда интересовал и сейчас интересует террористов, ведь у нас много оружия и предприятий, которые выпускают взрывчатку. Около 35% населения Кузбасса в прошлом судимые, которых легче уговорить на совершение преступления и подкупить. Но серьёзных происшествий в нашей области не было последние 25 лет. Я считаю, что это результат качественной и грамотной работы сотрудников служб безопасности.

Как автобус захватили?

– Вы сами с 1981 по 1991 годы были начальником контртеррористического отдела и неоднократно участвовали в спецоперациях. В 1979 году, например, двое молодых парней захватили автобус по пути из Междуреченска в Кемерово и убили одного из пассажиров. Это был единственный акт терроризма в Кузбассе?

– В 1979 году Василий Бизунов, студент СГПТУ, и Михаил Шиманаев, учащийся школы рабочей молодёжи, в поисках лёгкой жизни решили захватить в аэропорту Новокузнецка самолёт и улететь из СССР без паспортов и разрешения властей. Примерно в 18.50 они с оружием и взрывчаткой захватили рейсовый автобус «Икарус-255» «Междуреченск - Кемерово» с 43 пассажирами, угрожая его взорвать. Один мужчина пытался пресечь преступление, но Бизунов убил его из обреза.

О происшествии доложили в дежурную службу КГБ СССР, и на место сразу выехала следственно-оперативная группа. Захватчики принудили водителя подъехать к гостинице аэропорта, откуда отправили администрации письменное требование дать им вертолёт для вылета во Владивосток, а затем в Японию, иначе они взорвут заложников. Надо сказать, вели себя преступники очень дерзко. Поэтому их было решено уничтожить.

Около 35% населения Кузбасса в прошлом судимые, которых легче уговорить на совершение преступления и подкупить.

В 22.30 вертолёт террористам предоставили. В кабину пилотов сел сотрудник уголовного розыска, переодетый в форму лётчика. Он должен был убить захватчиков из пистолета. Первым со взрывчаткой входил Шиманаев, затем зашли заложники, последним был Бизунов. Нервы у милиционера не выдержали, и он, не дожидаясь посадки последнего, начал стрелять по Шиманаеву. Его напарник бросился бежать с обрезом в руках, но его поймали.

Потом мы установили, что ружья Шиманаев взял у отца, а «взрывчатку» Бизунов сделал из мины и гранаты (пугал людей макетами) – он получил десять лет колонии строгого режима.

Подобный захват – не единственный в области. В 1998 году ещё один хулиган брал в заложники пассажиров автобуса и тоже требовал самолёт и крупную сумму денег. К счастью, тогда никто не пострадал.

Досье
Александр Добрынин родился в 1936 году в с. Анновка Курской области. Учился на плотника в школе фабрично-заводского обучения в Ленинграде, затем окончил индустриальный техникум трудовых резервов, высшую партийную школу при ЦК КПСС. С 1975 года служил в КГБ СССР. В настоящее время председатель общественной ветеранской организации пенсионеров УФСБ по Кемеровской области.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах