863

Зачем идти в армию? Военный – о Льве Толстом, кадетах и личном примере

Анна Иванова / АиФ

Юрий Алябьев 25 лет отдал воинской службе. Настоящий полковник, он служил на Дальнем Востоке в 1970-х, в пору крайнего обострения взаимоотношений с Китаем, воевал в Афганистане, участвовал в ликвидации аварии в Чернобыле. Жители юга Кузбасса знают его как автора и ведущего патриотической программы на местном телеканале.

Накануне Дня защитника Отечества военный рассказал о том, кого и от чего сегодня нужно защищать.

Ботаникам не место?

Анна Иванова, «АиФ в Кузбассе»: Юрий Павлович, несмотря на все перемены к лучшему, которые произошли в армии за последние годы, скепсис по отношению к срочной службе сохраняется. Многие рассуждают: «Зачем в армию идти? Там из тебя дурака сделают, который только и умеет, что маршировать да траву красить перед начальством». Зачем в армию идти? Чему там научат?

Юрий Алябьев: Некоторые говорят, мол, зачем ходить в армию – за год там сделают из тебя дурака. Есть в армии место и время для чтения хорошей литературы, музыки, кино?

– Я на эти слова обычно привожу в пример Льва Толстого: его никто не заставлял идти в армию, а он бросил университет, два года воевал на Кавказе, потом ещё три года в Севастополе. И после того, как ушёл в запас, стал великим, мирового уровня писателем и мыслителем. И таких примеров масса: после службы люди становились выдающимися изобретателями, врачами, поэтами. То есть армия не отупляет человека, не делает из него дурака, а закаляет в нём мужика.

- Срок службы сократился до года. Считается, что это более привлекательно - дедовщина не успеет развиться. Год - это правильное решение? Стало больше желающих послужить?

– На ежегодных военно-полевых сборах среди десятиклассников мы проводим опросы, обычно в них участвуют человек 200-300. На вопрос, собираешься ли ты служить в армии, в 2008 г. 62,5% школьников ответили утвердительно, в 2018 г. – уже 45%, а в 2019 г. и вовсе было 27,5% желающих пойти в армию.

Я, как и многие офицеры, считаю, что год – это мало. Это временное поветрие и нехорошее. Если половина солдат в роте только пришла, а вторая половина уже рисует дембельский альбом – это не солдатская семья, а проходной двор. И я очень сочувствую нынешним офицерам ротного звена: по сроку службы они не способны создать семью, поэтому теряется азарт. Да и сами отслужившие ребята-десантники рассказывали: «Ну что этот год? Мы всего по пять раз прыгнули с парашютом – даже почувствовать не успели!»

– Известный комик Руслан Белый, сам профессиональный военный, как-то сказал в интервью, что армия – не для всех. Может, действительно, пусть смелые, здоровые, выносливые, умеющие постоять за себя ребята идут в армию, а маменькиным сынкам и ботаникам лучше на альтернативную службу идти? Что даст им армия, кроме насмешек и унижений?

– А в жизни разве иначе? В ней сильные не встречаются со слабыми? Или мы хотим японский путь повторить? Там сотни тысяч молодых людей живут, не выходя из дома, всё заказывают по Интернету: от еды и одежды до, простите, интимных услуг. Или ещё пример: в новогоднюю ночь 2016 г. в старинном немецком Кёльне больше тысячи молодых немок подверглись нападениям мигрантов, и при этом никто из этих ближневосточных мачо не попал ни в морг, ни в санчасть. Как это характеризует немецких мужиков? Где они были, когда их женщин насиловали?

Мужчина – это сила. А если силы в мужиках нет, такая страна, народ обречены, рано или поздно. Вот с чем мы, ветераны воинской службы, пытаемся бороться и не допустить в нашу страну! Ведь что такое родина? Это мама, папа, одноклассница, подружка, и их нужно уметь защищать в первую очередь. Мужчина должен расти хозяином в доме, во дворе, в городе, в стране.

Конечно, нынешние тощие неспортивные пацаны, которые ничего тяжелее компьютерной мышки и банки с пивом не держали, боятся оторваться от тёплой постели, отдельного клозета, маминой кухни и оказаться в незнакомой среде, где каждое движение на виду 24 часа в сутки. Пусть всего год мальчишка проведёт в армии. Так он хотя бы немного пройдёт школу жизни в мужском коллективе, оставит свой смарт¬фон и увидит, что есть другой мир. У него появится чувство патриотизма, ответственности – ему же потом жить, создавать семью и созидать страну.

Юрий Алябьев воевал в Афганистане, участвовал в ликвидации аварии в Чернобыле.
Юрий Алябьев (крайний справа - прим. ред.) воевал в Афганистане, участвовал в ликвидации аварии в Чернобыле. Фото: Из личного архива Юрия Алябьева

- Есть мнение, что призывать «зелёных» мальчишек не надо - пусть воюют профессионалы. Вы как к относитесь к службе по контракту?

- Считаю, контрактная служба должна быть ограничена такими специальностями, которыми нельзя овладеть за время срочной службы. В частности, сложными специальностями, требующими высокого многосоставного мастерства, которое надо наращивать постоянно. Или, например, дорогущую технику 18-летнему мальчишке не доверишь. А остальное – автоматы, пулемёты, управление автомобилями – вполне годится для срочников.

Число контрактников в армии, считаю, должно быть не более 30-35%. Остальные – те люди, которые должны быть подготовленными воинами вне зависимости от своих профессиональных устремлений. Ведь как говорил величайший полководец Георгий Жуков, при всей сложности современной техники, победу на поле боя одерживают сильные духом и крепкие телом воины.

А мыслитель Никколо Макиавелли писал, что в Древнем Риме не было профессиональных воинов, поэтому в армии не было негодных людей. Согласен: если научить человека только шашкой махать или стрелять, то из него получится негодный человек. Поэтому ни в коем случае нельзя переводить всю армию на контракт.

Рисовал пушкой конверт

- Юрий Павлович, вы помните свои первые впечатления об армии? Что тогда понравилось, а что шокировало?

- В 1961 г. моего отца призвали в армию, и мы с мамой и младшим братом поехали за ним в Туркмению. Я был восхищён армейской жизнью! Кругом пески, грязь, убогая кишлачная житуха. И посреди этого стоит воинский гарнизон. Красивые сильные мужики! Вечером на спортплощадку нам, пацанам, было не попасть. Взрослые занимались на турниках, брусьях, и мы на маленький турник в очередь выстраивались, за ними повторяли.

Ещё помню настоящий боевой танк, приспособленный для учёбы. К пушке был приделан карандаш, перед ней крепился лист бумаги – надо нарисовать конверт. Я садился на место наводчика и вручную крутил маховики, которые двигали пушку в горизонтальном и вертикальном направлении. Это был такой кайф!

Через три года наша семья вернулась в Новокузнецк. Я здесь окончил школу и поехал поступать в Новосибирское общевойсковое военно-политическое училище. Так в 17 лет я очутился в казарме. Подъём в семь утра, зарядка, построение, завтрак, занятия – и так четыре года. В 2011 г. я ездил туда на юбилей выпуска. Нашёл свою кровать – стоит на том же месте, аккуратно заправленная. В общем, понюхал воздух своей юности.

- Может, имеет смысл устраивать для школьников экскурсии в казармы?

- Это было бы очень хорошо. Нельзя, чтобы армия была за забором, как тюрьма. В тюрьму экскурсии не нужны, а в армию – непременно.

- А для родителей экскурсии нужны? Мамы волнуются, в каких условиях служат их дети, чем питаются, где спят…

- Как офицер я отношусь к этому отрицательно. Когда армию превращают в детский сад, тогда надо привезти маму и показать, что его сынка тут не обижают и голодом не морят. А если мы воина готовим, а не маменькина сынка, то: «Мама, до свидания, а ты пошёл служить, какой есть». Нечего там делать родителям.

Дамы – отдельно

– По вашему мнению, что нужно сделать, чтобы вырастали не маменькины сынки, а защитники Отечества?

– Считаю, многие корни проблемы кроются в нашем образовании. Мужчин надо вернуть в школу! Офицер запаса, командовавший взводом, ротой, батальоном несколько лет уже состоялся как педагог в не меньшей мере, чем учитель – выпускник педвуза. В наших школах ОБЖ и начальное военное образование преподают в основном женщины. Необходим переход от НВО к НВП (начальной военной подготовке), которую может вести только мужчина, прошедший школу армейской службы.

При нынешнем «дамодержавии» мы воинов не воспитаем. Простой пример: с 2018 г. наши новокузнецкие ветераны войн нашли спонсоров и купили гражданский вариант автомата Калашникова, чтобы на военно-полевых сборах старшеклассники могли пороху понюхать и пострелять. Договорились со стрельбищем. Всё совершенно бесплатно! Ждём. Но до стрельбища доехали двести человек из восьмисот. А в 2019 г. и вовсе сто! Причина в том, что директора-дамы не пожелали везти туда школьников. Некоторые даже не посчитали нужным объявить мальчишкам, что будут стрельбы.

Возмущает также убогость и ущербность содержания учебников истории. На величайшую Сталинградскую битву в современном учебнике отведена «целая» страница, 10 строк – контрнаступлению и 4 строчки – значению битвы. Это не просто фальсификация, а предательство.

Научить трудиться можно только личным примером.
Научить трудиться можно только личным примером. Фото: Из личного архива Юрия Алябьева

- Сегодня в редком городе нет кадетских классов. Конкурсы в кадетское училище - аж по восемь человек на место (так было в Кемерове)! Как считаете, это дань моде или сигнал о том, что общество начинает возвращаться к традициям?

- Это жестокая необходимость. Она в том, чтобы воспитывать парней отдельно от девушек, как будущих защитников - и семьи, и жены, и детей, и страны. Гендерный момент в воспитании нельзя игнорировать. Мне понравилось, как в Курске устроено: в 2013 г., во время моей поездки туда, в 400-тысячном городе было 400 кадетских классов! Отдельный курс начальной военной подготовки, физкультура отдельно от девочек. Я считаю, если в старших классах девушки и юноши учатся вместе, то это впустую потраченное время: в 17 лет, сидя за соседними партами, они друг другом интересуются, а не формулами, которые «Мариванна» на доске пишет.

Помню, в военное училище мы, школьники-отличники, шли по конкурсу, а суворовцев брали без конкурса даже с тройками. Справедливо? Нет. Так я думал до 1 сентября. А когда мы пошли на общеобразовательные предметы, я увидел: суворовец нисколько не умнее меня, но запас усвоенных знаний у него намного больше, потому что он не отвлекался на сидящую рядом красавицу-ровесницу, а педагог мог в чисто мужском коллективе приструнить жёстко, по-армейски. Так что раздельное обучение – огромное преимущество кадетских корпусов, и его стоило бы постепенно внедрять в школах, как это делают в Коми, в Ставрополье, в Москве и в некоторых регионах Сибири.

– Как сегодня воспитать мальчишку, чтобы, придя в армию, он не был шокирован солдатским бытом и жизнью по уставу?

– Приучать к труду. Ведь во многом мальчишки боятся армии из-за того, что ничего не умеют делать своими руками. А научить трудиться можно только личным примером. В воспитании я всю жизнь придерживаюсь принципа своего тренера по боксу: не «делай так, как я сказал», а «делай, как я».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах